Style-Selector (Beta)  WAP  RSS 
+81
 
Текущее время: 19 авг 2019, 00:47

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Новая темаКомментировать  [ Сообщений: 7 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Священные Узы
Новое сообщениеДобавлено: 02 мар 2018, 16:01 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2016, 04:28
Сообщения: 27
Cпасибо сказано: 0
Спасибо получено:
23 раз в 9 сообщениях
Страна: Россия
Баллы репутации:

- Знаете, почему она мне дорога? Ну, конечно не знаете. Это вообще-то трудно выразить одним словом. Много странных причин на это есть. Нет, ну и обычные, конечно, причины имеются. Мы уже вместе… ну, официально, четыре с половиной года. С хвостиком. Мы очень привыкли друг к другу. И мне очень трудно просто представить, что её не будет рядом.
Да, ещё… стыдно сказать, но она мне нужна ещё и просто потому, что мне в принципе нужна жена. Она заботилась о нашем доме. Она готовила… Я сам, не очень в этом хорош. Нет, вот если надо телевизор настроить, или что-то из электроники барахлило – тут я да, я хорош. Ну, и тяжёлая работа, физическая – тоже на мне была, когда я бывал дома. Но в остальном… Я просто не могу представить, как я буду без неё. В бытовом плане, понимаете?
Я много могу о ней рассказать. Она не плохой человек. Я даже сейчас не могу её ненавидеть. И она важна для меня. Очень важна.
Понимаете, я был, проблемным студентом. Именно студентом, а не подростком. Подростком я был тихим, незаметным. А когда пошёл в универ, вот тут началось. Просто понимаете, школа – она подавляет. Там тебя преследует ощущение, что у тебя нет выбора, и ты что-то должен, обязан… С высшим образованием такого не было. «Ты тут потому что ты захотел тут быть» – так это выглядело. Нет, там тоже перегибов хватало, но всё-таки, дышалось свободно. Ну и я чуток перебрал этой свободы. И стал бунтовать.
И бунтовать не против родителей, или преподов. Нет, я замахнулся на большее. Начитался умных книжек, и решил, что весь мир неправильный, и надо срочно его переделать. И не просто решил, а начал переделывать. Ну, мне так казалось. Я полез в то, что тогда называл «Политикой». Сейчас это я так назвать могу разве что с сарказмом.
У меня никогда не было чёткой идеологии, и потому, за три года своих мытарств, я побывал в самых разных компаниях. Был кружок либеральной молодёжи, который только и мог языком чесать. Были коммунисты, и старые, и молодые. Даже довольно таки националистически настроенные ребята были. Совсем националистически, если вы понимаете, о чём я.
Знаете, почему меня так кидало? Потому что все они, во что-то верили, хотели что-то поменять, хотели с чем-то бороться. Но не всегда у них это получалось. У либеральной молодёжи борьба не заходила дальше споров внутри собственного узкого круга. Они только и мечтали о том, как закончат универ, и пойдут делать большие дела. А ребята националистических взглядов.... Они действительно боролись. Но методы их вызывали отвращение. Да и потом, они слишком часто прикрывались своими идеями, ради самого насилия. А я… Я не терплю его, это насилие, в такой открытой форме. То есть одно дело, закидать кого-то тухлыми яйцами – это да, это забавно, особенно если человек этого заслужил. Но избивать… особенно за то, что тот какой-то не такой значок надел… Ладно, я стараюсь этого не вспоминать. С тех пор я с теми ребятами никогда не общался.
Короче, кидало меня от одних к другим. Не было у меня, так сказать, политического стержня. Сперва, я участвовал в митингах всяких, потом в акциях покруче. Но, в конце концов, занесло меня. Я… ну, мне всего этого казалось мало. Мне хотелось сделать что-то крутое, что-то, о чём бы все услышали, что вдохновит или напугает людей. Была неделя, когда я на полном серьёзе рассчитывал забросать одного из министров тухлыми яйцами. Всё равно какого, просто забросать. Или, взорвать что-нибудь. Но только чтобы люди не пострадали. Просто, чтобы что-то показать. Не знаю сейчас, что именно, и вообще, это было бредом сивой кобылы.
Но кто знает, может я бы сделал что-то безрассудное, и сломал себе жизнь, если бы не встретил её. Она очень приземлённой была. Серьёзной, умной, но приземлённой. Хотя, может и не была. То есть я замечал и за собой, и за другими… Когда человек влюбляется, он всё преувеличивает. Она лишь немного интересовалась моими убеждениями, если подумать. А я всё раздул, решил, что она всё лучше меня знает….
В общем, мы стали встречаться. А потом жить вместе. А три года назад, мы поженились. И я до сих пор думаю, что меня это спасло. Не знаю, где бы я был без неё. Но с ней, я успокоился. Стал жить реальной жизнью, а не в мечтах о великом подвиге. Закончил учёбу, которую прилично запустил за три бунтарских года. Устроился на работу. Потом нашёл работу получше. Она даже на ребёнка намекала, пару раз, но как-то дальше смутных планов всё не зашло.
Я что хочу сказать…. Она, в своём роде, спасла меня. И я люблю её за это. Но… почему она меня бросила? Да потому что ей со мной было скучно. Но ведь это из-за неё я стал таким скучным унылым домоседом! Хотя, не только. Вообще, как всё это сложно. Почему нельзя такие вещи просто объяснить? Вот тут я виноват, вот тут она. И всё ясно.
Мы никогда не сорились. То есть вообще, дальше споров о том, что посмотреть и что есть на ужин, у нас конфликты не заходили. При этом, она вообще-то человек очень даже конфликтный. Она плохо ладит с людьми, вечно пытается им что-то навязать, всем управлять. Но не мне, и не со мной. И это заставляло меня чувствовать, что я для неё особенный. Может, именно этого чувства ей не хватало? Но она всегда хотела свободы. Всегда говорила о ней. Знаете, забавно, я совсем не хотел её в чём-то ограничивать. Может, поэтому она решила, что не нужна мне? Она ведь мне не скажет теперь. Она просто пришла, и заявила, что полюбила другого. Что мы разводимся, и она уезжает с ним во Владивосток. Ну, если ей не хватало приключений, пусть едет. Я уже всё равно ничего не мог сделать.
Забавно, как я ценю её, эту чужую свободу. А своей легко пожертвовал. Ради неё, я стал унылым высерком, с пятидневной рабочей неделей, и без высоких целей. Привязал себя к ней. Но чуть что могло её ограничить – так я сразу себя отдёргивал.
Кстати, среди моих прошлых знакомых, так сказать, по бурной юности, я лучше всего ладил с анархистами. Я и сейчас с некоторыми общаюсь. Один из них мне порекомендовал ваши услуги. Они неплохие ребята. Ну, во всяком случае, думающая их часть.
То есть понимаете, везде… вообще везде… были фанатики. С ними вообще невозможно разговаривать, и не только когда дело политических убеждений касается. Есть обычные ребята. Есть какие-то компанейские парни, которым просто тусовка нравится. Так везде было, и, наверное, есть до сих пор.
Но были такие, кто был умён, начитан и спокоен. Готов спорить, защищать свои убеждения. И убеждения их не только из лозунгов состояли, они реально что-то имели под собой. Такие были и среди националистов, и среди анархистом, и коммунистов… Но почему-то с анархистами я поладил лучше всего. С некоторыми я до сих пор общаюсь. И деньги им даю, немного, на их акции. Не агрессивные, а мирные. «Еда вместо бомб», например.
Ну ладно, я, наверное, просто устал говорить. Мне казалось, что выговорюсь – и станет легче. Но нет, не становится. Понимаете, я привык жить спокойно. Контролировать свою жизнь. А тут всё рушится. Наверное, когда она уедет, мне станет легче. Это трудно, видеть её дома каждый день. Спать на диване… Секс меня не парит. Знаете, я никогда особенно не гнушался сам себе помочь, да и она тоже. У нас с этим всё было просто.
Наверное, мне пора прекращать говорить. Я просто подожду, когда она уедет. Мы просто ждём срок, когда нас оформят. Мы уже обо всём договорились. Ей достанется машина, которую я ей купил. Себе я оставлю наши, не очень богатые сбережения.

Всё кончено. Развод состоялся. Имущество мы поделили, как и планировали. Ей – машина. Мне – сбережения. Машина стоила дороже, но это было полгода назад, а сейчас она уже Б/У, и так дорого её не продашь. Забавно, выходя из загса, и наблюдая, как моя бывшая жена садится в машину, и навсегда уезжает от меня, я мог думать только о том, что она и её любовник увезли с собой. Они не стали ждать. Только развелись – и сразу на восток. Через всю Сибирь… На её машине, забитой барахлом. Он – парень не богатый. Ну, наверное, по меркам Владивостока, он, примерно, на одном со мной уровне дохода. Но он – врач. И это довольно престижно. А я… у моей должности даже названия нет, я просто «Специалист».
Пусть себе едут, может, через пару недель, доедут. Хорошо то, что жена из-за такого отъезда, не вывезла к чертям вообще всю нашу мебель. За квартиру я не беспокоился, она моим родителями принадлежала, а наследство при разводе не делится. А вот часть мебели мы купили уже в браке.
Нет, ну в её меркантильности я даже не сомневаюсь. Она выгребла самое ценное. Наверняка и то прихватило, что вообще-то только моё. Надо оценить, что да как, когда приду домой. Я, как с ней договорился…. За два дня до даты, я немножко съехал, чтобы она и её любовник могли собрать вещи. Она не заставляла меня, просто из-за того, что он там всё равно бы крутился, мне не хотелось находиться дома. Так что я пару дней пожил в гостинице. И сейчас пришла пора возвращаться. Оценить ущерб, так сказать.
Я стрельнул у прохожего сигарету, и закурил. Курил я только в особых случаях. За всю жизнь, я выкурил сигарет десять только. Три из них – когда умерла мать. Ещё четыре – когда вслед за ней отправился отец. Так что это была одиннадцатая. И если так считать, лишь пятый достаточно важный случай в моей жизни.

Дом выглядел опустевшим. Она не так много и забрала, но без этих мелких деталей, моя, ранее уютная квартирка, стала похожа на унылую холостятскую берлогу. Забавные фигурки, что украшали полочки, исчезли. Занавески в зале, несколько картин и зеркал.
Квартира, доставшаяся мне после смерти родителей, находится в одном непримечательном районе, на окраине Москвы. Работа примерно там же, в двух станциях метро. Пожалуй, я самую малость, завидую жене…. Бывшей жене, которая за свою поездку увидит много всякого необычного. Но сам я не очень большой любитель путешествий. Так что…
Хватит! Хватит думать о ней. Надо оценить степень ущерба…

А ущерба было не так уж и много. То есть она забрала много всего такого, что было на виду, и это бросалось в глаза, но ничего действительно ценного, она не экспроприировала. Телевизор и компьютер были на месте. Вообще, ничего из электроники она не взяла, кроме своей сугубо личной: смартфона, ноутбука и планшета. В ванной, на кухне… всё тоже было на месте. Может, я даже чуточку переоценил её меркантильность? А нет… В шкафу, в шкатулке, где лежали старые драгоценности моей мамы, их почти не оказалось. Ну, честно говоря, я сам ей однажды сказал, что она может их носить, но в собственность как бы не передавал. Хотя, чёрт с ними. Ну, выручил бы я за них тысяч десять, выживу без них.
Удивило меня то, что наша спальная казалась вообще не тронутой, и до сих пор какой-то очень обжитой. На её туалетном столике, всё также стоял, пусть и очевидно поредевший, набор косметики. Рядом с большим зеркалом, стояло маленькое, на подставке. Лежала даже коробочка со средствами личной гигиены, которую она часто там забывала, и за что я её, не слишком злобно, ругал. Она выгребла лишь самое необходимое. Как впрочем, и из ящиков этого своего столика. Они опустели где-то наполовину. Я не стал досконально всё оценивать, но теперь я всё чётче понимал, что она выбирала вещи по трём признакам:
Те, что ей будут нужны, и нужны скоро.
Те, что ей важны и очень нравятся.
Те, что очень ценные, и оставлять их она не захотела.
Вполне в её духе. Хотя, надо сказать, ценных то вещей она немного оставила. И это смущало.
А когда я открыл её шкаф, я удивился ещё больше. Здоровенный такой шкаф, до самого потолка, всегда ломился от её одежды. И даже сейчас, её тут было столько, что трудно сосчитать. То есть, если присмотреться, то вся одежда, которую я привык на ней видеть, была на месте. Даже в загс она пришла в новой. Может, она решила, что в такой будет слишком холодно там, на Дальнем Востоке? Да нет, зимняя тоже на месте. Может, она решила оставить позади всё прошлое? Ну, в этом есть смысл, но зачем тогда было шторы, и всякую мелочёвку забирать? Хотя, скорее всего, она просто вывезла то что подороже, поновее, и главное – ей лично больше всего нравится. Она оставило кучу всего, потому что машина легковая, и много туда не загрузишь. Она оставила кучу своей одежды….
И тут, мои мысли приняли совсем другое направление. Ведь размер у нас, если задуматься….


