Style-Selector (Beta)  WAP  RSS 
+81
 
Текущее время: 13 ноя 2018, 10:15

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Новая темаКомментировать  [ Сообщений: 45 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 29 окт 2018, 16:43 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 6


- Да не надо большого ума, - безразлично сказал Лешик. - 'Чертовы пальцы'. Все в тех местах знают. Четыре скалы, прямо в лесу. Торчат, как изогнутые когти, всегда пользовались дурной славой. Говорят, в стужу там слышен голос беса...
- Беса? - с иронией переспросил Аника.
- Игра ветра, - пожал плечами Лешик. - Но яма действительно бездонная - сам видел. Факел летит, бьется о стены... и пропадает внизу...
Дорога петляла среди старых деревьев - где-то в глубине перекликалось эхо лошадиных копыт. Солнце клонилось к горизонту...
Третий день в пути - Аника устал. Дорога выматывала. Проселок, седло, тряска - болела шея, плечи, про пятую точку лучше не вспоминать... Он помнил свое путешествие с эльфом. Тогда все казалось иначе. Проснулись толком не зажившие раны...
Первый раз заночевали в небольшом хуторе у дороги, следующие ночи уже в лесу, у костра. Даже такой отдых был долгожданным - устало сползал с коня, разгибал спину, и принимался рыскать среди деревьев в поисках дров. Лешик прогонял назад, и сам разводил костер. Доставали котомки, подвешивали котелок... Потом всю ночь вертелся, как крот, подставляя теплу то спину, то грудь. Утром Лешик с возрастающим опасением смотрел, как он забирается в седло, и трогает поводья. Когда на пути попадались озера или болота - пришпоривали коней, чтобы вырваться из туч убойных комаров...
Спутник вел лесными дорогами, подальше от большого тракта. Но даже здесь людей становилось все больше, пару раз обогнали длинный торговый обоз. Друг вопросительно кивнул на телеги, Аника отрицательно помотал головой - упрямства не занимать, да и Лешик тут же начнет голосить, что не готова к пути...
К вечеру, когда уже точно знал, что через полчаса свалится на дорогу - наконец показались черепичные крыши приграничной Терны, и зубчатые стены форта Наг. 'Аккуратно!' - предупредил друг, Аника кивнул. Оба спешились, и взяли лошадей под уздцы - два путника, самый обычный деревенский парень и девушка. Аника в платке и широкой юбке ничем не выделялся из крестьянок, из глухих деревушек. 'Досмотра быть не должно - не те времена...' - осторожно оглянулся Лешик.
У въездных ворот бурлила толпа, досмотр все-таки был. Выборочный. Но их пропустили, даже не повернули головы - спасибо, Терна...
Небольшой, но довольно многолюдный приграничный городок - высокие дома, мощеная мостовая, городские стены. За крышами виднелись высокие зубцы форта - местного пограничного гарнизона. 'Здесь служил?' 'У Кандейки, - задумчиво ответил парень. - Речка такая. Но тут бывать приходилось...'
Терна бурлила. На улицах камзолы и чулки самых разных профессий, но больше купцов, погонщиков, и наемников. По словам всезнайки Лешика - наемники тут на любой вкус и цвет, - в любом трактире можно сразу нанять и грузчика, и следопыта, и воина. В приграничье медом намазано для любителей быстрых денег. В трактирах - шум и гвалт. Очередной слуга алебарды или извоза вываливается за дверь, скатывается по ступеням, и берет паузу в луже... Отходы производства, как и принято в уважающих себя городках, выплескивали прямо с крыльца, а умение быстро и качественно пропить свои деньги - важный атрибут наемного люда.
Склады, амбары, оптовые лавки, лошадиный извоз, где можно нанять целый торговый караван, небольшой рынок. Терна больше специализировалась на переправке, чем торговле - на Земле бы такое назвали логистикой.
Лешик нашел свободные комнаты в небольшом постоялом дворе, и Аника наконец смог вытянуться на постели. 'Спускайся на ужин через час', - предупредил, и закрыл дверь.
Ладно. Аника покрутил уставшие плечи, и уставился в потолок. Первый этап выполнен. Завтра второй. Лес, и здравствуй, Кварк. Что дальше?
'Дороги, - вздохнул сам себе. - Дороги, дороги, и дороги'. В этом мире для него есть только дороги. От города к городу, от деревни к деревне, от хуторка к хуторку. Узелок с пожитками, лошадь - большое спасибо доброй семье. Постоялые дворы, осторожные расспросы трактирщиков, леса, поля, проселки. Путь. Пока не доберется до...
Вспомнит ли Веника? Гуда? Примут ли? Столько лет... Чего греха таить, и раньше не сильно стремился к дружбе. Больше прятался, как сыч. Княжеский дом теперь почти королевский, зачем я им? Раньше был да-магом - а теперь? Что могу? Что умею? К чему?
'...В Реграде... - вдруг донесся далекий, чуть слышимый голосок. - Покрой, защити ее от нелюдей и врагов...'
Аника подскочил как ужаленный, и оглянулся. Стены, стол, за окном шумит город. '...И пожалуйста... - еле различимый всхлип, - разбуди ее сердце...'
Аника прошлепал босыми ногами и выглянул за дверь - коридор, тишина. '...Недруги осаждают, склоняют дядю к союзу с Кварком, против влияния Дворума - ты же знаешь, я не разбираюсь в политике... Но это же Кварк!'
Снова? Как и в лесу?
Саркастично усмехнулся, и сел на постель. Приплыл! Первый акт марлезонского балета. 'Просто дай ей сил, и веры, и позволь увидеть - сколько людей ее любят...' Аника кивнул: 'Конечно!' '...Защити ее в Кварке...' 'Да не вопрос!' Длинная пауза, и потом: 'Я люблю тебя, мама...'Что-о?!!
Аника упал на подушку.

В зале уже полно народу - звон посуды, стук кружек, гвалт, приглушенная пьяная ругань. Аника пошарил над головами - Лешик махал у самой стены. Опустился на скамью, и подпер подбородок: 'Что на ужин?' 'Вид уставший, - довел до сведения спутник. - Не отдохнула?' 'Нормально', - вяло отмахнулся Аника. 'Карп! - назидательно воздел палец друг. - Не тяжелое, перед дорогой!' Карп так карп.
Рыба оказалась на удивление безвкусной. Или заведение дешевое, или не умели готовить, или... 'Разбаловалась?' - понимающе усмехнулся Лешик, глядя на постную Аникину физиономию. 'До матушки Нехваи им плыть и плыть', - согласился Аника. 'Не жалеешь еще?' 'Я всегда буду жалеть', - честно сказал, и уткнулся в тарелку. Друг посерьезнел и замолчал, Аника поковырялся вилкой...
'Кто ты, Ань? - вдруг тихо спросил Лешик. - Из таирских лордов?' 'Что? - не сразу понял, а когда понял, только вздохнул: - я же рассказывала'. 'Да-да, помню, - кивнул парень. - Из обслуги, что-то вроде старшей дочери младшего повара, - иронично усмехнулся. - Ты не из простых, Ань. Тебе это любой скажет, кто будет рядом хотя бы день'. Аника промолчал. 'И ты - не из обедневших дворян, - продолжал Лешик. - Прости, но они снобы ужасные. Только одно у них и осталось - фамилия, - вот и кичатся, как петушки. Всюду машут своим рангом. А ты...' - он замолчал. 'А я?' - с интересом подтолкнул Аника. 'Тебе вообще без разницы, - сказал Лешик. - Не имеет никакого значения. Понимаешь?' 'Нет!' - честно признался Аника. 'Так ведут себя те, - спокойно разъяснил парень: - кому не надо ничего доказывать. Незачем махать. Кто или имеет все, или не имеет ничего. Или большие титулованные особы, или святые пилигримы, - он усмехнулся, смерив с головы до ног: - на старца ты явно не тянешь, значит...' Аника только хмыкнул.
'Тоже мне, психолог, - наконец с сарказмом протянул. - Я бы сказала тебе... - безнадежно отмахнулся: - но ты все равно не поверишь!' 'Попробуем?' - даже подобрался с воодушевлением Лешик. 'Ладно, - согласился Аника, и сразу выдал: - я Аня. Тот архангел, который дрался с Таиром. Умерла, и через двадцать лет воскресла. Как тебе?' 'Гхм... - поперхнулся друг. - Ты имеешь ввиду... - озадаченно нахмурился, - святую Анну, что ли?' 'Ну, тогда меня так не называли...' Лешик замер, испуганно моргая. 'Не... - наконец смущенно почесал нос, и завершил, под ухмылку: - лучше остановлюсь на княжне-герцогине...' Аника рассмеялся.
Вот тебе и проверка. Если даже Лешик, который не до конца плюнул на сказки...
Друг замолчал, угрюмо ковыряясь в тарелке. Только изредка поднимал глаза, и исподлобья смотрел на Анику, все больше хмурясь. Мелко тряс головой, изгоняя наваждение, и снова утыкался в тарелку. Давай-давай, дружище, вспоминай, все мелкие нюансы, состыковывай... Все равно не поверишь. Вот если бы я сверкнул молнией, и спалил пол-леса...
'Это невозможно есть! - парень с раздражением отодвинул тарелку, и поднялся: - пройдусь немного'. 'Можно с тобой?' - тут же подскочил Аника. 'Лучше не надо', - бросил на стол монету, и тяжело заковылял к выходу. Аника грустно поглядел вслед - кто тянул за язык?
Вернулся в комнату и уставился в окно. Поздний вечер, фонарщики зажигали фонари - подносили длинную палку, умело открывали наверху дверцу, и поджигали фитили. Святая Анна - надо же. Тоже мне, святая. Я идиот, который стал бабой. Трясусь иногда больше других баб! Наградили же титулом, даже противно...