- Я делал это в детстве. Лет, наверное, в шесть, я впервые сделал это, случайно. Мы тогда только переехали на новую квартиру, и на ней был бардак. Я проснулся – а никого дома нет. Отец работал, мама ушла по делам ненадолго. Ну, я бодрым таким ребёнком был, вскочил сразу, и побежал одеваться. И носил я тогда колготки дома. Обычные такие, детские. Но их нигде не было. Ну, я и надел те, что мне попались. Мамины. Я тогда этому вообще не придал значения. Ну да, они были мамины… и что? Потом пришла мама. Посмеялась, немного поругала меня. Объяснила, что так нельзя, и её колготки – это её колготки, и мальчики такое не носят, как и юбки. С юбками пример мне хорошо объяснил всё. С ними как-то очевиднее для меня было. Папе про мою выходку мы ничего не сказали. Хотя, наверняка мама потом, через пару лет, что-то взболтнула. Он в одно лето, как-то очень уж усердно занялся моим мужским воспитанием. Учил руками работать, даже в поход взял на несколько ночей. Да, наверняка взболтнула. Мой старик до таких вещей чувствителен был. Очень переживал, например, когда я в школе не мог хулиганам сдачи дать.
Второй раз это было уже в десять. Хотя нет, вру. Мне всё ещё девять было. В мае, накануне моего дня рождения. Я вот даже не знаю точно, в чём было дело. Я сидел один дома. Смотрел что-то по телевизору. И, видимо, увидел что-то такое… Чёрт, не придумать бы только…. Кажется, это был клип. Довольно старой исполнительницы. И она там была в таком платьице… у мамы было такое же. Ну, и я подумал, что будет забавно.
Ладно, может, не ровно так всё было. Я просто хочу сказать, что не терзали меня долго мысли, и вообще я о таком не думал, до того, как надел это платье. А потом, как-то втянулся. Важно для меня это стало. Оставаясь один, я ненадолго надевал мамины вещи. А потом, когда встал чуть взрослее, мои переодевания стали, не такими невинными.
И я не могу сказать, что я делал это, тогда, чтобы возбудится. И возбуждался я и без переодеваний. Они, наверное, как-то сильнее всё делали, не знаю. Эстетику прибавляли что ли. То есть понимаете, одно дело – рукоблудствовать в засранном туалете, и другое - в спальне, на шёлковых простынях.
Ну а к пятнадцати, я перестал переодеваться. Это потребовало некоторых усилий воли, поначалу, но моё тело понемногу менялось. Волосы там росли в разных местах. И я как-то всё меньше хотел примерить мамины вещи. К выпускному, я даже если бы решил, всё равно не смог бы их надеть, они стали мне малы.
А когда пошёл в универ, я вообще забыл о своём увлечении. Мне ведь предстояло судьбы мира решать. Ну и во время своей семейной жизни, тоже о нём не вспоминал. Нет, то есть я чётко помнил – что да, было в детстве. И к одежде своей супруги был куда внимательнее, чем большинство мужей. Ну, я так думаю. Но всё-таки, у меня не было мысли надеть что-то.
Но тут я осознал, в какой ситуации оказался. Я один дома. Жены – нет. Родителей – нет. В моём доме – куча женских вещей. Полный набор женской одежды, да ещё и схожего со мной размера. Это был соблазн, который я не смог преодолеть. Всё что я держал в себе почти десять лет, туда выплеснулось.

Я перебирал вещи. Вытаскивал юбки и блузочки, и аккуратно убирал их назад. Мне хотелось надеть что-то особенное. Что-то такое, что идеально подойдёт лично мне. Стоп! Мне сейчас ничего не подойдёт. Надо привести себя в порядок. А заодно, прочувствовать момент. Годами, женские вещи окружали меня. И я сейчас кое-что попробую.
Я стал наливать себе горячую ванну, и добавил туда её пену, специальную из набора женской косметики. На крючок повесил её синий махровый халат, банный. Достал новый, неоткрытый набор нижнего белья. И полез в ящики её туалетного столика. На сей раз, я искал кое-что конкретное. И быстро нашёл. Моя благоверная… бывшая благоверная, страдала от довольно высокой (для женщин) волосатости ног, и ей очень часто приходилось их удалять. Свой эпилятор она забрала. А вот кое-что другое оставила. Бритву, восковые полоски… Ну и крема для тела, я тоже взял.
Немного полежав в пенной ванне, как это любила делать она, я вымылся её специальным мылом. Побрился во всех возможных местах. С особым тщанием выбрил лицо. Намазался её кремом для кожи. И отдельно, очень тщательно, вымыл голову. И на женский манер, повязал на голову полотенце.
Ну, вообще так не только женщины делают, но для меня это было важным. Я, лет с восемнадцать, ношу волосы средней длины. Они никогда не дорастали до плеч, но всегда были несколько длиннее стандартных мужских. И на такие волосы, обычный мужчина бы не стал такое полотенце наматывать. А я сейчас – стал.
Пока голова сохла, я в специально халате прошёл в спальную, и вновь залез в шкаф. У меня глаза разбегались от выбора. И всё-таки, надо было выбрать что-то одно. Здесь и сейчас, что-то идеально мне подходящее.
А подходило мне многое, но не идеально. Я снял халат, и осмотрел себя. Моё тело никогда не было выражено мужским. Ни широких плечей, ни могучих мышц. Но всё-таки, я был мужчиной. Кадык, у меня выпирал не так сильно, а вот размер ноги был больше, чем у женщин (хотя,… наверное, есть и женщины с большой ступнёй). Ну, и между ног у меня было не женственно всё. И груди не было. Да и вообще, в целом, это было мужское тело. Тонкое, может где-то даже изящное, но мужское. Не было в нём той округлости, той аккуратности, что была у моей бывшей жены, за которую, я её любил, если говорить о низменном смысле слова «любовь». Ну и грудь, да. У неё был третий размер. Ну ничего, мне не привыкать, сделаю подкладку в бюстгальтер. Уже не в первый раз. Я ведь носил мамины вещи с детства, а у мамы моей был не меньше пятого.
Мне нужно что-то длинное. Что-то, что скроет мои ноги. А вот руки – можно открытыми оставить. Они у меня достаточно тонкие. И я выбрал.
Вслед за халатом, я снял полотенце, вытер волосы, и немного подсушил их феном. Потом надел на себя нижнее бельё. Обычное такое, белое бельё. Женское, гладенькое, но без рюшек и других украшений. Потом сделал подкладки в бюстгальтер. Дальше были колготки. Я открыл новую пачку телесного цвета колготок на сорок ден, и аккуратно, с трепетом, надел их на себя. Я умею это делать правильно, ещё в детстве научился.
После, пошла уже сама одежда. Наверх я надел водолазку. Обычную чёрную водолазку, чьи тонкие рукава изящно облегали, а моя, пусть даже искусственная грудь, с ней создавала (для меня точно) впечатление, что у меня есть талия. Вниз я надел длинную синюю юбку. Довольно обычную, умеренно свободную. До пола она не доставала сантиметров десять, и это было хорошо. Я не хотел её испачкать.
Мне очень хотелось надеть что-то из женской обуви, но это было невозможно – размеры не сопоставимы. Так что я просто надел свои тапочки. Они всё равно были не женские и не мужские. Обычные такие тапочки, в клетку.
Немного подумав, я добавил к комплекту синий жакет без рукавов. Вот теперь, всё было вообще супер. И я направился к туалетному столику.
Для начала, надо было привести в порядок мои волосы. Я неплохо заботился о них, но теперь надо не просто расчесать их. Нужна причёска. И к счастью, я знаю одну такую. И резиночки нужные остались… По большому счёту, я просто собрал волосы сзади, и сделал из них небольшой хвостик. А передние правильно расчесал. Получилось неплохо, но… жутко неудобно. И я решил, что и так как обычно – неплохо. Мои волосы были достаточно длинными, чтобы сойти за женские. Вместо того, чтобы делать какие-то изуверства, я просто взял ободок, и убрал их немного назад. Вот теперь получилось точно по-женски.
Косметика! Стоит ли её использовать? После отъезда бывшей супруги, её осталось очень много. Она забрала только самое ценное, из элитного набора. С одеждой я не сомневался. С волосами – тоже. Но вот косметика… начнём с того, что я ей просто не умею пользоваться. Вот вообще никак. Примерно представляю, что делать, но…. Нет, лучше не надо. Тем более, вдруг кто-то придёт… Хотя кто? Бывшая жена? Так она уехала. И кстати, забрала с собой ключ от дома, забыла отдать, сменить замки потом надо будет. Вдруг, она что-то забыла и вернётся? Скинуть одежду можно более-менее быстро, а вот смыть косметику… тут не очень. Но нет, это ерунда. Назад она не вернётся, не в её стиле. В конце концов, я её неплохо успел узнать за эти годы. Она даже в обычное время терпеть не могла возвращаться домой, если уже вышла. А уж сейчас…
В конце концов, я накрасил губы. Очень аккуратно, розовой, не очень заметной помадой. Я видел, как жена это делает, и попытался скопировать. Вышло ничего. Немного вытереть лишнее пришлось, а так, очень даже ничего. Больше красить ничего не стал – решил, что выйдет плохо.

И вот, я одет как женщина, выгляжу как женщина. Это так волнующе, это так приятно.… Даже слегка возбуждающе, хотя это где-то на заднем плане теряется. В общем, всё круто. Вопрос в том, что мне теперь делать? У меня впереди было ещё пять свободных дней, я отпуск из-за мороки с разводом взял. Мне явно надо будет прибраться. Съездить купить занавески (без них зала вообще страшно выглядела). Но это всё надо делать не в таком наряде. А в нём.… Ну, для начала, я попью чай. Посижу, посмотрю в интернете магазины с занавесками.
Очень аккуратно, стараясь не испачкать одежду, я сделал себе чай с бутербродами. И засел за компьютер. И как-то затянуло меня, немного. Я вообще много времени за ним проводил (как впрочем, и жена, за своим ноутбуком), и на сей раз, как обычно, залип. Сперва магазины. Потом ещё какая-то штука… потом ролики на ютубе.… И так часа на три. Вот так оно у меня и бывает. И думаю, не только у меня.
Я бы, наверное, ещё дольше сидел, но на четвёртом часу, у меня голова разболелась. И что странно, я только тогда вспомнил, что вообще-то сижу в одежде, не совсем моему полу подобающей. Как-то это естественно очень было, и когда смёёшься над роликом очередным – не важно. А голова разболелась сильно. Я выпил таблетку, и пошёл полежать. Спать я не рассчитывал, просто хотел, чтобы голова прошла. Рассчитывал я или нет, но уснул.

И разбудил меня звук, который мне, сперва, показался обыденным. Потом, через пару секунд, я осознал, что он, вообще-то, фактически невозможен. Ну а потом, я присел так быстро, что у меня потемнело в глазах, и я едва не упал опять. Ибо разбудил меня щелчок, с которым открывается входная дверь. Кто-то вошёл в квартиру.
- Эй, Никита, ты дома? – услышал я знакомый голос, но сразу кому он принадлежал, не сообразил. Я, пытался встать на ноги, но с непривычки, ноги сильно путались в юбке, и вставать не желали.
Стоило мне побороть юбку, встать и сделать один шаг, как я застыл на месте. Ибо в эту секунду, дверь отварилась, и в комнату вошла особа, которую я ну никак не ожидал увидеть. Звали эту особу Алла.

- Понимаете, ведь когда начинаешь встречаться с человеком, ты волей-неволей вынужден общаться с его окружением. Или с её. У моей бывшей не было множество друзей, или какой-то сплочённой компании. Но было несколько подруг, с которыми у неё неплохо получалось поладить. Алла была как бы лучшей из них. Лучшей, с точки зрения моей экс-супруги. С моей точки зрения – худшей.
Остальные подруги были просто фоном. Она иногда с ними встречалась, и я бывал на их днях рождения, но в целом, в нашу жизнь они не лезли. В мою – точно нет. А вот Алла мне немало крови попортила.
И не из-за того что она вредная такая, или навязчивая. Ну, последнее тоже, но не в этом дело. Просто, у неё вечно всё не слава богу. В личной жизни, в основном. Ну и она вечно ходила к нам за помощью. А один раз даже пару дней у нас жила, когда от парня своего сбежала. Очень раздражало это.
Но всё-таки, не скажу, что она прямо неприятный человек, во всяком случае, в общении со мной, она довольно вежливой была всегда. Но на самом деле, я о ней самой мало что знаю. Только то, что видел сам, и немного того, что рассказала бывшая жена.
Она младше меня на год. Довольно приятной внешности, может немного сбросить вес, ей бы не мешало. Хотя, это придирки, у неё довольно здоровая комплекция. Одевается скромно, а ведёт себя – не очень. Она интересна тем, что любит временами привлекать к себе внимание, но в целом весьма закрыта. Я пару раз говорил с ней, и говорил серьёзно, но она как-то не очень шла на общение. Но всегда была вежливой. Отстранённой она была, вот что!
В общем, не ожидал я её увидеть. Ну и когда она меня заметила, тут началось. Я – чуть в обморок не падаю, благо внешность в тот момент подходящая. Она – удивляется. Сперва, приняла меня за бывшую мою. «Улька, ты не уехала?» - спрашивает. А потом свет включает, и понимает, что нет. Лицо – не её. И волосы у нас тоже разные, она постоянно в блондинку красилась, а я – натуральный шатен.
Тут, понимает она, кто это в юбке стоит. А я шатаюсь, перед глазами всё плывёт. Ну, думаю, пипец теперь, извиняюсь за выражение. Я не очень много ругаюсь, но тогда именно так и подумал.
Она, вестимо, спрашивает, какого фига? Я, чуть очухавшись, придумываю всякую ересь. Про то, что одежда там грязная, что по жене скучаю, что это недоразумение. В общем, она не поверила. Не идиотка ведь. Ну и пришлось мне объяснить…

- Никита, ты… ты гей, да?
- Какой я тебе гей?
- Ну, ты носишь….
- Я не гей. Я как бы с Ульяной несколько лет прожил.
- Скажи, если это правда. Я не буду осуждать.
- Да нет! То есть… ну, чёрт, да ерунда это.
- Тогда, зачем ты переодеваешься?
- Ну, это трудно объяснить.
- Пожалуйста, расскажи мне. Только…
- Только?
- Переоденься, ладно?
Ну, я и переоделся. И рассказал ей немного об этом своём увлечении. А она, знай, продолжала спрашивать:
- Ты точно не гей?
- Да задолбала уже! Да какая тебе разница?
Он не ответила. И тут осенила меня странная мысль. Я взглянул на большой рюкзак, за её спиной.
- Это что? – спросил я её.
- Улька сказала, что я могу её вещи забрать.
- Да, но рюкзак полный. А ты только вошла.
- Ну… я кое-что тебе принесла.
- И что?
Она достала из рюкзака несколько пластиковых коробочек. Пищевых контейнеров, наполненных едой.
- Я решила, что тебе приятно будет…
Ну, и у кого после этого останутся сомнения?
- Ты… ты решила ко мне подкатить? К бывшему мужу лучшей подруги? Прямо в день развода?
Она немного помолчала. А потом выдала:
- Да ну её нахер, подругу эту. Он нас обоих бросила.
- Ну, с тобой она не разводилась.
- Ага, только уехала всё равно.
- Да уж, тебе без неё будет тяжко. Но по поводу подката, я угадал? Я что, правда тебе нравлюсь?
- Ну…
- Ну?
- Просто… понимаешь, я завидовала Ульяне, что у неё ты есть.
- Я что, так хорош?
Она опять замолчала. И лицо её стало очень болезненным.
- Браку вашему я завидовала, – сказала она.
- Да уж, нашла чему завидовать.
Хотя, я её понимаю. То есть я может и не идеальный муж, но вполне нормально себя проявлял. А у неё в личной жизни было много всего… не очень хорошего.
- Я решила, вдруг у нас что получится. Я бы хорошей женой была, – сказала она.
По поводу этого у меня были сомнения.
- Я просто хотела понять, что и как. Ну, понимаешь… тебе ведь тоже тяжело. Никита,… а ты что думаешь?
- О чём?
- О нас.
Я помотал головой и вздохнул.
- Я думаю, нас никаких нет.
- Но тебе ведь тяжело будет одному.
- Будет. Алла, я скажу тебе прямо… Ты меня довольно сильно утомила, за время моего с Ульяной брака.
- Чем?
- А ты не догадываешься?
- Ну…
- Значит, понимаешь. Я ведь тоже слышал, а иногда и наблюдал, какая ты, в отношениях. Я не думаю, что у нас что-то получилось бы.
- А что со мной не так?
- Это вопрос на миллион. Я точно не знаю. Просто ты, толи слишком многого ждёшь, толи ещё чего…. Тебе самой виднее, почему у тебя так складывается.
- Потому что я не очень умею мужиков выбирать. Я думала, с тобой так не будет.
- Может быть. Ну, теперь ты видишь, что я не идеальный.
- Ты про вещи Улькины?
- Ну да.
- Напряг, конечно. Но я бы пережила. Мне кажется, что пережила бы.
Я покачал головой.
- Не думаю.
- Ну, может, мы попробуем?
- Алла, ну честное слово, ты совсем рехнулась?
- Я что, страшная? Толстая?
- Вот кстати, начинается.
- Что начинается? Что со мной не так?
- Да именно это и не так. Ты начинаешь обижаться, конфликт разводить… Нормальная ты девушка. Симпатичная даже. Но мы характерами не сойдёмся.
- А если попробуем?
- То я повешусь.
- Не смешно, между прочим.
- А я и не смеюсь. Мне после развода ещё только срачей постоянных не хватало.
- Но одному тебе будет тяжело.
- Об этом я даже не спорю.
- А если…
- Что? Что если?
- А если мы вместе жить будем?
- Ты вообще поехала?
- Нет, ну реально. Тебе без жены тяжело будет. Баба в доме всегда нужна.
- Баба?
- Ну, женщина. Жена.
- Не начинай опять…
- В общем, давай я немного с тобой поживу. Ничего такого.
- Я так и поверил.
- Нет, правда, если ты не захочешь, ничего не будет.
- И ты устроишь срачь ещё и из-за этого.
- Ты меня в любой момент выгнать можешь.
- Слушай….
Говорил я, а потом задумался. Нет, об отношениях с ней я особенно не думал, ибо отлично представлял, чем они кончатся. Я думал о том, что одному мне реально трудно будет. Я уже себе довольно печальную картину нарисовал, а ведь многого мог не учесть…
- Хорошо.
- Правда?
- Быстро я согласился, да?
- Да.
- Но только ряд условий.
- Согласна.
- Ты вначале выслушай. Для начала, ты берёшь на себя готовку и уборку. Пока живёшь здесь, это на тебе.
- Я не против.
- На продукты я тебе денег буду давать, но это – мои деньги. Не вздумай их на что-то другое тратить.
- Я, знаешь ли, и сама зарабатываю.
- Ага. И я хочу, чтобы ты поняла, что между нами ничего нет. И не будет, скорее всего.
- А может…
- Не может. Просто, хочу расставить точки. Я это делаю, чтобы себе жизнь упростить. Начнёшь усложнять – уйдёшь, окей?
- Хорошо. Друзей то мне водить можно?
- Только если предупредишь заранее, ну и в рамках разумного. Рамки, зная тебя, мы ещё обсудим досконально.
- Ты прямо как папочка суровый.
- Не нравится, я не заставляю.
- Да нет, прикольно даже.
- И ещё…. Ты ведь не собиралась никому говорить, о том, что я делал тут?
- Нет. Зачем?
- Ну, если расскажешь – сразу вылетишь.
- Я догадалась.
- И ещё… я продолжу это делать.
- Серьёзно? Но зачем?
- Я же объяснил. Мне это нравится. Если тебя это не устраивает…
- Да нет… я всё равно хочу попробовать. Знаешь, я всегда думала, как бы всё сложилось, если бы ты не Ульку, а меня встретил.
- Если бы мы так влюбились тогда, поверь, ничем хорошим это бы не кончилось.
- Из-за меня?
- Да больше из-за меня. Ладно, если договорились, можешь переезжать. Спать будешь в зале, на диване. Спальная – моя. Надо будет перестановку сделать.
- Слушай… а ты, правда, не гей?
- Да твою же мать!
- Просто хочу точно знать, что есть хоть маленький шанс.
- Не думаю, что он есть, но нет. Чёрт, да Ульяна тебе наверняка про наш секс рассказывала всё.
- Да не особенно.
- Ну, про то что он был, она упоминала?
- Да.
- Так, ещё одно условие. Слово «Гей» в отношении меня отныне запрещается в этой квартире.
- Скучный ты.
- Сюрприз! Привыкай.

Квартира, что досталась мне по наследству от родителей, состояла из пяти элементов. Небольшой коридор, он же холл. Большая зала – комната шесть на три метра примерно, в которой находилась большая часть шкафов, вещей, и прочей техники. Спальня, куда более скромных размеров. Санузел. Совместный. Ну и разумеется, кухня.
По понятным причинам, я не мог отвести своей гостье отдельную комнату, так что я сделал небольшую перестановку. По итогу, туалетный столик оказался в зале, а мой стол с компьютером – в спальне. На этом, перестановка в основном и закончилась.
Алла переехала следующим утром. Попросила одного своего знакомого помочь с вещами. Ну, мебель свою она, разумеется, не перевозила, просто обычные, бытовые вещи. Одежда там, и прочие мелочи, всего несколько коробок. Я смотрел, на то, как они их таскают, и всё думал, какого чёрта я это сделал. Ну, надеюсь, она хотя бы готовить умеет.
Закончив с переездом, Алла тут же завалилась спать на диван. Оказалось, что она почти всю ночь вещи собирала. Я, кстати, даже не знаю, жила ли она до этого с матерью, или снимала где чего… Надо уточнить, чтобы знать, как быстро она съедет, если я решу её выселить.
Ну а для начала, испытаем её на прочность.

Проснувшись к вечеру, и зайдя ко мне в комнату, Алла обнаружила меня за компьютером. В женской одежде. На сей раз, я не очень привередничал в выборе. Просто надел первое попавшееся платье, и колготки. Услышав, что она вошла, я сразу обернулся. Очень мне хотелось выражение её лица увидеть.
Надо отдать ей должное. Ни капли негатива на её лице не было. Только лёгкое удивление.
- Ты опять, да?
- Да, а что?
- Да нет, ничего. Что на ужин хочешь?
- Не знаю. А что ты готовить умеешь?
- Я много чего умею. Давай, рассказывай, что ты любишь.
- Мясо.
- А ещё?
- Картошку.
- А какое именно мясо?
- Не знаю. Любое.
- Мне надо знать, что готовить.
- А там не богатый выбор, в морозилке только кусок говядины лежит, его размораживать ещё придётся
Она кивнула и ушла. А я вернулся к своим делам.

- Я вот очень удивляюсь, как нормально я всё это воспринял. Уход жены, то что со мной дома живёт девушка, которая меня раздражает, но при этом ждёт от меня каких-то отношений. То, что я по дому в женской одежде хожу. Как-то, очень быстро нормой для меня всё стало. Наверное, характер у меня такой. Я всё пытаюсь устаканить, всё привести к обычному состоянию. И всё необычное делаю обычным.
Я целую неделю так прожил, и что вы думаете? Да ничего особенного. Просидел за компьютером оставшийся отпуск. Иногда в женской одежде, иногда в мужской. Ел, что Алла готовила. С ней самой как-то особо не общался. Потом на работу вышел, и вот… Всё в норме. Словно и не было у меня никогда жены. Словно всегда я жил с какой-то малознакомой девушкой, с которой нас кроме общего знакомства ничего не связывает. Со мной что-то не так. Разве должен человек так быстро привыкать? Разве не должен я по жене скучать? А я уже не скучаю. Первые пару дней – да, было. А теперь уже нет. Я ведь с ней прожил вместе очень долго. Да что со мной не так?
Алла, кстати, на редкость хорошо вписалась. Может, чувствует, что меня лучше пока не трогать. Занимается домом. Занавески в залу купила, мягких игрушек везде понаставила. Не знал, что у неё такая к ним любовь. Ну, хотя бы в зале вновь приятно находится. Готовит она неплохо. Вкусно, хотя что-то не так в её еде. То есть не что-то неизвестное, я знаю, что не так. Она готовит, чтобы минимум калорий было, я у неё спросил. Ну, за весом она так следит, типа. Вообще, может оно и к лучшему. Моя мама от повышенного холестерина страдала, а я не очень хочу.
Знаете, что меня больше всего бесит? То, что переодевание для меня тоже нормой стало. Когда я делал это в детстве, это было… ну… тайна… даже таинство какое-то. Запретный плод прямо… И когда в день развода я в первый раз на себя надел всё, тоже было волшебно. А теперь… мне чуть приятнее так ходить, но… я не знаю, чего-то мне не хватает. Может, это от того что я больше так не готовился? Ну, знаете, побрить себя везде, натереться кремами… Я просто надеваю одежду, и убираю волосы назад. Надо бы попробовать.