Лешик разбудил с зарей. Вывели из стойла лошадей - заспанный конюх даже не посмотрел вслед, - и простучали копытами к южному выезду. 'В Расструм бы до обеда...' - поделился мечтой с сержантом у ворот, тот лениво кивнул на выезд...
За поворотом съехали с тракта и углубились в лес. Деревья, папоротники, причудливо выгнутые корни, перепрелая листва глушит стук копыт - эхо возвращает звон сбруи и храп. Как сводчатые колонны необъятного храма природы-матушки... 'Это обязательно?' - обернулся на скаку Лешик, Аника утвердительно кивнул. Небольшой распадок, звонкий ручей - лошади поднимают веер веселых брызг...
Через пару часов остановились и быстро перекусили, не разводя огня. Тревожные мысли никак не отпускают, сердце почему-то опадает вниз. 'Боишься?' - заметил Лешик. 'Что не так с Кварком?' - задумчиво спросил его Аника. Парень в сотый раз пожал плечами: "Кто я такой?" 'Хватит', - попросил Аника. Лешик вздохнул, и признался: 'Говорят, у Реграда стало очень много денег... - с треском сломал пальцами прутик. - Очень много, - чуть помолчал, и тихо добавил: - и никто не знает откуда...'
Гм... Аника никогда не дружил с экономикой. Мало ли откуда? Да еще в масштабах целого королевства? Но Лешику он верил.
Снова торопливая гонка через лес. По широкой дуге обогнули большое болото, с трудом вырвались из туч противной мошкары, и снова - через лапы, дубы, и ели. К месту добрались только к середине дня - вылетели на взгорок, и натянули поводья.
Бескрайний лес, как пушистое море, со своими холмами и возвышенностями -гордо вздымаются над сородичами еще более старые исполины. В нескольких милях зеленые волны диссонансом вспарывают пятна серых скал, действительно похожих на корявые когти. Лешик тронул коня.
Шершавый камень, полускрытый плющом, обломки и валуны. Будто неведомый великан нес от гор, и нечаянно обронил непосильную ношу. У серой стены спешились и привязали коней, Аника задрал голову - базальт? Никогда не разбирался в минералах... Сапоги оскальзывались на множестве осколков, будто специально разбросанных под ногами. За скалой вдруг вспорхнуло недовольно галдящее воронье - тьфу, черт...
Яма оказалось запрятанной в узкой расщелине. Извилистый разлом в скале круто обрывался и пропадал во тьме. 'Глубоко?' 'Сейчас увидишь!' - парень поджег факел, и опустил вниз. Высветились шероховатые стены - брызнули во все стороны маленькие паучки, распихиваясь по щелям... блеснул маленький огонек, в бороде старой паутины...
'Готова?' - спросил Лешик, и опустил факел еще ниже. 'Обожди'. Белая искорка притягивала внимание - он опустился на корточки, вглядываясь в темноту... Паранойя? Да что угодно. Щепка, булавка, клочок...
'Что?' - не понял Лешик. 'Видишь белую соринку? Что это?' Лешик удивленно глянул вниз, пожал плечами, но полез из скалы и через пару минут притащил длинную палку. Подцепил клок паутины, вытащил на свет и протянул Анике...
Аника не поверил.
Бред, сумасшествие, нелепость... Что угодно! Сто, двести, триста объяснений! Ярко светило солнце, отбрасывая от скал черные тени, шумели старые кроны, кричали вороны над головой...
Он аккуратно вытащил окурок. Самый обычный, ничем не примечательный - таких на Земле тьма тьмущая, под ногами... Кто-то покурил, и небрежно щелкнул в яму...
Какие? - с удовольствием спросил всезнайка разум. - Хоть одно?
'Что не так? - не на шутку встревожился Лешик. - У тебя лицо такое...'
'Поехали, - полез из расщелины Аника. - А то не успеем до темноты'.
Парень странно посмотрел, но двинулся следом.
Снова прохладная темень деревьев и выгнутые корни. Теперь уже в сторону границы. Как только Лешик находил тропы, в этой первозданной сельве?
'Расскажи про таирских лордов', - попросил под прохладными сводами. У спутника уже иммунитет на удивление: 'Только то, что все знают. Остались те, из головастиков Таира, которые были на нашей стороне. После войны Их величество наградил всех титулами, землями, поместьями... Умные! Сама видела, придумали железную дорогу, машины, всякие штучки... без капельки магии...'
Естественно. Как иначе?
Железную дорогу, машины... прокатный стан, чтобы вытянуть листы отработанного табачного крошева, пропитать модифицированным химическим никотином, и свернуть в тонкие дешевые сигаретки.
Снова запекло в затылке, Аника потряс головой.
Ты сам в это веришь?

Как понять судьбу? Как узнать козни, и определить смысл?
Высокие колонны гордо подпирали зеленый свод, эхо перекликало скрип седла и храп лошадей. Кое-где плотную листву пробивают яркие снопы света, расчерчивая прелую листву причудливыми узорами... Государственные деятели еще не придумали межу и пограничные столбы - границы чисто номинальные. Уже Кварк? Или еще Дворум?
'Тихо!' - Лешик вздернул ладонь, придерживая коня, Аника натянул повод рядом. 'Что-то не так?' 'Тихо... - повторил Лешик и оглянулся вокруг. - Не слышно птиц...' Аника немедленно насторожился. Тишина. Где-то далеко ухнул филин, пискнул какой-то зверек, вспорхнула испуганная пичуга... 'Стражники?' - шепотом спросил у Лешика - друг отрицательно покачал головой.
Судьба - злобная насмешница пути. Ее влечет только балансирование на острие лезвия. Ей плевать на людей.
Тонко пропел арбалетный болт, содрав кору рядом с головой...
Судьба любит ударить в лицо, и расхохотаться над слезами.
'Назад!!!' - Лешик натянул повод, пытаясь развернуть лошадь. Пол-леса пришло в движение - между деревьями замелькали люди - лошади испуганно завертели мордами... Аника похолодел. 'Беги!!!' - заорал Лешик, вдруг перегнулся и мечом огрел его коня - конь бешено рванулся сквозь чащу, чуть не сбросив седока вниз. Вышел из ступора, обхватив руками гриву и оглянулся - но сзади все только прыгало и скакало, - ветки, вопли и звон оружия. 'Фьювиииить' - тонко свистнуло у уха - конь резко споткнулся, и Аника кубарем полетел через голову... Пропахал борозду в толстой листве, подскочил и оглянулся - лошадь жалобно ржала, пытаясь подняться... По лесу разлетались яростные крики и звон.
Судьба - равнодушный судья, взирающий с высоты на глупые чувства.
Щеки горят от слез - Аника бросился за деревья, путаясь в длинной юбке. 'Боги, Лешик...'
Мир потерял значение. Деревья, деревья, деревья - мох, листва, и старые корни. Земля круто обрывается под ногами - катится куда-то вниз, в густые заросли папоротника, тут же поднимается и бежит по руслу ручья, не чувствуя ни холода, ни боли. Под сапогами начинает хлюпать, появляются кочки - поднимает мокрый подол, и ломится через болото... В какой-то момент осознает, что сзади не слышно ни криков, ни звона - на щеках не высыхает горечь: 'Леши-ик...'