Обычно, я не сижу в ванной, я просто принимаю душ. Это от силы минут десять занимает. И, когда я, после работы, решил вновь поотмокать в ванной, это не на шутку встревожило Аллу. Она три раза стучалась, чтобы выяснить, что всё в порядке. На третий раз, она постучалась совсем не вовремя, ибо я в этот момент сбривал волосы на задней части бедра, и довольно сильно порезался, от резкого звука.
- Хватит стучать, достала! – решил я на сей раз не церемониться.
На сей раз, я сразу помыл голову, и вышел из ванной с полотенцем на голове. Прямо напротив двери, меня ждала Алла.
- Ты чего, совсем того? – спросил я у неё.
- Просто, ты очень долго.
- Мылся я.
- Я испугалась, мало ли…
- Чего? Ты что, думала, я там вены себе резать буду?
- Нет… - сказала она, очень неискреннее.
- Хватит! Я просто себя в порядок приводил.
Она внимательно осмотрела меня. В халате и с полотенцем на голове, вид у меня был довольно женственным.
- Ты хорошо выглядишь, – сказала она.
- Неужели? Это ты вместо того чтобы геем меня назвать так говоришь?
- Нет, я, правда, так думаю. Ты… знаешь…
- Что?
- Ну…. я… думаю, что тебе это занятие подходит.
- Переодевания?
- Да. То есть не тебе… Ну просто, пусть это лучше уж кто-то вроде тебя делает, чем пузатый урод, вроде моего бывшего.
- Он был пузатым?
- Ещё каким. Показать фотку?
- Может потом. То есть… тебе это нравится?
- Ну…
- Алла, серьёзно, как ты к этому относишься?
Она замолчала и ушла. Кажется, это первая пташка, первая мелочь из гиганского вороха её проблем, из-за которых она вечно со всеми парнями ругается. Будь я её парнем, в этой ситуации у меня было бы только два выбора. Проигнорировать – и получить потом за это на орехи. Или пойти за ней, и выяснять, чем это я, урод такой, её так расстроил. Но я её парнем не был, и потакать ей не собирался, так что я просто пошёл в свою комнату.
На сей раз, я опять очень тщательно подошёл к выбору, и несколько минут копался в шкафу. В конечном счёте, я вновь достал ту водолазку, но на сей раз, выбрал другую юбку. Зелённую юбку-карандаш чуть ниже колен. Довольно узкую, надо заметить, юбку. Я надел нижнее бельё, надел колготки и выбранный наряд, и вышел в зал, чтобы взять фен, и за туалетным столиком привести в порядок колоссы.
Там я наткнулся на сидящую в задумчивости Аллу. Она поглядела на меня и сказал:
- Нет.
- Что нет? – озадаченно спросил я.
- Мне не нравятся твои переодевания. Но если хочешь, я тебе с ними помогу.
- Зачем?
- Просто… я, почему задумалась, ты ведь можешь красиво выглядеть. Не с мужской точки зрения, а как женщина.
- И тебе этого хочется?
- Этого, хочется тебе, разве нет?
- Пожалуй, да.
- Тогда пошли.
- Куда? – опешил я.
- Подберём тебе одежду. Чёрная водолазка с зелёной юбкой вообще не сочетаются.
- Ну, пойдём.
Мы пришли в спальную, и она закопалась с головой в шкаф. Через минуту, она вытащила на свет блузку.
- Чёрные цвета хорошо сочетаются с зелёным, если зеленый тоже тёмного оттенка. А вот яркий оттенок, как эта юбка, лучше носить с чем-нибудь посветлее. На, надевай.
Я надел бежевую блузку. Красивую, с рукавами до локтей.
- Вот, теперь посмотри, как хорошо смотрится.
Я взглянул в зеркало. Да, смотрелось определённо лучше. И ещё, цвет блузки как-то очень хорошо сочетался с цветом колготок.
- Спасибо. Ты хорошо в этом разбираешься.
- Да брось, я просто немного модные журналы читаю иногда, и сайты. Пошли, займемся твоими волосами.
Она усадила меня на стул перед туалетным столиком, и придирчиво осмотрела.
- Стричь не будем?
- Ты стричь умеешь?
- Не очень, но могу попробовать.
- Нет, лучше не надо. На работе заметить могут.
- Ну, подровнять немного можно? У тебя концы секутся, кстати.
- Подровнять можно. Просто… ну, понимаешь, без палева чтобы.
- Понимаю.
- Тогда сейчас….
Я высушил голову феном и отдал свою шевелюру ей на растерзание. В конце концов, если всё будет совсем плохо, я просто постригусь налысо. Может и не эстетично, но я могу себе это позволить.
Она несколько минут расчёсывала мне волосы. Потом обернула меня тряпкой, как в парикмахерской, и принялась щёлкать ножницами. Потом сбежала. Я посмотрел на пол, усеянный множеством мелких ошмётков волос. Хорошая всё-таки штука линолеум, удобная для уборки. Если бы был ковёр – это было бы проблемой. Хотя, как бы, не моей. Уборка сейчас на Алле. Она, кстати, быстро вернулась, и принялась брызгать мне на голову вонючим спреем. В котором, без труда, угадывался лак для волос.
- Всё, готово, – сказала она.
- Круто! – не удержался я, увидев отражение.
И в самом деле, моя причёска стала абсолютно, на все 100% женской. Волосы выглядели необычайно хаотично, но это было ложное ощущение, это было частью причёски. Мне приходилось видеть нечто подобное, но я не думал, что увижу её у себя на голове.
- Хорошо. Это называется Каскад. Ну, один из видов.
- Алла, кстати, а где ты работаешь?
- А тебе Ульяна не рассказывала?
- Только что в центре где-то, и всё.
- В салоне красоты. Только я там не ресепшене сижу. Администратор я.
- Ты там всему этому научилась?
- Да нет, говорю, по журналам.
- И стричь?
- Нет, это уже на курсах. Правда я их бросила быстро. Ну что, продолжим?
- Что продолжим?
- Ты ведь хочешь настоящей красоткой себя почувствовать, да?
- Ну… да.
- Тогда следующий этап – косметика. Женщины без неё никуда.
- Только чтобы…
- Я знаю, до завтра всё смоем, не переживай.
И вот моё лицо тоже изменилось. На веки легли тени, на ресницы – тушь. Лицо было замазано тональным кремом, а губы – помадой. Я смотрел на себя в зеркало и не мог узнать. Кое-какие мужские черты угадывались, но в целом… Случайный прохожий бы не узнал во мне мужчину.
- Красотка, да? – спросила, улыбаясь, Алла.
- Ещё какая! – присвистнул я.
Ну, объективно, красоткой меня назвать трудно было. Я выглядел женственно, даже симпатично, но всё-таки, не идеал далеко. Лицо, даже с косметикой, казалось немного грубоватым. Ему не хватало мягкости очертаний.
- Чем теперь хочешь занять? – спросила Алла.
Я встал, и аккуратно, чтобы не испортить причёску, почесал затылок.
- Чаю хочу, – заявил я, и отправился на кухню, ставит свой чайник.
Когда вернулся, Алла вновь стояла напротив двери, и на этот раз, меня этим слегка напугала. Она покачала головой.
- Нет, ну кто так делает! Зачем такую юбку носить, и так ходить?
- Ты о чём.
- Я, Никита, о походке. Ты ведь себя хочешь красоткой почувствовать? Тогда и ходи как полагается.
- Это как?
- Я покажу. От бедра.
Она прошествовала по залу изящной женской походкой.
- Попробуй.
Я попробовал, Не получилось.
- Я от тебя не отстану! Давай, ещё. Ноги прямее ставь. Задницей, не бойся вилять. Изящнее.
Минут десять заняло, чтобы я прошёлся так, как её устроило.
- Вот, так нормально! – заявила она, после очередного захода. – Научится не так трудно, а вот постоянно так ходить – это труднее. Но в такой юбке, это прямо очень важно. Она узкая.
- Ульяна так никогда не ходила, – заявил я.
И в самом деле, типично женственной походки я у своей благоверной бывшей, никогда не наблюдал. Она была по-своему изящной, но не от бедра.
- Улька никогда не понимала, как это важно. И как она….
Видимо, Алла хотела что-то про мужиков сказать, но вовремя замолчала. А я вспомнил про чайник, и побежал к нему.
- Эй, походка! – крикнула мне Алла вслед. – И мне тоже сделай, если не трудно. Без сахара.
Неся чай в зал, я старался идти так, как меня учили. Тяжеловато было, но готов поспорить, отлично смотрелось со стороны.
Пока мы пили чай, Алла объясняла мне по поводу цветов в одежде. Я слушал в пол уха.
- Тебе не интересно? – спросила она, немного обижено.
- Нет, интересно, просто… непривычно так.
- Что именно?
- Ну, что я вот так сижу. Что кто-то не только знает об этом, но и мне помогает. Зачем тебе это? Ведь не ради меня.
- Почему? Я ведь говорила, что ты мне нравишься.
- Но ты говорила это обо мне, в чётко определённом смысле, да?
- Ну да.
- И такой наряд в этот смысл не вписывается?
- Да, наверное.
- Так в чём дело?
Она обиженно замолчала. И чай мы допивали уже в тишине.
Вскоре, я вернулся в свой мужской вид. Был уже поздний вечер, а утром нужно было на работу. Так что, я смысл с себя косметику, ещё раз помыл голову, и пошёл спать.
Когда я уже почти уснул, неожиданно в комнату вошла Алла. Я, как это ни странно, испугался. Мне сразу подумалось, что она хочет попытаться меня соблазнить. А я знаю, и читал и слышал от знакомых, что такие ситуации кончаются либо сексом, либо серьёзными размолвками. Ну а секс… я не очень хотел его, но даже если бы хотел, срач бы потом всё равно последовал. Ибо, как говорил один мой приятель-анархист, пытаясь в своё время развеять мои сомнения по поводу серьёзности намерений Ульяны: «Для женщин секса без отношений не бывает».
Но нет, Алла была одета в обычный свой домашний костюм, и вообще была не шипко романтично настроена.
- Извини, – сказала она, и ушла.
Ну, тут я не выдержал. Напялив штаны, я пошёл за ней.
- За что ты извиняешься? – спросил я, зайдя к ней в зал.
- Я тебе не ответила.
- Так не надо извиняться, просто ответь.
- Ты не думаешь, что я тебе трахаю мозг?
- Немного.
- Все мои парни так говорили.
- Ну, я могу их понять. Но я понимаю, что это часть характера.
- Вот именно! Не могу я просто так взять, и такое сказать?
- Какое?
- Ну, признаться. Понимаешь, я решила, что если помогу тебе, то ты бросишь переодеваться.
- Эм, в смысле?
- Ну, если тебе так хочется женщиной себя почувствовать, то надо тебе это дать, и тебе хватит, и ты перестанешь. Не сработало?
- Это какая-то глупая затея.
- Знаю. Не понимаю, почему я так подумала.
- Да ладно, в любом случае, мне понравилось.
- Правда?
- Ну да, это куда прикольнее, чем просто шмотки напялить, как я обычно делаю.
- Я рада. И я всегда к твоим услугам.
- Серьёзно?
- Ну да. Просто, с тех пор как я переехала, мы почти не общаемся.
- Алла, ты не забыла? У нас нет никаких отношений.
- Знаю, но, мне как-то скучно. Одиноко. А тут мы столько времени вместе провели. Тебе было скучно?
- Нет, говорю, было приятно. Я не против повторить.
- Правда?
- Ну да. Может, научишь меня делать макияж?
- О, это я могу!
- Договорились.

На следующий день, после работы, я вновь пошёл в ванную. На сей раз ничего выбривать не стал, но всё равно много времени в ней провёл. Потом, вместе с Аллой, я стал копаться в шкафу. Это было чем-то похоже на сцены… не помню точно, толи из фильма, толи из клипа… Видел я такое. Две девушки в магазине. Одна сидит, и смотрит, как другая примеряет наряды. И одобрительно кивает. И всё это – под весёлую такую, девчачью музыку.
Правда у нас музыки не было, да и наряды я не мерил, а показывал ей. А она всё больше браковала. Например, оказалось, что носить зелёную кофточку с бежевой юбкой – это плохая идея. Хотя если поменять цвета местам – хорошая. Я не очень понимал… Но доверился её вкусу. В конце концов, мы остановились на чёрном обтягивающем платье, средней длины, с длинными рукавами. Ульяна, кстати, любила это платье, и меня удивило, что она его с собой не взяла.
Потом опять причёска, правда, на этот раз чуть проще, и без подстригания. И вот – уроки макияжа. Правда, самые базовые. Алла, сперва, пыталась мне объяснить, как и почему подбирает цвета, но я осадил её, и попросил научить меня в принципе его накладывать. Цвета – это уже вторично.
Ну, учеником я оказался неплохим. Я вообще неплохо так умею учиться. Вот и научился. И вновь стал выглядеть как весьма симпатичная девушка.
Потом мы вновь попили чай. Но на сей раз, я не терзался вопросами. Алла, как и вчера, рассказывала мне про соответствие цветов, и на сей раз я слушал внимательно. Это было интересно, хотя рассказчица из неё была посредственная. Она иногда так увлекалась, что путалась в собственных словах.
Потом, она предложила мне померить серёжки. Я сказал, что у меня не проколоты уши, но она лишь посмеялась, и выдала мне клипсы, которые не нужно было вставлять в дырки. Они хорошо смотрелись.
Потом, она предложила мне сыграть в шахматы. Я, честно признаюсь, слегка удивился такому предложению. Но я согласился. Я не мастерский игрок, но в своё время дед мне дал пару уроков. А вот он играть умел, и умел очень неплохо. Даже в каких-то соревнования учувствовал, вроде, в советское время.
Правда для того чтобы поиграть, пришлось минут двадцать искать сами шахматы. Во время своего переезда, Ульяна (или её любовничек), умудрились загнать их в шкаф, в котором обычно хранилось только постельное бельё. Я даже думать не хочу, как это могло получиться….
И вот, разложили мы на столе шахматы, расставили фигуры. Сидим друг напротив друга. Алла играет белыми, но ходить не торопится.
- Ты хорошо играешь? – спросила она.
- Не очень плохо.
- Я вот хорошо играю.
Я покачал головой. Навыки её немного сомнения у меня вызывали.
- Не веришь?
- Сомневаюсь.
- Тогда давай ставки сделаем.
- Какие?
- Ну…. за каждый проигрыш, ты меня будешь целовать.
- Целовать?
- Ну да. Тебе противно будет?
- Нет, но… ты действительно хочешь, чтобы вот так….
- Да. Поцелуй не обязательно крепкий, но в губы. Согласен?
- Ладно, а если я выиграю?
- Ну, сыграем несколько партий. Если выиграешь хоть раз…. Я тебе кое-что подарю.
- Что?
- А ты увидишь, тебе понравится.
- Нет, так не пойдёт.
- Это связано с переодеваниями твоими.
- А… ну хорошо, сыграем.

Шесть партий мы успели сыграть! Шесть! И пять раз она победила. Два из них – вообще полный разгром. Шестой победил я, больше случайно. Она отвлеклась на телефон, и забыла про одну из моих пешек, которая прошла в дамки. Тут уже ей нечем оказалось бить. Я и подумать не могу, что она так играет. Это прямо смущает.
Проиграв в первый раз, я приготовился целовать её, но она меня остановила.
- Нет, ты вначале переоденься.
- Прямо сейчас?
- Ну, нет, вначале мы ещё сыграем. Буду копить поцелуи.
Вообще, тут мне женская одежда одновременно помогала и мешала. Мешала тем, что из-за неё я был каким-то очень уж довольным, и это мешало сосредоточиться. А помогала тем, что я не чувствовал себя дураком, проигрывая девушке раз за разом. Я стал догадываться, что это тоже могло быть причиной её несчастий. Что если она достаточно умна, чтобы заставить своего парня почувствовать себя идиотом? И ей не хватает прозорливости это скрывать. Наверное, что-то подобное и есть. Если бы мы с ней встречались, я бы почувствовал себя униженным. А может, и не умная она, а просто в шахматы хорошо играет. Не надо спешить с выводами.
Она очень удивилась, когда я выиграл шестой раунд. Даже как-то расстроилась.
- Ты странная,– сказал я ей.– Ты пять раз выигрывала. Тебе поцелуев мало? Или подарок жалко покупать?
- Не жалко. Просто… ну, получается, я тебе в этом потакаю.
- Ты меня и так учишь всему.
- Да, наверное. Зато, нам вместе весело.
- Что, теперь мне переодеваться?
- Ага.
Ну, я и переоделся. И пять раз поцеловал её. Это не было противно, даже капельку приятно, но… Я не испытывал к ней ничего. А она, на пятый раз, попыталась поцеловать меня в ответ. Но я не проявил интереса. И она ушла спать расстроенная.
Я подозревал, что нечто такое может случиться. Сколько бы я ей не говорил о том, что между нами ничего не будет, она уверена, что добьётся своего. И я, получается, просто использую её. Ну…. это как бы договор. Я получаю помощь по дому, и как оказалось, помощь в своём старом новом увлечении. А она – шанс меня соблазнить. Правда с непосредственными соблазнами у неё хватает ума не лезть пока.