Ничто не имеет значения. Глупый мир, деревья, облака... На лес опустилась ночь - Аника до рассвета просидел в паутине корней. На тело иногда накатывала крупная дрожь, но ему было плевать на озноб: 'Лешик...'
Сквозь листву мерцали звезды. Холодные и далекие - им нет дела до поступков людей...
Лес вздыхал, ворчал, и ворочался. Что-то в темноте шуршало, ухало, прыгало... Когда заря позолотила кроны - поднялся, похлопывая по плечам и разминая заиндевевшие ноги. Коротко определил по солнцу направление, и медленно двинулся через чащу. Его не заботило - дойдет или не дойдет, что есть или пить, - плевать. Опустела душа.
Когда утро полностью вступило в свои права, и косые лучи высветили переплетенные корни - деревья неожиданно закончились. Аника вышел из леса, оглядывая широкий луг с заливной травой, гряду холмов, и разбросанные тут и сям мелкие рощицы...
Ты когда-нибудь сможешь взглянуть в глаза матери Нехвае, Аника?
Он брел, раздвигая ладонями стебли. Пусто внутри. Высокая трава доходила до плеч, стрекотали бесчисленные насекомые, порхали бабочки величиной с ладонь...
К середине дня небо неожиданно затянуло свинцовыми тучами, прогрохотал гром, и ударил так долго лелеемый здесь дождь. Забился под дерево, стуча зубами, среди водопада сплошной воды - редкие эшанские дожди всегда низвергались рекой...
Ты сможешь взглянуть в глаза Мире?
К вечеру выбрался на проселок. Развезенная после дождя дорога представляла месиво сплошной грязи. Шлюп-шлюп - слякоть с противным чавканьем отпускает босую ногу, и с жадностью заглатывает следующий шаг...
Опустошенная одинокая фигура. Измочаленные сапоги через плечо, платок потерялся еще в лесу... Шлюп-шлюп. Весело журчат многочисленные ручейки, поднимая слежавшийся сор и прошлогоднюю траву, заходящее солнце последний раз подмигивает над горизонтом...
Состояние оцепенения. Бледная луна серебрит рассеянным светом траву, небосвод устлан россыпью звезд. Ветерок обдувает озябшие плечи и мокрые ноги... Шлюп-шлюп.
Зачем ты кинулся драться, Лешик?
За холмом блеснул огонек. Потом еще один, и еще... Рядом с дорогой затемнели пятна высоких стогов. Аника прошел босыми ногами через скошенный луг, разгреб руками верхний влажный пласт, забрался в душистую сухую внутренность, и первый раз согрелся. Казалось, стог покачивается вместе с ним - как тогда, на пути из Погары... И дружеская рука просовывает домашнее вино, и мягкий хлеб с сыром...

Ночные огоньки оказались городом. Люди оглядывались на перемазанную в грязи фигуру, с прилипшими травинками сена. Тело ослабело от голода и дороги, ноги дрожали, и каждый шаг отдавался в животе болью. Вспомнились Перуны - тогда тоже не было денег, и жутко хотелось есть. 'Пошла вон, нищенка!!' - погнали от ближайшей таверны, 'убирайся!' - рявкнул владелец другого заведения...
Аника медленно брел по городу. Утро вступало в права - все больше прохожих на улицах, солнце золотит черепичные крыши. Кто-то оборачивается вслед, а кому-то все равно. Кварк. Что за город? Ему почему-то плевать.
Откуда-то доносилась музыка...
'Защити ее в Кварке...' - совсем не к месту вспомнился шепот незнакомой девушки. Иронично скривился...
Меня слишком ненавидит Эшу.
_______________________________________________________________

- Ярмарка? - удивилась Веника, приоткрыв занавеску.
- Похоже, - кивнул старый капитан, и пришпорил лошадь вперед...
Крики зазывал, шум толпы, звуки музыки, звон бубенчиков... Когда она последний раз была на ярмарке? Наверное, когда еще была жива мама. И Славка, и Ная...
Ань, ты была на ярмарках? Там прыгают шуты, и поют музыканты, и актеры играют пьесы... Знаешь, однажды мы купили костюм мага-звездочета - плащ такой, и колпак... Натерли Славку сажей до черноты! Она подкралась поздно вечером, и тихонько постучала в окно... До смерти напугали бедную Шузу! Бедная, до сих пор крестится...
Легкая улыбка тронула бледные губы.
Почему не оставить ярмарки в нашем мире, Ань? Почему мы должны отдать радость и смех? Крики детей, и утреннее солнышко?
Снаружи доносились веселые вопли и гомон. Где-то лилась тихая музыка, легкий печальный перебор струн, негромкий напев чего-то грустного...
Славка обожала петь. Старик Даввах мастерски играл на лютне, учил ребят, а мама любила арфу... Никто не умел так грустно играть на арфе, как мама. Струны по-настоящему плакали. Ты любила музыку, Ань?
- Рум, останови.
Кучер натянул поводья, карету окружила стража на лошадях. Старый капитан оглянулся вокруг:
- Ваше высочество...
Веника спрыгнула на землю, и медленно пошла сквозь людей. Мелодичный напев будоражил, заставляя трепетать и плакать память - будто на минутку вернулись те далекие беззаботные дни, когда можно было просто слушать и вздыхать... Юность, радостное предвкушение завтрашнего дня...
Кто это сможет понять? Она бы поняла.
Она тоже стонала, корчилась, и убивала себя. Только не хотела слушать...
Мелодично-минорный перебор приблизился, незвонкий тенор будто не пел, а рассказывал:

...Не верит принцесса, умоляют глаза,
Не хотят отзываться на зов небеса...
С трепетом тянет к небу ладонь:
Не верю, что её уничтожил огонь!

Веника вздрогнула. Шутка?

Ань, глянь на землю - проснись, отзовись!
Столбы света еще упираются ввысь,
Реки крови текут, и пылают дома,
И засохли миверки на столе у окна...

В глазах потемнело. Веника протиснулась сквозь толпу и недовольный гул - пел незнакомый слепой музыкант, прямо на земле, ловко перебирая струны. Белесый взгляд невидящих глаз бродил в неведомых далях...

Не для этого ты изменила судьбу,
Не для этого Эшу открыла стезю,
А чтобы однажды, светлой зарей
Ангелы с неба вернулись домой...

В горле пересохло. Люди притихли. Шум большой ярмарки казался далеким бутафорским фоном...

Но ответила та, чей облик незрим:
Я ищу путь у подземных долин,
Не зови меня, радость моя и сестра,
Не зови меня в ночь у слепого окна,
Лучше вспомни о том, что за твоею спиной
Сердце дочери нашей рыдает тоской...

Из глаз брызнули слезы - не надо... Я же почти смирилась, Ань... Ни шепота, ни звука - тишина над народом...

Ты молишь о знаке? Зовешь небеса?
Не надо, сестренка. Не вечны слова
Не стойки знаменья - миверки, иль сны
Не делают выбор святые цветы...

Перезванивались в ушах колокола. Из глаз текли слезы, она всхлипывала и бесконечно вытирала рукавом...

Приблизится час. Перекресток дорог -
Всех слез и рыданий последний залог.
Солнышко встанет однажды в пути,
И увидишь вдруг праздность веселой толпы...

Мир смазался. Перекрасился. Потеряли реальность люди, слепой музыкант, крыши домов, голубое небо с облаками...

И там, после стольких прожитых лет
Увидишь ты столь долгожданный ответ...

Смолк инструмент, певец склонил голову и опустил руки. Гул и хлопки доносились как из-за ватной стены, глухо звенели медяки...
Анечка, боже... Я столько ждала... Слезы лились и лились, она не успевала вытирать щеки. Какой ответ я должна увидеть? Молчала гвардейская стража за спиной, одобрительно гудела толпа. Разные лица - усатые и безусые, бородатые и женские, морщинистые и детские, незнакомые или...
Мир вздрогнул.
Сердце стукнуло последний раз, и остановилось.
Среди толпы прямо на нее смотрела она. В непонятном одеянии нищенки, круглыми от удивления глазами. 'Великая Эшу...' - вдруг хрипло выдавил за спиной капитан. Мир закрутился каруселью, заломило в висках - Веника ринулась из толпы, - боги, только не это...
Ноги несли и несли, без устали - осталась далеко за спиной ярмарка, улица, переулок... На берегу какого-то заросшего пруда бессильно упала в траву, и закрыла лицо руками: 'Прошу вас... оставьте в покое...'
Через секунду забряцали за спиной доспехи. 'Отставить!' - донесся хриплый приказ капитана... Тишина. На ее плечо вдруг мягко опустилась маленькая ладонь: 'Веня?' Веника замерла, боясь поднять лицо. Потом осторожно обернулась...
Дрожат облака. Она. Живая, на фоне яркого солнышка. Ни капельки не изменившаяся, точно такая же...
Ошарашенное лицо старого капитана. Молчаливая стража вокруг...
Я сошла с ума? Она обхватила ее колени руками, уткнулась лицом в перемазанную юбку и зарыдала.