- Знаете, кем я работаю? Ну, называется должность просто: «Специалист». А так, я работаю на заводе. Сижу в узкой коморке, с компьютером и несколькими приборами, слежу за давлением в котлах. Если надо – что-то переключаю. Если не получается что-то – звоню куда следует. В общем, это вся работа. Я мало с людьми там общаюсь, ко мне раза два-три в день заходят, не чаще.
И обычно, они со мной как разговаривают? «Привет. Сделай поменьше в пятом. Бывай". Вот так вот.
Я вот чего думаю. Я – замкнутый очень. Мне вот казалось, что я просто хочу, чтобы меня в покое оставили. А сейчас, как-то… Не знаю, мне кажется, я многое упускаю.
У меня нет настоящих друзей. С прежних времён остались приятели. Довольно много приятелей. Но я с ними очень редко общаюсь. Раз в месяц друг другу напишем. Раз в полгода соберёмся, пива попьём. И то, всегда меня коробит идти, если именно пиво пить. Я не очень люблю это дело.
Ну вот, а с тех пор как женился, я вообще ни с кем толком не познакомился. Может, жена права была? Я просто скучный.

Следующим вечером, меня ждал сюрприз. Алла, как и обещала, купила мне кое-что, что могло помочь в моих увлечениях. Туфли. Женские туфли моего размера. На широком устойчивом каблуке пяти сантиметров. Чёрные. С бантиком возле пальцев. Мысль примерить их так меня вдохновила, что я сразу побежал в ванную, готовиться.
К ним, мы с Аллой выбрали чёрные колготки, и чёрную же юбку, чуть выше колен, и бежевую блузку. Вновь она сделала мне причёску. Вновь накрасила меня. На сей раз, она попутно объясняла оба процесса.
После этого, мы вновь сели попить чай. Такая у нас традиция складывалась. На сей раз, Алла специально для этого купила вкусных пирожных. Подозрительно вкусных. Моих любимых эклеров, и ровно там, где мне они нравятся больше всего. И ещё…. Как она узнала мой размер ноги? Туфли сидят отлично.
- Ты общаешься с Ульяной? – спросил я у неё.
- Она звонила один раз. И я ей вчера звонила.
- А, ну это многое объясняет.
- Что объясняет?
- Да так… узнаёшь, что я люблю, чтобы меня соблазнять?
Алла улыбнулась, и пожала плечами. Ну, я-то не против. Что эклеры, что туфли – это всё классно. Только…
- Ты же ей не рассказала, что я делаю с её одеждой?
- Нет, конечно! Я сказала, что хочу тебе сюрприз сделать.
- Эм… Интересно, как она к этому относится.
- Ой, да она не против, что мы вместе.
- Ты ей сказал, что мы вместе?
- Да….
- То есть, что ты на время переехала, или что мы «вместе»?
- Я…
- То есть она думает, что у нас настолько прочные отношения, что мы живём вместе?
- Наверное, да.
- И она не против?
- Да нет же. Я, когда она мне о разводе сказала, предупредила, что буду… ну, что попытаюсь её заменить. Она мне удачи пожелала. А тебя это расстраивает?
- Нет, просто… Ладно, брось. Чем хочешь сегодня заняться?
- Мне тут Уляна рассказала, про два твоих увлечения.
- Это какие?
- Политика и поэзия.
- А… ну да.

- Про «политику» я помню, как её забыть? А вот что я очень любил читать и писать стихи – это забыл. Вот совершенно из головы вылетело. И ни одного стиха не осталось, все где-то потерялись. А ведь я Ульяне один написал, большой такой стих. Так странно, когда тебе напоминают про это ощущение. Я ведь их уже давно не читал даже. Чувствую себя прямо… Не то чтобы быдлом, просто… Оторванным от культуры.
Почему мне показалось странным, что Ульяна не против возможных моих отношений? Не знаю… Наверное, мне хочется, чтобы она хотя бы предполагала мысль о возвращении. Это значило бы, что я для неё был важен…. Как-то вот так вот.

- Ты письмо мое, милый, не комкай.
До конца его, друг, прочти.
Надоело мне быть незнакомкой,
Быть чужой на твоем пути…..
Алла читала стих Анны Ахматовой с выражением. Это было мне в новинку. Я знал, что есть такое занятие, со школы не слушал, как стихи читают. И в жизни не было такого, чтобы читали их конкретно мне. Она явно выбрала его с подтекстом. И, читала она его с таким выражением, что оно могло бы произвести впечатление. Но тут она две вещи не учла. Во-первых, со школы не очень люблю стихи Ахматовой. Кроме одного, от которого я в восторге, но это – не он. А во-вторых, не в том немного я виде был, чтобы прочувствовать посыл ко мне.
- Ну как?
- Чудесно. Теперь, моя очередь?
- Да. Выбирай любое и читай.
Я взял одну из книжек, которую не брал уже несколько лет. И, немного поискав, начал читать.
- Милая девушка, что ты колдуешь
Черным зрачком и плечом?
Так и меня ты, пожалуй, взволнуешь,
Только — я здесь ни при чем.
Знаю, что этой игрою опасной
Будешь ты многих пленять,
Что превратишься из женщины страстной
В умную нежную мать.
Но, испытавши судьбы перемены, —
Сколько блаженств и потерь! —
Вновь ты родишься из розовой пены
Точно такой, как теперь.

Что поделать, я не в восторге от акмеистов, и из серебряного века, предпочитаю символизм. Да, я ещё кое-что помню со школьного курса литературы.
Прочитал я не так выразительно. Но Алла прониклась, хотя, кажется, и не очень поняла, для чего я это выбрал.
- Ну, это о женственности. О женщинах.
- А, вот оно что. Я думала…
- Нет, я не о тебе.
- Хорошо. А то как-то отстранённо слишком.
- Ну да, он явно не сам собирался ей детей делать.
- Кто он?
- Это Блок, – потряс я книжкой.
- Давай ещё по стиху?
- Давай.
И мы продолжили. На сей раз, мы не очень подбирали, и пытались читать просто то, что нравится. Алла любила стихи Пушкина и Цветаевой. А я пытался разнообразнее подходить к делу. Хорошо, что от родителей осталась целая библиотека, советских ещё, книг.

Когда мы пошли по восьмому кругу, нас грубо прервали. Это был звонок в дверь. Мы замерли. На меня накатил приступ страха, но я упокоил себя, что это всего лишь какой-нибудь запоздалый продавец. Но нет, звонок повторился. Потом ещё раз. А потом, в дверь настойчиво постучали. Я посмотрел на часы. Было полчаса одиннадцатого, слишком поздно для случайных визитёров.
Алла встала с кресла, и пошла к двери. Я схватил её за руку. Она отмахнулась.
- Надо узнать кто это, иначе не уйдут, – сказала она.
Выйдя из залы, Алла спросила у человека за дверью, что ему надо. Ответа я не услышал. Она сказала, что я, то есть я – Никита, плохо себя чувствую. Опять был какой-то ответ. И она вернулась.
- Это соседка, – сказала Алла.
- Что ей?
- Я не знаю. Она что-то про старика несёт. Его, вроде как, в больницу забрали.
- Какого старика? А, я понял… А я здесь причём?
- Не знаю. Хочет с тобой поговорить.
- Наверное, Ульяна что-то пообещала ей.
- Что за старик?
- Да сосед сверху. У него никого не осталось, и со здоровьем плохо, вот они о нём и заботятся понемногу.
Я встал, и медленно (даже на низких каблуках мне было не очень легко ходить), дошёл до своей комнаты. Из кошелька я извлёк две тысячные бумажки.
- Скажи, что это от меня, но Ульяны больше нет, и пусть ко мне не лезут с этим. Я этого дедка терпеть не могу, он вечно ко мне придирался в детстве, и родителям всё рассказывал.
- Тогда, зачем денег давать?
- Так она иначе не уйдёт. Это толстушка такая, с пучком на голове?
- Пучок я видела через глазок.
- Точно не уйдёт. На, заплати ей. Я к ней ещё завтра загляну, выскажу все, что о ней и Ульяне думаю.
- А Ульяна тут… ладно, видимо, это что-то личное.
- Да ничего личного. Просто она решила, что может обещания за меня давать.
Алла ушла, и вскоре вернулась.
- Ну как, довольной осталась соседка?
- Ага. Посмотрела на меня так…
- Как?
- Ну, типа: «Ага, уже шлюха тут. Я всё про тебя знаю».
- Про это я ей тоже выскажу.
- Нет, про это не надо. Она ничего не сказал, просто взяла деньги и ушла.
- Спасибо не сказала?
- Нет.
- Старая корова!
- Ну, она ведь старичку помогает.
- Ага, потому что он с её отцом дружил. А я тут, каким боком? Ладно, хватит уже… Кстати, мы со стихами совсем про ужин забыли?
- Кто-то забыл, а я помню.
- Хм… что-то, что мне понравится?
- Разумеется.
Мы поели. И пришло время спать.

- На меня когда я спать ложился, странное чувство напало. Такое, знаете, не совсем неприятное, но какое-то очень унылое. Очень не хотелось мне снимать с себя одежду эту. То есть она и сама по себе мне нравилась, но… Я думал о том, что завтра я вновь буду обычным мужиком. Пойду на работу. Потом пойду ругаться к соседке. А этим вечером, я им не был. Всё было красиво. Всё было приятно. Стихи читали мы…
В общем, я решил, что на сей раз немного иначе поступлю. Я лёг спать в женских трусиках.

Соседке я всё высказал. Во всех, мельчайших подробностях, что я думаю о ней, об Ульяне, и об этом несчастном больном старике, который только и делал, что жизнь людям портил последние лет двадцать. В общем, она больше не придёт. И вообще, общаться мы явно не будем в ближайшее время.
После этого скандала, было вдвойне приятнее вернуться домой. Переодеться. На этот раз, мы вновь решили заняться поэзией. Но не читать её, а написать вместе стих. Получилось так себе, но в целом было забавно. У Аллы хорошее настроение было.
И как-то очень незаметно полетело время. Мы занимались всяким интересным. Я переодевался. У меня появились ещё две пары женской обуви. Сандалии с ремешками, и сапожки на очень высоком каблуке. С их помощью, я стал осваивать тяжёлое искусство передвижения на шпильке. Только в них и ходил по дому две недели. Зато потом, когда надел туфли, на них чуть ли не бегать мог. Но не бегал. Вообще, с помощью шпильки я научился постоянно ходить изящно, по-женски. И не только вечерами. Иногда это проявлялось на улице. А бывало и на работе. Один мужик мне даже заметил когда я шёл на обед, что это, мол, ты Никита, ходишь как баба что-то? Ну, я придумал что-то, чтобы отмазаться. Про спор с девушкой новой, что не могут мужики красиво ходить. Этой отмазки ему хватило. В сущности, ему до меня дела не было. А вот для меня это стало чем-то очень важным.
И нет, я вовсе не напрягся от этого, хотя когда услышал оборот «Как баба», было страшновато. Но потом меня скорее возмущать всё это стало. Какого вообще чёрта? Я раньше не особо задумывался о стереотипах и правилах поведения. В школьные годы мне не хватало мозгов. В универские меня волновали проблемы поважнее. А в браке всё немного иначе выглядело. Но вот, сейчас, я столкнулся с ними. И они мне не понравились.
Если задуматься, какого вообще фига? Почему мужчина не может красиво ходить? А если копать глубже, почему он не может красиво одеваться? Следить за собой? Чуть что, его гомиком считать начнут.
Всё это меня так возмутило, что пробудило во мне то, что дремало последние годы. Я почувствовал бунтарский дух. Мне захотелось противостоять, что-то доказать…. Идти против. Тем более, что для этого у меня были все причины. И методы – тоже.
Для начала, я стал делать кое-что скрытно. Я давно уже не спал в мужском белье. А теперь, я вовсе от него отказался. Даже больше, я выкинул на помойку всё, кроме одной пары трусов «на всякий случай». Мне на работе не надо было переодеваться, так что я спокойно мог носить женские. А потом и колготки. Их всё равно никто не видел.
Потом я решил немного сменить имидж. Чуть больше унисекса в одежде. Чуть больше унисекса в волосах… Чуть больше унисекса в поведении…
На меня стали смотреть косо. А меня не парило. Нет, если бы я плотно общался по работе с другими, то это было бы проблемой, но именно мне это работать не мешало. Никто мне палки в колёса вставить не смог бы всё равно. А начальство мой стиль особо не парил. Да оно меня и не видело почти.
Я обнаружил, что у меня ощутимо быстрее стали копиться деньги. Всё-таки, общий бюджет с женой – это не тоже самое, что давать оговоренную суму Алле на продукты.
Всё это произошло за пару месяцев. И за эти два месяца, я очень сильно к ней привязался. Нет, я всё ещё не хотел завязывать романтические отношения, но дружба, если можно так сказать, у нас завязалась самая настоящая. Мы много времени проводили вместе. Она учила меня всякому женскому. И вообще, нам было весело. Я поймал себя на мысли, что без неё мне бы стало очень грустно и одиноко. Но всё равно, никакой романтики я от неё не хотел. Бывали моменты, когда я хотел кое-чего более низменного, но постепенно, я от этого отказался. Ибо это бы означало конец дружбы, и начало того, что закончится очень печально.
Сама Алла, как мне казалось, тоже была полностью довольна. Этого я не мог понять. Если она хотела отношений – разве не должно её их отсутствие расстраивать? Нет, она продолжала делать намёки, и на поцелуи мы ещё не раз играли (я так свои сапожки с сандалами и получил), но ничего серьёзного она сделать не пыталась.
Хотя, может быть, но только может быть… Это из-за того, что на неё саму много чего навалилось. С отцом проблемы были, и из-за этого ещё и на работе начались. Я пытался слишком глубоко не лезть, но она мне кое-что рассказала. Может, ждала от меня помощи, и я помог дав пару советов, но.… Когда она их проигнорировала, мне совсем расхотелось помогать. Я ей говорил, что её отец, со своей мягко назовём, алкогольной зависимостью, продолжит её на дно тянуть. А она продолжила из-за него работу пропускать. Если бы она не была очень дружна с начальницей своей, её бы уже уволили. Он часто звонил ей днём, жаловался на то, что помирает. И она срывалась. Ни разу он так и не помер. Ему просто надо было, чтобы она за бутылкой сбегала.
- Жестче с ним надо! – говорил я ей.
- Не могу я жестче. Может, ты поможешь? – спросила она.
- Чем?
- Ну, мозги ему вправишь?
- Как?
- Не знаю. У Ульяны получалось.
- Мы вот сейчас отлично видим, как она ему их вправила.
- Ну а что делать тогда?
- А ничего ты не сделаешь. Если сам не захочет с концами завязать – ничего не поможет.
- Помощи от тебя! – обиделась Алла.
- А я и не хочу тебе помогать.
- Ну и не надо!
- Тебе, Алла, пора с такими проблемами учится разбираться самой. Ты раньше всё к Ульяне с ними бегала. Поэтому ты расстроилась, что она уехала?
- Конечно, мне без неё тяжело.
- Ничего, привыкнешь.
- Ты жестокий.
- Я разумный, и могу тебе чем-то помочь. Но если ты будешь и дальше так к отцу ездить – ничем хорошим это не кончится.
В конце концов, ездить к нему, она перестала. Ей это нелегко далось, но я постарался ей помочь, так сказать, поддержать. И ничего, переборола себя она. И даже как-то изменилась после этого.
- Я теперь самостоятельная, – заявила она.
- А раньше не была?
- Раньше, Ульяна вечно меня страховала. Я могла любую ерунду творить, потому что знала это. А теперь, я сама по себе, и буду ответственнее.
Да уж, Алла стала ответственнее. А я наоборот, пробовал мир на прочность. И мир решил для приличия, оказать мне сопротивления.

С тех пор как я начал, носить колготки под штанами, я перестал пользоваться писсуарами. Мне, по понятным причинам, не хотелось рисковать, чтобы кто-то что-то заметил. И я запирался в кабинках, чтобы справить малую нужду. Сперва, я делал это стоя. Но потом, стал делать сидя. И вовсе не из-за того что это было по-женски, хотя это определённо меня радовало. Нет, просто, когда мужик так запирается, это вызывает подозрения. Пусть думают, что я хожу по большому. Благо, один-два раза за рабочий день не вызывает подозрений.
Ну, так мне казалось. Пока меня не подкараулил в туалете тот самый мужик, что сделал замечание про походку, и не сказал.
- Ты чего, колготки носишь?
И эдак получилось у него это сказать, в чисто вопросительном тоне, но одновременно с железным утверждением, что я прямо растерялся и запаниковал.
- Я… а… что…
- Не гони только, я видел. Я давно заметил, что ты в кабинку ходить стал. И решил заглянуть, через перегородку. Нахер ты это делаешь?
Надо было срочно что-то придумать….
Я закрыл глаза. Собрался с мыслями. Успокоил дыхание. И чётко сказал ему:
- Нет.
- Что нет?
- Тебе показалось. Я не ношу колготки. Зачем мне это?
- Я хз зачем, но я точно видел.
- Ну, если ты за мужиками в туалете подглядываешь – дело твоё. Меня в свои фантазии не впутывай.
- Ты издеваешься?
- Кто ещё издевается.
- А вот если не носишь, покажи что у тебя под штанами.
- Иди ты знаешь куда. Ты извращенец больной, – сказал ему я, и удалился.
Я прекрасно сыграл свою роль. Это вызвало сомнения в его излишне любопытной голове. И как бы подчеркнуло, что если он кому-то расскажет в деталях, то и сам будет выглядеть в неприятном свете. Однако, его это не убедило. И даже настроило против меня.
Как результат – он по всей работе раструбил, что я ношу колготки. Ему, конечно, никто не поверил. Тем более он нёс какую-то придуманную ерунду о том, как он это узнал. Так что никто не стал требовать, чтобы я что-то доказал, но… В целом, ко мне стали относится ещё хуже. И это подстегнуло меня ещё сильнее. Правда я уже и не знал, что такого я могу сделать со своей внешностью. Так что это недовольство зрело во мне. И стало отравлять мне настроение. Я чуть ли не в депрессию впал. Хотя, слово слишком сильно, просто…

- Я чувствую, что зашёл в тупик. По многим фронтам. Может быть даже по всем. Даже по тем, что раньше меня как бы устраивали. У меня не самая плохая работа. Но какие у меня там перспективы? Да никаких, особенно теперь. И вообще, это вовсе не то, чем я хотел бы заниматься. Брак мой не заладился. Отношения с Аллой… они так и не начались. И их уже не будет, это я знаю точно. Это уже и ей не нужно, не только мне. Что ещё в моей жизни остаётся? Моя бунтарская метросексуальность, мой плевок в лицо всяким запретам? Ну, я и так зашёл ровно настолько далеко, насколько мог. Чуть больше – и последствия будут серьёзными. Даже мои переодевания… Я уже настолько хорошо изображаю женщину, насколько могу. Лучше я уже не научусь. Что я вообще должен делать? А сделать что-то надо. Иначе, зачем мне вообще жить, если я никуда не иду?
Пожалуй, с работой я ничего не сделаю. Я не перестану носить колготки постоянно, но дальше я уже не зайду. Не в этом месте, не с этими людьми. Мне не нужна новая жена. Меня устраивает жить с Аллой. Но что хочет она…. Да, для того чтобы выйти из тупика, мне нужно это узнать. Расставить точки. И ещё, переодевания…. Я, кажется, знаю, чего мне хочется. Я ещё в детстве о чём-то таком мечтал, но боялся даже помыслить. А теперь… Теперь я попробую.

Впервые за долгое время, я не стал переодеваться после работы. Я вошёл домой, и сказал вышедшей меня встретить Алле:
- Нам надо поговорить.
И она кивнула. Она, как мне кажется, ожидала этого разговора.
- Пойдём, – сказал я, сняв верхнюю одежду.
И мы вошли в комнату. Сели друг напротив друга. Я всмотрелся в неё.
Я и раньше замечал, что она действительно симпатичная. У неё очень красивые длинные волосы. У неё красивые формы тела. И лицо достаточно приятное, хотя и кажется, на первый взгляд, немножко детским. И возникла у меня мысль… проснулось желание сделать с ней кое-что нехорошее.
Но я тут же подавил его. И сделал это на удивление легко. Я друг понял, что иначе смотрю на неё. Всё, что заставляло меня желать её, было самой банальной завистью. Я не её хотел, я хотел быть ей. И это была довольно странная мысль.
- Так что ты хотел сказать? – спросила она.
- Я думаю, мы должны окончательно всё решить. Мы не будем парой.
- Я тоже так думаю.
- Что, серьёзно?
- Да.
Это было неожиданно.
- Ты уже этого не хочешь?
- Не хочу. Да и ты не хотел.
- Но ты пыталась.
- Не получилось. Всё, хватит.
Я думал, этот разговор будет тяжёлым для неё. Пока, получалось наоборот.
- Алла, просто пойми…
- Я просто недавно вспомнила, когда я в первый раз к вам приехала, после вашей свадьбы. Помнишь, я с парнем разошлась тогда?
- Денисом его звали?
- Нет, Данилой. Почти угадал. Помнишь, мы тогда говорили? Ты мне сказал, что я сама во всём виновата, а я обиделась?
- Да.
- Ну, теперь я понимаю, что ты прав. Мне нужно измениться, стать лучше. Мне не нужен парень, с которым этого не нужно.
- Хорошо. Но знаешь, я не хочу, чтобы ты уезжала от меня.
- Правда?
- Да. Ты мне очень важна стала. Может, я даже люблю тебя, но как подругу, а не как девушку свою.
- Я тоже не хочу уезжать. Мне нравится с тобой жить. Нравится время вместе проводить. Мне даже твои переодевания уже нравятся.
- Да?
- Да. И учить тебя тоже прикольно. Будто сестрёнка младшая появилась.
- Итак, мы живём вместе?
- Да.
- Оставляем всё, как было?
- Ну да. Не думаю, что я парня пойду искать себе сразу. Мне надо в себе разобраться. К психологу, что ли пойти. Только денег там немеряно надо.
- О, я могу тебе одного психолога посоветовать. Специальный психолог для бедных.
- Круто! Кто он? Дорого берёт?
Я встал, и изящным жестом указал назад.
- Вот он.
- Кто?
- Психолог для бедных.
- Там ничего нет.
- Нет, есть. Стена.
Она посмотрела на меня как на сумасшедшего. Но вскоре отблеск осознания стал появляться её глазах.
- Мне приятель-анархист этот метод подсказал. Просто сидишь, и говоришь. Представь, что там сидит психолог, и тебе кивает многозначительно. Мне вот помогает.
- Это немножко странно.
- Ну да. Но если помогает – какая разница?
- Я попробую. Но только когда одна буду.
- Попробуй. И знаешь, я хочу попросить тебя кое о чём. Чтобы ты помогла мне.
- О чём?
- Я хочу…
- Чего?
- Как думаешь, если я в женском образе выйду на улицу, люди поймут, что я мужчина?
- Ну не знаю. Наверное, нет. Ты хорошо женщину изображаешь.
- Я хочу попробовать.
- Прямо сегодня?
- Нет. Потом. И не здесь.

Подготовка к моему выходу заняла некоторое время. Мы сняли квартиру на три дня. На другом конце Москвы. Я взял на работе выходной за свой счёт, и их стало как раз три штуки.
Мы приехали туда в пятницу, с большими сумками. И, через час оттуда вышли уже две девушки.
Для этого выхода, я не стал слишком броско одеваться. Сантиметров на десять ниже колен чёрная юбка, чёрная куртка, приталенная, с поясом, и те самые сапожки на шпильке. Я уже достаточно освоился, чтобы нормально в них ходить.
В первый день, мы никуда особенно не ходили. Прогулялись по улице. Зашли в магазин, купили себе продуктов, ибо никто из нас не догадался захватить их с собой. Зашли в зоомагазин, посмотрели животных. На этом, наш культурный досуг и кончился. Когда мы вернулись домой, меня били судороги. На улице я был странно спокоен, но едва переступил порог, как руки стали трястись с невероятной амплитудой.
- Не переживай, всё хорошо прошло! – сказал мне Алла.
Я это понимал. Никто особенно на меня не смотрел. Но я всё равно не мог успокоиться.
- Хочешь, поедем домой? – спросила она.
Я, как бешеный, завертел головой. Не очень мог говорить, но одно знал точно. Я хочу ещё.

Следующим субботним утром, мы вышли, уже имея в голове примерный план действий. В моём, на сей раз дамском, кошельке, была внушительная сумма денег. И я собирался их тратить. Для начала, на чай с вкусными пирожными.
Потом – на магазины. В первую очередь, на обувные. Одежда – проблема не самая острая, спасибо Ульяне. А вот обуви у меня было мало, и мне хотелось выбрать что-то своё. И я выбрал. Правда, большинство того что мне нравилось было слишком маленьких размеров, но кое-что я выбрал. Розовые мохнатые тапочки. Ещё одну пару сапожек, на этот раз, на обычном каблука и на небольшой платформе. И пару милых кроссовок, в стиле унисекс, чтобы носить и в обычное время. Я бы мог купить такие и в как мужчина, но им придавало особую ценность то, что я купил их как женщина. Никто не сомневался, что я - женщина. Хотя, вообще-то, узнать можно было бы.
После мы решили сходить куда-нибудь. И мы посетили мастер-класс по чайной церемонии. И это было скучно. Я, конечно, люблю пить чай, но эта азиатская чайная культура – это явно не моё.
А потом, занеся купленные вещи домой, мы решили просто погулять по окрестностям. Какой-то парень попытался пристать к нам, но Алла оперативно его отшила. Потом она, хихикая, рассказала мне, как познакомилась с одним из своих бывших парней. Тем самым, от которого потом на два дням к нам с Ульяной сбежала. Он, видите ли, подошёл к Алле прямо на улице, и громко, в голос, признался в любви. Даже имени своего не назвал перед этим. И Алла была покорена.
- Это ведь так романтично! – объясняла она.
- Боюсь, с выбором парней у тебя всё-таки тоже проблемы.
Она кивнула. Кажется, последняя её фраза была сарказмом. А я сразу и не понял.
Вечером, мы с ней пили чай. На сей раз, без всяких церемоний. И я спросил у неё о том, о чём думал со вчерашнего дня:
- Что для тебя значит, быть женщиной?
Она улыбнулась в ответ игривой улыбкой, которая очень подходило её детскому личику.
- Не задумывалась об этом.
- Но всё-таки, что в твоей жизни определяется тем, что ты женщина?
- В этом смысле? Ну, думаю что всё.
- То есть если бы ты была мужчиной, ты бы ни в чём не жила так, как сейчас?
- Я бы другим человеком была. А чего ты заговорил об этом? Ты прекрасно держался сегодня.
- Да, но я хочу понять, что значит быть женщиной. Не изображать её, а быть ей.
- Ну, просто будь и всё. В этом нет ничего загадочного.
- Просто быть…
- Ну да. Эм… я что-то не то сказала?
Ей показалось, что я впал в осадок. А я просто сильно задумался. Просто быть…. Я не смогу почувствовать себя женщиной, если не стану ей. Вот ведь какая загадка. С простой разгадкой.