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 30 окт 2018, 14:47 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 7


- Он дрался, - Мультик опустился на корточки, поднял веточку папоротника и понюхал: - позавчера, - провел ладонью по следам широких копыт, вдавивших мох в землю: - прикрывался лошадью, и отступал... - оглянулся вокруг, сморщился и выпрямился: - лошадь была ранена, истекала кровью, - дотронулся до глубокой борозды на коре, оглянулся на другие деревья. - Идиоты. Стреляли со всех сторон. Сюда.
Аника сглотнул комок в горле, Веника тревожно наблюдала. Парнишка-гвардеец со смешным именем был совсем молодой, но одним из самых опытных аххайских следопытов...
- Тьфу, - донесся брезгливый голос.
- Ублюдки... - согласился капитан.
За деревьями лежал труп. Уже начавший разлагаться, в теплой влажной среде. Паклей взбитая борода, незнакомое лицо, раздутое и мокрое, облепленное сонмом противно жужжащих мух... Аника зажал нос.
- Остатки сброда Шрамника... - снова забубнил за спиной толстый полковник. - Выловили почти всех, но они как клопы... Найдем, обещаю.
Глава Тернского гарнизона - самолично, как отче наш. Красный, обрюзгший, беспрерывно вытирающий лицо платком. Страх как боится политических нюансов - в столице часто сносят головы, не вчитываясь в детали.
- Мы сами, если вы не против, - сухо обронила Веника.
Тот поклонился, протер платком шею, грозно зыркнул на группу дворумских пограничников, в полном боевом облачении, и затопал к своему коню. Принесла же нелегкая, чертову принцессу, в подведомственный лес. Как назло - в столице из кожи вон лезут, чтобы аххаи не присоединились к союзу с Кварком.
- Еще один... - долетел из-за листвы голос мальчишки.
Аника бросился за деревья. Чужой, слава богам. Остекленевшие зрачки, по трупу ползают муравьи - гвардейцы морщатся. Лешик дрался.

Солнце просвечивает сквозь кроны над головой. На то, что Анике понадобилось полутора суток - сюда проделали часа за три. В глазах щипало, когда он думал об этом. Оказалось достаточно небольшого сбивчивого рассказа, еще у пруда, чтобы Веника тревожно оглянулась на капитана, и тот не своим голосом заорал: 'По коня-ям!'
Маленькая искорка надежды. Могли ведь не убить - выкуп, или еще что...
Пока Мультик искал дорогу в лесу - она переодела Анику. Отмыла его в ручье, самолично намыливая волосы - он только фыркал и плевался. Изорванные крестьянские тряпки безоговорочно полетели за кусты, даже не стала слушать, и затянула в элегантное платье. Боги, у принцесс это называется 'дорожным' - длинное, приталенное, поблескивающее нитями жемчуга. Понятию 'для дороги' соответствовал разве что глубокий разрез сбоку, который позволял бегать, или сидеть на лошади по-мужски. И при каждом шаге открывая длинную Аникину ногу, затянутую в почти невидимые уссы. Дорожные туфли получили свое гордое название только из-за чуть уменьшенного каблука. Аника хмуро оглядывал себя, а Веника хохотала: 'Ты совсем не изменилась!'
Бывшая княжна тоже мало изменилась - на Эше живут существенно дольше, чем на Земле. Повзрослела, по-статнела, исчезла девичья игривость и бесшабашный юный задор. Теперь она большая серьезная дама. Великая аххайская принцесса. Великая - потому как старшая, в венценосной семье. Кстати Аника, если всё правильно понял - теперь тоже принцесса. Ибо его тогда в реале причислили к своему роду. Гуде только узаконить титул... Офигеть...
Лешик как в воду глядел. Только надо было брать чуток повыше.
Дожил. Мало того, что девка, так еще и...
Карету оставили в городе - сюда летели верхом, прихватив только самое необходимое. Платье, ессно, умудрилось оказаться в этом числе - как только умудряется ничего не упустить из виду? Сидит вон, глядит, и беспрерывно вытирает слезы. И Аника сам готов расплакаться, как кретин...
Категорически боится оставить одного, даже на минуту - вдруг сгинет, пропадет, исчезнет, испарится, утащат или украдут? До сих пор не может прийти в себя, всё сомневается, протирает глаза, улыбается и плачет...
А Аника молча слушает. О лесных пожарах, о гибели князя. О прочесывании лесов и деревень, в поисках Наяны, о страшном пузырьчатом море... О матушке Ладе и Славке. Страшные времена трещали огнем и выстилали души шрамами. Сердце щемило, и исходило кровью... Веника плакала, а он нет. Некоторые вещи почему-то отзывались не слезами, а сушили как пламя... 'А Аленах? Лами и Гамм?' Канули сразу после Наяны - ни слуху ни духу... 'Аль?' Сестра тяжело вздохнула. 'Не надо, Вень. Не верю я в эту чушь...'
'Смерть отца покрыла трауром то время... - тихо проговорила Веника. - Но говорили, что Ная пыталась его остановить, вместе с ребятами. А потом все пошло прахом...'
'Не надо. Аль в жизни бы не причинил вреда Наяне'.
Веника только улыбнулась и вытерла слезы. Теперь все разберется, и встанет на свои места, да? Не надо, сестричка! Не смотри на меня так! Я - никто, сто раз убедился...
Оказывается, Веника уже давно солидная замужняя дама. Сын соседнего аххайского князя сумел добиться сердца последней дочери Брода. И у нее два замечательных сына и дочь...
'И у дочки есть еще одна мама, крестная! - она почему-то многозначительно грозит пальцем. - Которую очень любит, хоть и не видела ни разу! Хочешь знать кто?'
Аника снова ошалело хлопает ресницами: 'Кто-о? Не может быть!'
'Ты сама согласилась!' 'Я ничего не слышала...' - виновато опускает ресницы Аника. 'Потому что была не в Эваде, - мягко поясняет сестра. - И слава богам...' 'Эвада?' 'Небесные сады, куда Эшу забирает души погибших. Из Эвады не возвращаются, Ань...' Она снова вытирает мокрые глаза ладошкой: 'Она оставила тебя для этого мира. Я всегда чувствовала, а мне никто не верил...'
Где я был? Он устал удивляться. Эша не Земля. Мистические случайности тут выбьют из колеи любой, даже самый циничный мозг. 'Я люблю тебя, мама...' - вдруг вспомнился голосок в приграничной Терне...
'Посмотри на меня, Вень, - растопырил руки Аника. В изящном платье это вышло по-женски эффектно - чертыхнулся, опустил руки, и понуро закончил: - кто я? Не швыряюсь молниями, не летаю по воздуху... Что могу? Зачем? Какого черта?'
'Бродячий музыкант пел о тебе песню! - даже подалась к нему Веника. - Представляешь? Откуда он взял те слова, кто нашептал?'
'Он тебе пел', - не согласился Аника.
Веника только отмахнулась.
'За две недели, что я проснулась, - угрюмо продолжал Аника. - Сплошные ошибки. Меня чуть не убили два раза! И куча вопросов только растет...'
'Но ты здесь! - парировала Веника. - Рядом! Пусть даже через двадцать лет. А где должна быть?'
Он промолчал - аргумент непотопляемый. 'И для чего, по-твоему, я здесь?'
'Ты изменишь этот мир, Ань, - мягко улыбнулась сестра. - Теперь я знаю точно. И вернешь ангелов на эту землю...'
Тьфу, снова. Черт бы побрал этих эльфов, с их пророчествами.
'Я не верю в ангелов, Вень'.
Веника расхохоталась: 'Я люблю тебя, Ань!'
'Жизнь гораздо проще, - небрежно откинул влажные волосы за спину. - Без пафосных дифирамб. Перемены вершат люди, а не ангелы, - вздохнул и немного подумал. - Мне кажется, я знаю, для чего я здесь...'
'Не важно', - успокаивающе обняла его Веника.
Он немного помолчал, и тихо закончил:
'Я должна найти Таир...'
Улыбка сразу погасла, будто захлопнули дверь.

- Вот и она, - грустно сказал Мультик. - Долго держалась, бедная...
Среди прелой листвы лежала лошадь. Вся в черной запекшейся крови, с обломанными наконечниками стрел. Гвардейцы с опасением оглянулись на деревья, двойки боевого охранения скрылись из виду.
- Осторожно! - запоздало крикнул в спины парнишка, и быстро двинулся следом: - не затопчите мне все, боровы...
Аника обошел по кругу мертвое животное, мягко ступая каблучками по прошлогодним листьям, Веника взволнованно дышала рядом. Через сотню метров обнаружился еще один труп - верзила в грязном рубище уткнулся носом в корни. Судорожно вздохнул - Лешик не сдавался. Дрался, и пытался уйти...
- Стая, - выругался сквозь зубы капитан. - Даже не хоронят.

Удар под дых. Сразу стало не хватать воздуха...
'Значит, это правда?' - похолодел Аника.
'Ничего конкретного, - мрачно ответила Веника. - Обрывки и слухи. Странности то тут, то там... - она помолчала. - Егеря из королевского лесничества видели в чаще фигуры, по описаниям напоминающие... Сама знаешь. Над скошенным полем маленькой деревушки слышали звуки браккуры. В верховьях Дуная наблюдали световое явление... - вздохнула. - Занимает целый том. По отдельности не значат ничего, но воедино...
'Люди помнят, - еще пытался упираться не желающий верить разум. - Страхи могут мерещиться'.
'Каста техно-магов Дворума считает иначе, - добавила Веника. - Это твои земляки, Ань. И я им верю...'
'Техно-маги? Таирские лорды, что ли?'
Она кивнула. Аника закрыл рот. Кто лучше землян может провести анализ землян? Значит, правда... Все его неосознанные страхи, предчувствия...
Он опустился в траву, обхватил голову руками и замолчал. Вот так, Аника. Что дальше? А ты беспокоишься о том, что в платье...
'И что думаете делать?' - спросил после паузы.
'А что мы можем? - горько отозвалась сестра. - Одни слухи'.
'Искали?'
'Везде, - вздохнула. - От людей спрятаться можно. А вот от эльфов...'
Что ты задумал Таир? Лысый председатель, Кагум, командор? А я ведь знал, с самого начала знал...
Ночные страхи не уходят с наступлением утра. Не блекнут, не тускнеют, как сны. Они таятся до поры до времени, и набираются сил...
У тебя вся мощь земной эволюции, командор. Но и ты не везде всесилен.
'Я знаю где', - задумчиво ответил Аника.
'Что? - не сразу поняла Веника, а когда поняла - не поверила: - где?'
Земля никогда не сдавалась просто так. Там не люди, а компьютеры. Они просчитывают варианты. Им плевать на чувства, эмоции, мистику, и всю остальную чепуху. Обнаружились черти и ад? - супер, если это обещает выгоду...
'Там, - устало махнул под ноги. - Там, Вень...'
Цинично ухмыльнутся, покурят, и небрежно щелкнут сигареткой...
Сестра захлопала ресницами, и Аника добавил, ткнув пальцем в траву: 'Под землей'.
'Есть след...' - долетел из-за деревьев звонкий голос мальчишки.

Веселым многоголосьем перекликаются птицы, негромко бряцают боевые доспехи. За спиной уже добрых пара миль, от места стычки. Мультик опустился на корточки и оторвал широкую травинку, с засохшими каплями:
- Ранен, его преследуют, а он все уходит... - оглянулся на Анику. - Стойкий парень ваш друг.
Аника тронул коня, тревожно оглядывая мох и траву.
- Ведь не уйдет. Догонят, как иссякнут стрелы и силы... - почему-то добавил мальчишка-следопыт. - Закон леса.
- Ты будешь болтать, или искать? - разозлился капитан.
- Прошу прощенья, - не смутился парнишка. - Госпожа, - снова обернулся к Анике. - Он это понимал. Не петлял, шел прямо... будто целенаправленно, - выбросил травинку. - Вы случайно не знаете, куда?
Осенение ударило как обухом - мать твою!! Лешик! Трижды черт!!
Это же самоубийство... 'А остаться - нет?' - с иронией отозвался разум.
- Кажется, знаю, - хрипло выдавил. - Это недалеко...

Через несколько минут вернулась разведка: 'Трое дежурят вокруг камней. Остальные через полмили в лесу. Злые как черти, ругаются... - смотрят на Анику: - здорово разозлил ваш друг. В скалах есть, где скрыться?' 'Есть...' - вздохнул Аника. 'О них дурная слава...' - добавил один из Дворумских пограничников. 'Что с дозорами?' - перешел к делу капитан. 'Да какие дозоры... - презрительно сплюнул гвардеец. - Сброд! Максимум сутки, и сами бы не выдержали - ни терпения, ни порядка...' 'Позволим уйти?' - ухмыльнулся старый солдат. У гвардейцев и пограничников сразу обиженно вытянулись рты, командир обернулся к Венике. 'Делайте свое дело', - по-королевски кивнула сестра. Азартные воины мгновенно растворились в лесу...
Веника спрыгнула с лошади, теперь их дело - ждать. Трое оставшихся воинов распределились за деревьями, вскинули арбалеты. Опытная у Веники стража. Внимательно осматривают лес, лишь изредка оглядываясь назад...
Он всю дорогу чувствовал на себе взгляды. Капитан, конечно, просветил своих бойцов, кого они нашли на ярмарке - вот и получай сполна. Изумление и недоверчивость. Восторг, подточенный каплями непонимания. Та самая Анна? Святая? Не может быть! Архангел, уничтоживший силу демонов? Ничего себе... Минуточку, мне это надо переварить...
Где же она была? Почему скрывалась столько лет? Земляне как эльфы? - выглядит совсем молоденькой...
Аника всей кожей ощущал этот муравейник удивления простых ребят. Не создавайте себе героев, люди! Не возносите наверх! Горемыкам потом очень больно падать.
'Что за проблемы с Дворумом, Вень? - спрыгнул с лошади и одернул платье. - Ты ведь ехала в Реград? Зачем аххаям Кварк?'
'Не они нам, а скорее мы им... Дворум слишком усилился, - вздохнула принцесса. - Каста техно-магов творит чудеса, король Охард не жалеет средств, на внедрение всего этого в жизнь, и... - махнула рукой. - В общем, нужен противовес. Серьезный. Не должно одно, пускай даже трикоролевство, диктовать условия на всем подгорье. Кварк создал союз с Лодией, и теперь тянет нас...'
'Просто, политика?'
'Политика...' - качнула головой Веника.
Вдалеке за деревьями оборвался чей-то вскрик. Снова тишина, только пересвистываются птицы. Через десяток минут наконец появились гвардейцы, раздраженный капитан со звоном вогнал в ножны клинок: 'Тьфу... Даже неинтересно'.

- 'Чертово горло'? - вытаращил глаза старый воин, гвардейцы осенили себя знаками. Расщелина темнела чернотой, действительно напоминающей глотку неведомого чудища... Аника оглянулся на Венику.
- С давних пор люди находят такие, - пояснила сестра, кивнув на колодец. - Как правило, на розах ветров. Маги говорят - через них дышит то, что живет внизу...
- Он спустился туда, - Мультик присел на корточки, осматривая царапины на камне.
- Боги, парень... - выдавил капитан, и снова осенил себя знаком. - О чем ты думал?
- О том, чтобы выжить, - сухо ответил за него Аника, повернулся и полез из расщелины, придерживая платье и осторожно ступая каблуками по осколкам.
- Ань? - выскочила следом Веника.
- Я никого не прошу, - спокойно пояснил ей Аника. - Спущусь сама. Мне только нужна веревка.
- О чем ты? - не поняла Веника.
Из расщелины показались гвардейцы.
- Глоха, Рупер, - долетел зычный голос начальника стражи: - В Терну, за веревкой и крючьями - одна нога там, другая здесь, - два воина кинулись к лошадям. - Боху, воды на сутки. Меар, на тебе факела. Пакля в лошадях... еще двое козыряют и исчезают. - Лойд, ты со своей тройкой остаешься наверху. Чтоб ни одна муха!
Вокруг поднялась суета. Веника продолжала смотреть на Анику.
Когда он перестанет быть идиотом?
- Прости, Вень, - снова защипало глаза. - Прости...
Веника подалась к нему и порывисто обняла: 'Никогда не смей так думать, поняла? Никогда...'
- Ваше высочество... - подошел капитан, оглянувшись на порядком опустившееся солнце.
- Вечер? - спросил Аника. - Не успеем до темноты?
Дворумские пограничники убрались в Терну еще час назад, захватив пару оставшихся в живых пленных.
- Да нет, - покрутил бородой старый вояка. - Там черно, как в зад... простите. Ночь не имеет значения. Я о том, что... - смущенно почесал висок под бацинетом. - Мы найдем его, живого или мертвого. И вытащим наверх.
- Я спускаюсь, - догадался с полуслова Аника. - Не беспокойтесь за меня, командир.
- Ничуть не сомневаюсь в вашем духе, госпожа, - слегка поклонился седой воин. - Много наслышан. Но, - приложил ладонь к кирасе, и оглядел обеих. - Там слишком... даже для самого сильного воина, а что до женщин... - отвернулся и глухо закончил: - не могу, простите. Отвечаю головой. Потом можете разжаловать или казнить. На выбор.
Привет. Приплыли. Добро пожаловать в ряды слабого пола. А что? В таком обтягивающем блестящем платье, под землей... Круть! Пауки будут слюни пускать.
Посмотри на себя. В кого ты превратился, Аника?
- Мы спустимся, Дарр, - ободряюще улыбнулась ему Веника. - Дело не в женском упрямстве. Просто там есть кое что... что ты не поймешь. А она, - кивнула на Анику: - поймет. Понимаешь?
Капитан непонимающе перескочил глазами с одного лица на другое.
- Таир, - подсказал ему Аника. - Там может оказаться Таир...
Ни один мускул не дрогнул на хмуром лице. Будто окаменел...