На следующий день, мы никуда не пошли. Просто уехали и всё. И всю следующую неделю, я обдумывал эту мысль. Пытался понять, что же хочу. С психологом для бедных разговаривал. И чем больше я говорил, чем больше об этом думал, тем лучше понимал, что это то, чего я хочу. В конце концов, я сказал об этом Алле.
- Я хочу стать женщиной.
- Ещё больше? – не поняла она.
- Не притворятся. Стать. Сменить пол.
Она раскрыла рот, и не могла закрыть его пару минут. Хорошо, что время года было не тёплое, иначе какое-нибудь насекомое бы залетело.
- Ну, ты даёшь!
- Ты не одобряешь?
- А как это вообще происходит? Просто приходишь к врачу, и просишь отрезать лишнее?
- Нет. Я не знаю точно, как.
Ну, я не то чтобы совсем не знал. Приходилось слышать, что пол меняется двумя, или даже тремя этапами. Для начала – гормоны. Они должны изменить тело. Потом – операция, или операции. А потом, тебе меняют паспорт, и всё, ты женщина. Так себе информация. Мне было необходимо подробнее изучить этот вопрос.
Правда в поиске информации я не очень прямо так уж и хорош. Но в целом, картина для меня была ясна. Чтобы начать пить гормоны – их надо было где-то достать. Но мало того, надо ещё как-то дозировку подобрать, что самовольно делать опасно. Операция и прочее – это уже далёкие перспективы. Бывает так, что людям это и не нужно. Может, я из таких?
Проблема была в официальной стороне вопроса. Если я начну куда-то обращаться, об этом узнают на работе. Я вот ни разу не питал иллюзий по поводу врачебной тайны, и прочих наивных идей. А узнают на работе – уволят моментально, и хорошо, если ещё не побьют. А мне надо на что-то жить. Во всяком случае, чем больше я накоплю, тем лучше.

В универские годы, я очень сильно переживал по поводу коррупции. Ну, она и сейчас мне кажется безусловным злом. Но есть некоторое преимущество жить с ней, когда лично тебе надо обойти закон.
Алла, например, делала себе больничные листы задним числом, когда отца посещала, и пропускала работу. Её и так чуть не уволили, а без них она точно вылетела, и не помогла бы никакая дружба с начальницей. В общем, преимущество в том, что если ты готов заплатить достаточную сумму, для тебя закон не писан. Конечно, для богатых это работает чаще, но всё-таки, тут и я смог себе кое-что позволит. Главное знать, к кому обратиться.
За пять тысяч, та врач, у которой покупала больничные Алла, порекомендовала коллегу. Было тошно с ними общаться, но или это, или действовать в открытую. А к этому я был пока не готов. Другой врач, эндокринолог, оказался человеком деловым. Он не задавал вопросов, не имеющих к нему отношения. Я назвал, что мне нужно. Он назвал цену. Мы договорились.
После чего я сдал анализы, и получил липовое назначение по их результатам. Он предупредил меня, что лучше будет со временем проверить, как происходят изменения. Обещал взять вдвое меньше. Я сказал, что подумаю. И вместе с Аллой мы отправились покупать гормональные препараты. И следующим утром, я начал их пить.
Мне казалось, что это будет чем-то торжественным. Что я почувствую что-то новое, невероятное. Прилив сил, эйфорию от перспектив. Но нет, всё было до отвращения обыденно. Я делал это один, Алла уже ушла на работу. И это было ничем не лучше, чем просто выпить ежедневные витамины, или лекарство при болезни. Слишком хорошо я понимал, что одна доза ничего не решает. Что это не какой-то шаг, после которого я уже не смогу отступить назад. Нет, мне предстоит ещё долгий, тяжёлый путь. И я не питаю иллюзий, что он будет полон радости и счастья. Но без этого… без этого моя жизнь будет пуста. Она всё это время была пуста, я теперь хорошо это понимаю. Я мог пытаться заполнить её чем-то, своими бунтами, своей женой… но я всё равно пришёл к этому. И теперь, я стал вспоминать некоторые мысли, которые роились у меня в голове в детстве и в подростковом возрасте. Те, что я отчаянно пытался подавить и забыть, и у меня это получилось, на какое-то время. Я вспоминал свои взгляды, то, как восхищался Ульяной и её формами, как испытывал что-то подобное к Алле. Многие вещи вдруг приобретали совсем другой смысл. Может быть, я даже волосы никогда слишком коротко не стриг из-за этого….

Изменения проходили не болезненно, но достаточно неприятно. К этому я был готов. Я вообще, не без помощи Аллы, максимально подготовился к тому, как всё будет меняться. И как мне это скрыть на работе, и от соседей. Свободная, мешковатая одежда – важный элемент. Мне, собственно, уже не было причин поддерживать свою бунтарскую метросексуальность, я уже зашёл куда дальше, и потому, легко отказался от всех элементов прошлого стиля. Я перестал носить женское бельё и колготки на работу. Из прошлого, я оставит только довольно длинные волосы – но ими никого особенно не удивишь.
И самое странно, что мне действительно было это не нужно. Не ради того, чтобы чему-то там противоречить, а мне самому. Я чувствовал, как под грубыми толстовками и мешковатыми джинсами моё тело, по капле, меняется. Бёдра становятся чуть более округлыми. Грудь ещё не то чтобы сильно растёт, но уже становится немного чувствительнее. Мне этого было достаточно. С мыслью о том, что моё тело становится женским, я мог терпеть и не такое.
Алла следила за мной с беспокойством. Ей определённо не стоило читать список побочных средств от препаратов – его вообще никогда читать не стоит, даже от обычного аспирина. Из-за этого у неё разыгралась мнительность, и она стала до жути нервной. Но без неё, мне было бы труднее. Она и советами мне помогала, и поддерживала меня.
Пока моё тело только начинало меняться, я, фактически, жил мужской жизнью, когда был вне дома. Хотя, выбирался я не часто. Но изменения накапливались. В конце концов, у меня выросла настоящая, первого размера грудь. Её уже реально приходилось скрывать. Мои формы стали определённо женственными. И тогда, я стал выходить из дома как женщина.
Моя социализация в таком качестве, проходила очень постепенно. Сперва неловкие, тайные прогулки в непопулярное время. Потом что-то посмелее. А потом и посещение мест массового скопления людей. Да, я уже бывал в таких местах. Но сейчас всё было иначе. Тогда я притворялся. Теперь, я стал женщиной.
Мы ходили в кино. Ходили в торговые центры. В театр ходили. И даже в ночной клуб она меня затащить смогла. Но я не очень люблю шумные места, так что именно в клубе мне не понравилось.
Моя женская жизнь, моё женское тело, всё сильнее проявляли себя. Грудь выросла до второго размера, и я уже не мог её толком скрывать, да и лифчик стал необходим. И потом, моё лицо – оно тоже немного менялось. По дороге с работы, меня перестали принимать за мужчину. Да и на работе тоже, обстановка накалилась. Вспомнили слухи о том, что я ношу колготки.
Однажды, после работы, несколько мужиков схватили меня, и потащили за угол здания, в небольшую и безлюдную перемычку между забором и стеной завода. Мне закрыли рот рукой, так что я даже кричать не мог.
Действовали они, молча, и это пугало. Если бы они шутили, издевались – это можно было бы понять, но… Молчание – это очень плохо. Брехливые собаки редко кусаются, если вы понимаете, о чём я.
Они стянули с меня куртку, и намерения их стали ясны. Кто-то о чём-то догадался, и кто-то решил что-то проверить. Они задрали мою кофту, и их взору предстал мой лифик, наполненный моей, вовсе не мужской уже грудью. И тут их молчание меня уже реально напугало.
Я предполагал, что рано или поздно, меня разоблачат. Я знал, что меня могут побить. Но сейчас… У меня мелькнула мысль, что всё может закончится ещё более плачевно. Изнасилованием или даже убийством. И если первое не очень вероятно, то второе…
Я задёргался, и стал вырываться, вкладывая в это все силы. Так как до этого я не сопротивлялся, сыграл роль фактор неожиданности, и я смог вырваться из их хватки, и сбежать. Меня никто не преследовал.
Я ничего не рассказал об этом Алле. И потом, я понимал, что суть она скоро и так узнает кое-что другое, не менее важное..
На следующий день, меня вызвал не просто один из начальников, а самый что ни на есть хозяин предприятия. Я прямо и не ожидал такой чести. Он потребовал, чтобы я показал ему голый торс. Я отказался. Без каких-то оправданий, я просто сказал, что не сделаю этого. И в тот же момент я был уволен. Без всяких двух недель, без всяких заявлений.
Алла, узнав об этом, не удивилась. Она лишь спросила, что я теперь намерен делать?
«Жить как женщина» - ответил я ей.

Я и в самом деле, стала жить как женщина. Я, можно сказать, заявила о себе в открытую, просто не очень громко. Больше как мужчина я не одевалась. Больше, я не говорила о себе исключительно в мужском роде, чтобы случайно не спалиться. Всё притворство осталось в прошлом. Хотя от привычки к мужскому роду отказаться будет нелегко. Тут работает обратный принцип – я настолько привыкла говорить именно так, что придётся долго отвыкать.
У меня были кое-какие накопления. Довольно приличные на самом деле накопления, я смогла бы, без изысков, на них год, а то и два жить, даже с учётом покупки гормонов. Но всё равно, мне надо было искать работу. И я уже отлично представляла, насколько это будет тяжело. Ведь я в силу юридических особенностей своего положения, не могла себе позволить просто ездить по собеседованиям.
У меня возникла идея связаться с один парнем, которого я знал… да, тогда ещё знал… по анархической тусовке. Он был из тех, кто действительно много думал и понимал, и потом устроился работать помощником к какому-то правозащитнику. Нет, я не думала, что этот правозащитник мне поможет. Но сам этот парень-анархист, мог знать фирмы, где лояльно относились к подобным мне людям. Для этого пришлось рассказать ему, кем я стала, но он на удивление легко всё воспринял. Я обратилась к нему, во многом, из-за того что он был очень прогрессивных взглядов человеком.
Он подсказал мне пару мест, и я обратилась туда. Но, увы, у них просто не было свободных вакансий. Они взяли мой телефон, и обещали иметь в виду, но я понимала, что это маловероятно, что они меня позовут.
Зато, мне помогла Алла. Тут, как это часто бывает, сыграли роль знакомые, и частные связи через десятые руки. Начальница с которой она дружит, имела связи с… В общем, был некий салон, в котором требовалась швея. Платили там мало, но зато, они всему обучали, и главное, это было семейное предприятие. Там, когда я обратился, работали только мама, и две её дочери. И одна из дочерей была довольно… свободных нравов. В общем, лесбиянкой она была, отрытой, и даже, в некоторых кругах, известной. Так что меня приняли на ура. Оно и разумно, ибо учить меня им было не зазорно, а вот нанять за такие деньги они бы, наверное, смогли только какую-нибудь гасторбайтершу, которая ни слова по-русски сказать не может. Обычное предприятие бы побоялось меня нанять, в плане ущерба репутации, недовольства сотрудников… Но это ателье было в особой ситуации. Сделать хуже моё присутствие уже не могло.
Они были довольно милыми людьми, эти дамы. Маме было уже за шестьдесят, дочерям – за тридцать. Одна, та, что была традиционной ориентации, уже имела семью и двух детей. Та, что была менее ординарной, семьи не имела, но очень сильно заботилась о племянниках. Я не раз видела это, пока учился у старшей из семейства Кошкиных. Да, это были Кошкины. Они даже внешне немножко похожи. Даже старшая из них, бабушка этого семейства, моя наставница и начальник, Мария Михайловна Кошкина.
А училась я очень долго. В силу специфики ателье (и его клиентской базы), работали там, в основном, с дорогими тканями, и шили порой очень неординарные наряды. Была и обычная работа. Её, после пары недель, стали поручать мне. Подшить брюки, немного ушить платье – обычные такие заказы. Я с этим быстро освоилась. А вот делать что-то с нуля, из дорогущей ткани для особого заказа – до этого меня стали допускать далеко не в первый месяц работы. Учитывая то, что часть моей зарплаты была увязана на сделанных мной заказах, я первые месяцы получала вообще смехотворные суммы. Но сбережения спасали. А вот потом, когда я, сперва, стала помогать им в элитных заказах, а потом и сама получать наименее сложные из них, денег стало больше. До моей прошлой зарплаты всё равно не дотягивало, но в хорошие месяцы, более-менее приближались суммы. В общем, я смогла себя обеспечить. Имея квартиру, на эти деньги можно было жить, и жить неплохо.
А вот на другом фронте, меня настиг удар. Не то чтобы неожиданный, но… Алла от меня съехала. Мы не сорились, просто она нашла себе парня, и переехала к нему. Мы по-прежнему дружили, но не могли уже так много общаться. Благо, перед тем как съехать, она мне настоящий мастер-класс по готовке устроила, иначе бы я себя не прокормила. Мне бы, может, хотелось бы думать, что это ненадолго, но… Алла сильно изменилась. Она не станет специально портить отношения со своим молодым человеком. Какой он – я не знаю. Я запретила Алле нас знакомить, чтобы его не смущать и не пугать. Да и самой мне, может, неприятно бы было.
И как-то само собой, получилось у меня подружиться с моей коллегой. С той, чьё присутствие в ателье сделало возможным моё туда трудоустройство. Её Вика звали. Увидев её, вы ни за что бы не догадались о её ориентации. Обычная такая женщина. Хорошо одевается, следит за собой. Длинные волнистые волосы, немножко курносая. Если знать, что она – лесбиянка, то можно, конечно, найти признаки. Хотя, это мнительность, как мне кажется.
В общем, мы с ней как-то подружились. Она была особой довольно сложной, во многих аспектах – конфликтной. Этим она мне чем-то Ульяну напомнила. Но с ней было действительно интересно. И она, когда я впала в осадок после отъезда Аллы, попыталась меря растормошить.
В конечном счёте, мы с ней очутились в ночном клубе. Специфическом весьма клубе. Я чувствовала себя там не в своей тарелке, но она не давала мне и секунды об этом задуматься, то вливая в меня алкоголь, то знакомя меня с подругами, и с «подругами». Тут хватало самого разного рода людей. Такой уж был клуб. Она даже на танцпол меня затащила. И там бросила. Увлеклась какой-то девчонкой.
А я танцевала, мне это понравилось. И плясала я до тех пор, пока сзади меня кто-то не схватил. Кто? Зачем? Я не успела понять. Сильные, но нежные руки, стали ласкать моё тело. И я, может из-за алкоголя, отдалась этим ласкам, они были слишком приятные. Ноги, мой открытый живот, грудь…. Эти руки явно знали своё дело. И, когда я уже окончательно разомлела, они полезли мне под юбку. После чего, они меня развернули.
Хозяином этих рук оказался мужчина, хотя я уже об этом догадалась. Рассмотреть я его не успела, едва развернув меня, он стал меня целовать. А потом, взял за руку, и повёл куда-то. Заплатив одному из охранников денег, он отвёл меня в отдельную комнату с кроватью.
- Хочешь быть моей? – спросил он, и взял меня рукой за подбородок.
Возбуждённая до предела, я взяла его руку своими, и поцеловала её. Он улыбнулся мне. И эту ночь, я запомнила надолго. Это была ночь небывалой страсти. Ночь раскрытия своей женской сексуальности. Ночь невероятного наслаждения и боли. Ночь, когда я была и рабыней, и королевой.