Анику спускали последним. Толстая веревка туго опоясывала тонкую талию, что-то в темноте шуршало и пищало. Ноги иногда натыкались на камень, он отталкивался, и падал дальше вниз. Огонек факела наверху превратился в еле заметное пятнышко, прежде чем внизу замерцали отблески встречающих. Боги, Лешик, как ты умудрился один? Да еще уставший, и раненный...
Дружеские руки приняли и поставили на ноги, быстро распутали веревку. Аника огляделся - все тут, косо отсвечивают в мерцающем свете лица, кто-то осматривается, кто-то проверяет оружие. Веника тревожно дышит. Стены пещеры поблескивают, извилистый ход тянется куда-то вниз, и растворяется во мраке...
- Все запомнили? - последний инструктаж командира. - Ни шагу в сторону, ничего не трогать, не пинать. По словам госпожи Анны, - легкий поклон в сторону Аники, - местная живность сливается с камнями, на глаз не отличишь. Порядок движения - дозор, вместе с Мультиком, за ним тройка Львинки, я, рядом со мной леди Анна и Вионика, следом остальные по регламентному списку, замыкает тройка Оххи. Вопросы?
Вопросов не было.
- Двинулись...
Пологий спуск извивается как змея. Через сотню шагов нарисовались боковые проходы, парнишка-следопыт внимательно осматривает камни под ногами:
- Сюда.
Неровный свет факелов разгоняет черноту по углам, отблескивают только ближайшие стены. Все молчат, стараются не греметь латами, внимательно всматриваются в темень рукавов... Уши снова улавливают чуть слышимый шепот...
- Черт! - Мультик задумчиво чешет голову.
- Следы, - тихо соглашается капитан, опирается руками в колени и внимательно смотрит. - Много...
Аника не понимает - пыльный камень, множество каких-то зигзагообразных линий. Как они различают?
- Никогда не видел таких, ребристых...
- Потому как молод еще, - мрачно отозвался капитан, и оглянулся на Анику.
Понятно. Сердце кольнуло. Ты удивлен? Знал же...
- Давно? - спросил шепотом.
- Трудно сказать, - мальчишка выпрямился, осматривая камни. - Пыль лежит столетиями, движение воздуха слабое. Но не вчера, и не месяц назад.
- Парень куда пошел? - вернул разговор в насущное русло командир.
- Прямо, - махнул вниз по спуску, глянув на Анику: - сильно ослабел, шатается, хватается за стены...
- Вперед, - закончил прения капитан.
Еще пара поворотов, и неожиданно посветлело... Гвардейцы в изумлении остановились. Знакомое зрелище - вытянутая необозримая пещера, противоположный край в легкой дымке, поблескивает слюда на стенах, стелется бурый мох...
- Ничего себе, - приглушенно загудели воины. - Даже видно!
- Тушить факела, - коротко приказал глава.
- Стоп, - Мультик снова опустился на корточки. - Мать твою!
Стражники сразу опустили лица под ноги.
- Конец, - молодой следопыт поднял маленький лоскуток, растерянно разглядывая бурую поросль. - Ничего не понимаю...
- Не тяни, - рыкнул капитан.
- Он перевязался, - парнишка выкинул тряпку. - Много крови, и... - поднялся с корточек, виновато озираясь вокруг. - Больше он не шел. Его унесли...
- Кто? - побагровел воин.
- Лапы! - развел руками Мультик. - Крупные лапы, много лап...
Люди замолчали, скрежетнули зубы. Одры. Тысячелетия ими пугали маленьких детей.
- Куда?
Мальчишка оглянулся на пещеру.
Аника сглотнул, Веника испуганно сжала руку. Она постоянно держалась рядом, не спуская глаз... Одры. Как их назвал Вешка - архи и охры?
- Всё, Ваше высочество, - твердо отрубил капитан. - Ваш путь закончен. Вы увидели, что хотели. Охха, - махнул замыкающему бойцу. - Отведешь назад, проследишь за подъемом...
- Разжалую, - предупредила Веника. - Исполосую. Сошлю в горы или на рудник.
- Сколько угодно, - даже не повел бровью старый воин. - Зато будете живы.
Аника скрипнул зубами. Короче, брысь. Бабам тут не место.
Отряд начал быстро вытягиваться вглубь, к смутно просвечивающимся сквозь марево пятнам сталагмитов... А две девушки стояли, и смотрели вслед. Пока туманная дымка не скрыла завешанные железом спины...
Непривычно, да? Глазищи сверкают, ноздри раздуваются, грудь вздымается, каблучок отстукивает... Картинка! Марш домой. А то соберешь феромонами всех пауков в округе. Раньше надо было думать, раньше.
Только продержись, Лешик. Эти - выручат. Не сомневайся.
- Ваше высочество... - аккуратно кашлянул боец за спиной.
Веника вздохнула, и взяла за руку:
- Они найдут его, Ань...
Аника повернулся и побрел к выходу. Ненавижу подземелья. Ненавижу Арахну. Ненавижу, когда теряю. Ненавижу себя...
Темень шуршала, попискивала и постукивала. Шепталась в темноте, и смотрела тысячью невидимых глаз. Откатывалась и накатывалась коварно-мягким прибоем...
Как будто кто-то сыпал зерно на каменистый пол.
Поток.

Говорят, мы приходим в мир для познания. Рождаемся, растем, развиваемся. Говорят, если бы не эмоции - мы давно увидели бы смысл. Нашли ответы на все вопросы. Чувства дисбалансят тональность, вгоняют в тот или иной спектр восприятия - мешают логике, отрешенному видению и здравому смыслу...
Аника похолодел, в животе тонко и нудно засосало...
- Что случилось?! - побледнела от его вида Веника.
Он обернулся - дрожа, не веря самому себе...
Что дают нам чувства? Только глупые поступки...
- Поток!!! - эхо отразило крик, и передразнило в бесчисленных переходах. Веника испуганно отшатнулась...
Глупые, идиотские, никому не ненужные.
Мелькали стены - он не чувствовал ни ног, ни камней под тонкими каблуками. 'Аня-я!' - кричала за спиной перепуганная Веника, тяжело бряцали доспехи Оххи. Распахнулось пространство грота - замелькал мох, надвинулись пятна сталагмитов...
- Капита-ан!!!
Это уже было однажды. Сто лет назад. Звуки браккуры над головой, неистовый бег, и осознание гибели... Свинцовые очереди руглеров и черные трупы людей. Все повторяется - время имеет вид спирали?
- Наза-ад!!!
'Аня-я!!' - где-то за спиной кричала Веника, и нажимающий изо всех сил воин...
За конусами каменных наростов неожиданно распахнулась чернота отвесной пропасти - Аника упал, перекатился через голову, еле удержавшись на самом краю - вниз посыпались мелкие камни... Судорожно отполз и поднялся - чрев бездны чернел непроглядной тьмой. Широкий разлом под ногами убегал влево и вправо, и терялся во мгле.
Забряцали доспехи - справа в дымке нарисовались фигуры воинов.
Прибой уже не нарастал, а гудел сплошным гулом. Аника оглянулся, вглядываясь в туман - о, боги...
- Анька... - из-за сталагмитов выскочила Веника, вместе с гвардейцем, отшатнулась от края провала и тяжело оперлась о колени: - о боже...
Вдоль обрыва уже спешили воины, во главе с капитаном...
- Поток... - хрипло сказал им Аника, тяжело дыша. - Сейчас будет месиво.
Эмоции толкают на безрассудство. Тупость и глупость. На то, что никогда бы не совершил спокойный расчетливый разум. Эмоции застилают глаза и тупят мозг...
Между каменными наростами замелькали огромные омерзительные фигуры...
- К бою! - мгновенно оценил воин, сверкнул глазами на Анику, и оглянулся на своих людей. Слаженно сомкнулся строй, отрезав девушек от камней, щелкнули опустившиеся на землю щиты, зазвенели выдвинувшиеся мечи... - Приоритет знаете... - приглушенный приказ командира. - Умрите с честью.
Ты УЖЕ не дал ему умереть с честью, Аника. Веника не вернется домой.
Сестра выпрямилась. Истинная дочь северного народа сверкнула глазами, подалась вперед, задвинув его плечом, и вытащила кинжал. А Аника только растерянно перебегал со спин солдат на туманные камни...

Ты устал от ошибок, Аника.
Это не твой мир. Знаешь, зачем Эшу дала тебе чувства? Чтобы ты увидел весь идиотизм безрассудства...
Время действительно имеет вид спирали. Как и тогда, в горящей деревне - разум стремительно терял ощущение реальности...
Все бессмысленно.
Первые тараканы торпедами врезались в строй. Бывалые воины умело пропустили тяжелую массу, и заработали мечами с боков - оба порождения ада в судорогах задергали лапами...
На этом четкость и слаженность закончилась - из-за сталгмитов хлынул поток. Сумасшедший бой распался на отдельные участки неистовой сечи...
Целостности больше не существовало. Перед глазами прыгали сумасшедшие пятна, как хаос мозаики, который отказывался складываться в картинку. Хрипы, крики, звон мечей, кошмарные членистые ноги, жвалы, усы, блестящие тела... Мелькнуло светлое платье Веники - с воплями всадила нож куда-то под коричневый панцирь...
Что-то ударило по ногам - гигантская лапа судорожно сгребла гальку, сбив с ног половину людей. Аника тряхнул волосами и вскочил, пытаясь найти в этом месиве хоть чуто-то, куда можно вонзиться ногтями и зубами. Удар в спину - снова покатился, - и всё заслонила надвинувшаяся кошмарная морда, в перекрестии длинных жвал... 'Смотреть!!!' - донесся дикий крик капитана - кто-то пробежался прямо по чудищу, и вонзил клинок в адову морду...
Все смешалось. Перекрутилось, в этой неистовой нечеловеческой бойне. Еще один воин кувыркнулся под выгнутыми лапами и оказался рядом, стараясь прикрыть железом. Мелькнуло светлое платье раненной Веники, в огромных красных разводах - кто-то из бойцов повалил на землю, и закрыл собой. Снова удар - Аника в который раз летит на спину, и вдруг не ощущает земли...
Время замедлило ход. Мир потерял реальность. Он больше не увидел ничего. 'Аня-я-я-я!!!' - раненным зверем закричала Веника, вытягивая в его сторону руку, капитан застонал и сорвал с головы шлем. Те, кто оставался на ногах - сделали последний яростный рывок, но было поздно...
Пропал свет и завертелась мгла перед глазами - он падал в пропасть...

Последний отголосок сознания, будто понимая - что за секунду не успеет ничего... ни вспомнить, ни представить... Сделал единственное, что мог сделать за эту секунду. Прыгнуть в это яркое пятно света, которое так навязчиво мерцало в закрытых глазах...

'Ааааааа...' - захрипела Веника, уронила голову на руки, и затряслась в безудержной боли. Прикрывающий ее гвардеец поднялся, не сводя хмурого взора с ближайшего монстра. Капитан швырнул шлем в окровавленную морду, и вздернул клинок. Еще один воин от удара отлетел к сталагмитам, и мрачно поднялся, срывая с себя погнутые доспехи...
Холодная ярость спустилась под землю. Больше никто не хотел выживать...
Тогда и произошло то, что не происходило на этой земле три тысячи лет.
То, что никто не смог потом описать.
То, что затмило саму мысль.
То, что повергло в шок самый циничный мозг...
Яркий свет озарил место кровавой сечи. Волна монстров потеряла зрение, ориентацию, и замерла, на полусогнутых лапах. Веника вздернула лицо, прикрыв глаза от света ладошкой... Раненный капитан опустил меч и заморгал... Оставшиеся на ногах гвардейцы обернулись, прикрывшись руками в латных перчатках...
Над пропастью прямо в воздухе висело нечто... Сверкающее ярким светом, переливающееся, слегка покачивая огромными изящными крыльями - невыразимо прекрасное и удивительное... Длинная блестящая туника, перетянутая золотым поясом, легкие золотые наплечники небесных доспехов, белоснежно-золотой каскад волос - все отсвечивало светом, непередаваемой нечеловеческой тонкостью и красотой... И только пристально-внимательный взгляд мог распознать в совершенстве прекрасного лица черты Аники...
Замерло время. Остановился мозг. Смотрела Веника, из-под ладошки, тряс головой капитан, пытаясь проснуться, разинули рты гвардейцы, приоткрылись глаза умирающих...
Воздух вибрировал от звуков, наяву слышимого шепота - перекликающееся свистящее эхо разлеталось далеко за скалы и туман: 'Ан-на-Ан-на-Ан-на-Ан-на-Арах-ска-я-Ан-на...'
Он не знал, что дрожал не только воздух в подземной Арахне. Взорвался весь мир - тысячи ведьм на минуту потеряли зрение, и затряслись в неожиданном пророческом спазме, тысячи магов свалились на землю, паркет или пол - брызгая пеной и вращая глазами... В мир ворвалась невероятная, просто немыслимая весть...
В мир Эша пришел ангел.
После трех тысяч лет - в этой земле сверкнули небесные крылья...

______________________________________________________

Он не знал. Висел, помахивая огромными красивыми крыльями, и ничего не понимал. А потом вдруг полыхнул яркой вспышкой - люди снова прикрыли глаза перчатками...
Взвилась в воздух туча коричневого пепла, застилая видимость... Все, что осталось от подземной членистой нечисти, на обозримом пространстве площадки - свет мгновенно испепелил все, что не достойно света. За сталагмитами поднялся дикий топот и визг - поток в панике ломился прочь, в ужасе давя и круша друг друга. Огромный многомильный поток, который никогда ничто не могло остановить на его пути.
Серые хлопья медленно оседали на камень. Среди мягких куч остались только четверо ошалело оглядывающихся воинов, в помятых латах. И Веника, откашливающаяся, пытаясь подняться на непослушных руках... Боги!!!
Светящаяся линия протянулась от места, где был - подхватил падающую девушку, и осторожно опустил на землю. Веника часто моргала, давясь кровью и слезами, всхлипывая без сил: 'О, боже... о, боже...' 'Все хорошо, - мягко откинул окровавленную прядь волос, и протер ладошкой мокрые щеки. - Не разговаривай, ладно?' Мокрые щеки мерцали отсветами от него, она вдруг повернулась в сторону, сплюнула кровавый сгусток, оперлась руками о землю и начала подниматься...
Он выпрямился. Все расплылось в какой-то нереальности - ничего не понимал, не анализировал - просто пытался. Шок вогнал в прострацию, понимание придет позже. На задворках сознавал основу - только круглый идиот не сассоциирует крылья за спиной, и умение ими махать, - но остальное... Обернулся к умирающим телам остальных ребят - теплая волна голубоватого света озарила людей. И раненные воины зашевелились, и тоже начали вставать. Растерянно глядя то на Анику, то на затягивающиеся прямо на глазах раны...

Лязгнуло за спиной железо - капитан упал на колени, и низко склонил голову. Тут же хором бряцнули все остальные, вместе с Веникой...
- Эй-эй... - обескуражено завертел головой Аника. - Вы это... прекратите мне!
Его голос прозвучал небесной трелью - эхо унесло перезвоном за камни, как чарующий колокольчик...
Заскрежетали латы - воины принялись послушно подниматься...
- Вень... - Аника нагнулся, и принялся тянуть за руку всхлипывающую непослушную сестру. - Давайте все обратно, ладно? Я теперь сама найду Лешика...
Веника молча кивнула и встала, не переставая всхлипывать - по щекам продолжали бежать слезы. Аника мягко обнял, успокоивающе поглаживая по хрупким плечам:
- Ну все, солнышко, все... - тихо вздохнул. - Думаешь, я сама хоть что-то понимаю?
Непередаваемо изящная фигура, переливающаяся светом, озаряющая всю каменную поляну. Мерцающий каскад волос, чарующие глаза, волнами света спадающая туника, блестящие небесным золотом тонкие детали элегантных невесомых доспехов - как напоминание о статусе воина... Сама изысканность и крастота полыхали перед людьми...
Белоснежные крылья сложились вокруг тела, ниспадая вниз перистыми волнами, вроде теплого плаща. Его лопатки будто обрели тысячи дополнительных нервов, как руки - распускать, махать, складывать, прикасаться, загребать или отбивать, - тысячи неведомых ранее движений и действий...
Огонь внутри разливался жарким пламенем, бегая по венам тысячами разных оттенков...
Анике было, отчего не понимать.
Было, отчего уйти в прострацию...