А утром он ушёл, и больше я его не видела. Как мне потом объяснила Вика, это был мужчина, который любит именно таких женщин как я. И сказала, что я должна годится своей внешностью, раз он на меня клюнул, ибо дурнушек, такие как он, стороной обходят. Об этом мужчине, что заставил меня почувствовать себя женщиной в ещё большей мере, чем раньше, я больше не слышала. Зато, он оставил мне кое-что на память. Кое-что достаточно неприятно, но к счастью, излечимое. И я навсегда зареклась от таких случайных связей.

Что было очень некстати, ибо раз попробовав, я хотела ещё. Этот непроверенный и биологически опасный ловелас, открыл во мне Ящик Пандоры, и теперь, мне требовалось куда больше от жизни. Но, где этого «больше», искать? А ответ нашёлся тоже достаточно легко. Я вспомнила одного юношу, который подал мне идёю со стенами разговаривать.
Я просто хорошо знала, что он может заинтересоваться мной. Что дальше – уже дело десятое, но главное, что что-то вообще возможно было. Мы с ним встретились. И, как я и ожидала, оказались в одной постели.
Нет, он не был помешанным на трансгендерах ловеласом как мой первый. У него вообще, из-за его идей об отношениях с девушками не ладилось. Он был, полным сторонником идеи о свободной любви. Немногие из девушек готовы были это терпеть. А он, как идиот, сразу об этом им рассказывал. Хотя изменять обычно не собирался. В общем, в нём хорошо сочетался недостаток интимной близости, и некоторая свобода нравов. Ему было всё равно кто я. Достаточно было, что мой вид его возбуждала, и что я сама хотела быть с ним. Мы не договаривались об отношениях, или чём-то таком. Мы просто условились, что если захотим заняться сексом – спишемся. А если между этим будет секс ещё с кем-то – обязательно перед этим проверимся. Я на этом настаивала. Мы стали не парой, а эдакими, друзьями по сексу. И это меня устраивало даже больше, чем его. Мне хотелось отношений, но всё-таки… я слабо представляла себя в них.

Но это изменилось, когда я встретила его. О, это была любовь с первого взгляда. Хотя сперва, я этого и не поняла. Понимаю, что звучит глупо, но так всё и было. Я едва увидела его, как меня будто током ударила. Его звали Андрей. Он работал недалеко от нашего ателье, в магазине электроники. Зашёл к нам, чтобы ему пиджак ушили.
И он был идеален. Стройный, с красивыми волосами, с подтянутой фигурой. Явно следящий за собой, но при этом очень мужественный. Я буквально потерялась в фантазиях, едва он ушёл. Настолько, что меня с работы домой отправили. Правда, без ругани, с пониманием. Мол, влюбилась наша девочка, это бывает.
Я впервые поняла, что хочу его. Хочу, быть его. Хочу чувствовать его в себе, и никого кроме него. Чтобы он был рядом, чтобы любил меня. Заботиться о нём. Создать семью. Да чего там, я бы даже детей была ему готова родить, если бы это было физически возможно. Вот только возможности… В них всё и упиралось. Как я, со своим щекотливым положением, смогу к нему подойти? Что будет, когда он узнает?
Вика предлагала прямо ему обо всём рассказать. И о чувствах своих, и о том, какая я. Её сестра, более опытная в отношениях с мужчинами, мне это делать запретила категорически. Она считала, что я его так просто напугаю, и всё. Она предложила соблазнить его, привлечь, начать встречаться. А потом, когда он уже немного привыкнет ко мне, открыть правду. Так ему будет легче. Хотя, надо сказать, легче будет не ему, а мне. И лишь какое-то время.
Самый мудрый совет дала мне их мама. Она заметила, что я ничего о нём не знаю, и что повелась только на красивое личико. Что мне надо узнать о нём побольше, познакомится с ним. А потом уже решать, как действовать. Может, я не того выбрала, и лучше узнать это сразу.
Я стала каждый день, в перерыве ходить в тот магазин. Якобы телефон выбирала себе, и никак не могла выбрать. Познакомилась с ним немного. Узнала, какой он в общении. И поняла, что я выбрала того самого. Я стала оказывать ему знаки внимания. И он, верно их понял, и пригласил меня на свидание. Он не знал, что я была парнем, да и догадаться было трудно. Последние остатки своей мужской внешности, я умело скрывала. А внешность как женщины у меня была очень даже красивой. Даже грудь была довольно большой, спасибо маме, и её пятому размеру.
Мы встретились с ним в выходной день, и прогулялись по парку. Потом он сводил меня в кафе. Потом, мы просто сели на скамейку, и разговаривали. Было лето, и мы отлично устроились в тени, спасаясь от жары.
И за этими разговорами, я поняла, что не могу его обманывать. Не позволяет мне этого совесть. И я всё ему выдала. Резко так, и сбивчиво. И что вы думаете? Он не удивился. Даже бровью не повёл.
Оказалось, что никто иная как Мария Михайловна Кошкина, посетила его на днях, и провел с ним очень занимательную беседу. Рассказала кто я на самом деле, и какая я хорошая девушка, несмотря на свой недостаток. И он, всё-таки пришёл на свидание. И это уже многое значило. Мы продолжили говорить. Я рассказал ему о своей жизни. Он мне – о своей, чуть менее занимательной. Мы расстались, с лёгким поцелуем. И договорились встретиться ещё раз, в следующие выходные.

Через два месяца, мы уже жили вместе. Фактически, я стала его женой. Теперь уже я выполняла то, что раньше делала для меня Ульяна. И делала это, хочу заметить, лучше, чем она. С куда большей самоотдачей. Мы очень любим друг друга. Что дальше – нас мало беспокоит. Пока что.
Мало, не значит, что совсем не беспокоит. Я, после развода не могут быть полной оптимисткой. Я вижу его недостатки. Он жутко ревнив. Сейчас мне это нравится. Нравится, что он так любит меня, и защищает, не хочет ни с кем делить. Но сколько я смогу это терпеть? Насколько далеко он зайдёт? А я… мой недостаток очевиден. В силу некоторых, юридических проблем, которые решить вовсе непросто, я вряд ли смогу стать в ближайшее время его официальной женой. А ещё, увы, но я никогда не смогу подарить ему детей. А он хочет детей. Не то чтобы они были главным в его жизни, но он их хотел бы завести. И боюсь, ни к чему хорошему мы не придём. Так я иногда думаю, когда остаюсь одна. Когда затишье на работе, или когда еду домой.
А потом, я вновь оказываюсь с ним рядом. И всё забываю. Всё становится неважно, всё становится бесполезно. Есть только мы, здесь и сейчас. Я люблю, я любима, я счастлива. А остальное пусть горит, синим пламенем. И если придёт время бороться за своё счастье – я буду бороться. А если я проиграю – то ни о чём не пожалею. Так я и буду жить. Вот такой женщиной я стала. И очень горжусь этим.


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю Алия Нави "Спасибо" сказали:
Olga R, Venera, Вика55
 Заголовок сообщения: Re: Священные Узы
Новое сообщениеДобавлено: 02 мар 2018, 17:16 
Не в сети
Анархистка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 сен 2010, 21:40
Сообщения: 30676
Откуда: из детства
Cпасибо сказано: 49467
Спасибо получено:
37021 раз в 19003 сообщениях
Страна: Украина
Титул: сАвА
Баллы репутации:

Хорошо написано. Особенно первая часть до переодевашек. Я не против переодевашек, просто переодевашки-превращения слишком уж заданный сюжет, где маленькая степень вариации. А у тебя явно талант - попробуй что-то серьезное написать - у тебя получится :)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Священные Узы
Новое сообщениеДобавлено: 02 мар 2018, 17:49 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 янв 2015, 12:53
Сообщения: 288
Откуда: Сиберия
Cпасибо сказано: 25
Спасибо получено:
261 раз в 146 сообщениях
Страна: Не указан
Баллы репутации:

Я все не читала,но потом прочитаю обязательно,То что-я люблю,любима и буду счастлива и вот какой женщиной я стала,мне это нравится

_________________
"Женщиной не рождаются-женщиной становятся" (Симона де Бовуар)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Священные Узы
Новое сообщениеДобавлено: 02 мар 2018, 18:06 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 янв 2015, 12:53
Сообщения: 288
Откуда: Сиберия
Cпасибо сказано: 25
Спасибо получено:
261 раз в 146 сообщениях
Страна: Не указан
Баллы репутации:

Вообще я через все это прошла,когда из тебя делают женщину,ставят перед фактом,что ты должна мужчину ублажить,сосала да.И не факт,что ты получишь от этого удовольствие.От секса с мужиком не получила,получила от того,что он до сих пор меня считает девушкой,шлет цветочки в подарок,мне это очень приятно

_________________
"Женщиной не рождаются-женщиной становятся" (Симона де Бовуар)


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Священные Узы
Новое сообщениеДобавлено: 02 мар 2018, 18:28 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2016, 04:28
Сообщения: 27
Cпасибо сказано: 0
Спасибо получено:
23 раз в 9 сообщениях
Страна: Россия
Баллы репутации:

Леська писал(а):
Вообще я через все это прошла,когда из тебя делают женщину,ставят перед фактом,что ты должна мужчину ублажить,сосала да.И не факт,что ты получишь от этого удовольствие.От секса с мужиком не получила,получила от того,что он до сих пор меня считает девушкой,шлет цветочки в подарок,мне это очень приятно


Ну, у меня своё мнение на этот счёт.
С моей точки зрения, большинство людей по сути своей бисексуальны. То есть непосредственно ориентация у них такая. Сексуальное поведение - дело другое. Большинство не просто так считает себя натуралами, это навязывается обществом, ну и навязывается не просто так. Обществу это нужно для того, чтобы поддерживать собственную численность. Это так, очень упрощённо.

Так вот, есть люди, которые по сути своей - чистые натуралы, или чистые гомосексуалы. То есть они даже на самом базовом уровне не могут помыслить о том, чтобы что-то с кем-то не тем, и даже мелких фантазий у них не бывает. Но большинство - бисексуальны, с вполне стандартным сексуальным поведением. Но сексуальное поведение - его можно изменить. Специально, может даже, но во всяком случае, его меняют обстоятельства. Банальный пример - то что происходит в тюрьмах, и не только странах бывшего СССР. Или, обратное, случаи того, что якобы помогают жестокие и религиозные методы людям сменить ориентацию. Ориентацию то они не меняют, просто они изначально бисексуальны, и из-за давления могут отказаться от одного из видов отношений.

Так вот, суть в том, что гендерные изменения, могут самые неожиданные вещи о собственных предпочтениях открыть. То есть мне даже приходилось читать, что значительная дола (какая там считалась значительной не знаю) трансгендерных мужчин, что считали себя натуралами будучи мужчинами (то есть любили женщин), после смены пола становились натуралками (то есть теперь уже переключались на мужчин). На полную достоверность не претендую, так как не помню источника. Но факт есть факт, что человек вообще может половину жизни прожить свято веря, что он любит людей одного пола, а потом резко и неожиданно для окружающих, переключится на людей другого. И без всяких видимых потрясений и изменений.

Так что, описанное в истории я не воспринимаю как насилие. Просто человек, не важно, какой именно, долгое время ограничивавший себя в близких, и интимных контактах, несколько уязвим для таких вот событий. Мне не кажется, что это было хоть в какой-то мере против воли главной героини.

Olga R писал(а):
А у тебя явно талант - попробуй что-то серьезное написать - у тебя получится


Спасибо. Есть задумки определённые.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Священные Узы
Новое сообщениеДобавлено: 02 мар 2018, 18:30 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 дек 2016, 04:28
Сообщения: 27
Cпасибо сказано: 0
Спасибо получено:
23 раз в 9 сообщениях
Страна: Россия
Баллы репутации:

Ну и опять же, бисексуальность тоже по разному выражаться может. Кто-то может любить женщин, но иногда не против быть и с мужчиной. Кто-то любить всех одинаково. А иному мужику вообще может быть всё равно во что тыкать, если дырка есть. Всегда разный баланс, так сказать.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Re: Священные Узы
Новое сообщениеДобавлено: 02 мар 2018, 18:39 
Не в сети
Анархистка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 сен 2010, 21:40
Сообщения: 30676
Откуда: из детства
Cпасибо сказано: 49467
Спасибо получено:
37021 раз в 19003 сообщениях
Страна: Украина
Титул: сАвА
Баллы репутации:

Алия Нави писал(а):
Olga R писал(а):
А у тебя явно талант - попробуй что-то серьезное написать - у тебя получится

Спасибо. Есть задумки определённые.

С удовольствием почитаю :)


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Новая темаКомментировать  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron


Powered by 4admins.ru & phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL -
Рекомендую создать свой форум бесплатно на http://4admins.ru

Русская поддержка phpBB