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 15:18 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 8


- Что-о? - округлил глаза командор. - Какой нахрен ангел?!!
- Не кипятись, - аккуратно поправил очки Кагум. - Вспомни, с чем сталкивались рейды, ниже двенадцатого уровня...
- Меня не интересуют способности местных форм жизни! - рявкнул глава безопасности. - Выносите мозги биологам! А это... - ткнул пальцем в листок. -Прекратить! Немедленно. Не хватало нам тут еще мистической чепухи...
- Эшу, эльфы, орукулы, - снисходительно напомнил Кагум. - Приборы постоянно фиксируют аномальные явления в зонах приема. Мистической чепухи тут выше крыши, Лорг.
- Дайте мне Д-волну нормального диапазона, - сверкнул генерал. - И я вскрою весь ваш чертов ад, как консервную банку, вместе со всей мистикой! - тяжело опустился в кресло. - Хватит. Дальше, - кивнул офицеру по связям. - Не могу поверить.
Бледный офицер перевернул несколько листков в блокноте, и откашлялся:
- Примерно две недели назад, в маленьком городке Погара, был куплен сертификат в имперский экспресс, на имя Анны Брода, до города Марика. Марика, - взглянул на начальника, - ближайший к владениям Брода за степью. С этого все и началось. Странная девушка была задержана, и допрошена окружным дознавателем...
- Значит, девушка, - усмехнулся командор. - Это возможно, Дерриус?
- Если он выключил защитные би-читы, - пожал плечами Кагум, - то, по мнению главного врача, за такое время интенсивность могла достигнуть критической величины. И привести к изменениям.
- Девушка, - снова усмехнулся командор. - Очень интересно.
- Дальше он теряется, - офицер быстро перевернул несколько листков. - И всплывает уже с аххайской принцессой Вионикой, в чертовом лесу у границы с Кварком. По свидетельствам очевидцев - кого-то искали.
- Именно тогда и случилось ЭТО, - добавил Кагум. - Ты веришь в совпадения, Лорг?
- Я никогда не верил в совпадения, - задумчиво проговорил старый генерал. - Двадцать лет... - толстые пальцы выбили дробь на столешнице. - Где ты был, парень? Или, - в очередной раз усмехнулся. - Уже не парень? Ладно! - шлепнул ладонью по столу, заканчивая прения, и глянул на офицера: - взять его. Срочно. Всех в работу - Бартоломео, Урга...
- Осторожнее, Лорг, - напомнил очкарик. - Будет шум. Дом аххайского короля.
- К черту, - поднялся из-за стола командор. - Ты хочешь, чтобы эти три ублюдка нашли раньше нас? К тому же, - нахмурился, сведя вместе кустистые брови. - У него Д-матрица, мать твою, чтобы вы ни говорили! Д-волна! Как такое возможно? Только не вешайте мне лапшу про ангелов.

___________________________________________________________________

Цепочка воинов втянулась в проход наверх, заплаканная Веника последний раз оглянулась - Аника успокаивающе махнул: 'Все хорошо, я скоро вернусь!' Она будто услышала, губы тоскливо шевельнулись в ответ: 'Не скоро, я знаю...' 'Не надо, - деланно строго качнул головой: - лучше поцелуй за меня Аньку. И 'его величество', вихрастого Гуду!' Веника сквозь слезы улыбнулась.
Серые скалы скрыли завешанные пыльными латами спины. Аника еще некоторое время смотрел, потом вздохнул и опустился на камень.
Что происходит? Как найти объяснение всему этому калейдоскопу? Откинул за спину свои длинные мерцающие волосы и оглядел себя - шиза? За что все это? Блестящая туника, волнами света спадающая вниз, фигурные детали элегантных узорчатых лат, поблескивающие небесным золотом изящные туфельки на маленьких ножках... Всё невесомое - он не чувствовал ни грамма веса. Оглянулся за спину, распустил и снова сложил свои невероятные крылья - о, боги...
Голову потихоньку отпускало. Но реальность подходила очень осторожно, словно ощупывая каждый шаг - слишком непростым оказался последний час. Состояние полусна, как когда-то, в Таире. Поднял руку, рассматривая свою удивительную изящную ладошку, будто выточенную неземным художником - пошевелил пальчиками, сжал в кулак... Это ведь не программа. Не придуманный вирт...
Боги, и каким кадилом меня угораздило стать небесным посланником?
- Хорошо, - громко сказал вслух, хлопнул по коленям и поднялся: - первый вопрос, - оглянулся вокруг, будто разглядывая невидимых слушателей: - парень сверху, немногим более суток назад. Спустился по этому проходу. Где он сейчас?
Воздух взметнулся гулом шепота, свистящее эхо забегало по скалам...
- Тише-тише... - вздернул ладонь. - Не все сразу. Показать сможете?
Снова взрыв шепота, ничего не разобрать. Затем, по-видимому, это нечто стало сбиваться в единый ком, пытаясь стать более видимым... Воздух у сталагмитов задрожал, заколебался, будто над свечкой...
- Ладушки, - кивнул Аника. - Вижу. Ведите.
Подрагивающее марево дернулось в сторону - Аника распустил крылья...
Один мах легко подбросил, будто пушинку - белоснежные творения чувствовали воздух каждым перышком, легко паря на невидимых струях. Он летал раньше - знакомое ощущение. Только в сотню раз живее.
Поворот. Еще один. Яркий свет освещает пространства пещер, редкие членистые твари улепетывают со всех ног, шероховатые стены несутся назад. Быстрее, еще быстрее, нырок в черное отверстие прохода - что-то шарахается в темноту, что-то визжит, - и снова необъятное пространство гигантского грота. Кажется, крылья не знают предела скорости. Пещеры распахивают свои внутренности, туманная дымка стелется где-то внизу, поблескивают сосульки над головой...
Через десяток минут подрагивающее марево растворилось у темного провала какой-то хода, и воздух снова наполнился нечленораздельным свистящим шепотом. Аника опустился на землю - груда валунов, обвалилась откуда-то сверху, от темноты несет сыростью. Ладно. Заглянул внутрь - извилистый лаз крутился куда-то наверх...
- Спасибо, - поблагодарил невидимых гидов и шагнул внутрь. Свет освещал проход до каждой трещинки, темнота испуганно отпрыгнула за поворот. Он не имел представления - смертен или нет, насколько действенна яркость, какова сила или влияние... Все-таки с мечом в руках было бы спокойнее...
Значит, одры. Ход продолжал подниматься. Несколько плавных поворотов, и вдруг - серая влажная стена. Тупик. Растерянно осмотрелся - вертикальная шахта круто уходила вверх...
Шутка? Еще один выход?
Чертовы шептуны издеваются?
Где одры и Лешик?
Задрал голову, разглядывая круглый колодец...
- Все живое имеет память, - вдруг что-то сказало внутри, четко и ясно, Аника от неожиданности вздрогнул... Черт!
Сумасшедший мир. Никогда не привыкну.
- Вы кто? - на всякий случай спросил, совершенно не надеясь на ответ.
- Дом, - неожиданно ответило это что-то. - Кров, где нити свершений, и покой...
Он обожает ребусы.
- Арсанг, - пояснило в мозгах - Аника снова опешил...
Неужели ты еще способен удивляться, Аника? Обитель ангелов, что тут такого? Разговаривает. А прошлый голосок, срывающийся, переживающий... судя по всему, принадлежал Ане, его крестной дочке... Ничего странного. Ангел. Все дела.
Облизнул пересохшие губы - ладно... Память так память. Опустился на корточки, и прижал ладонь к пятну мха под ногами...

- Мы не знаем, что там... - высокое существо с клыками подняло острую морду вверх. - Но свет убивает. Архи недостойны света.
- Дигвентус считал иначе, - Лешик тоже задумчиво сощурился в темную глубину выхода. - И не было похоже, что бы он умирал...
Несколько чудовищно коптящих факелов неровно освещают страшные оскалы и камень, красные глаза мерцают отсветами. Парень выглядит совсем хрупким, в окружении мохнатых чудищ - как крупные волки, вдруг поднявшиеся на задние лапы. Мерцают железные пластины на животах, пламя подрагивает от легкого сквозняка.
- Видимый свет неразрывно связан с внутренним, - философски пожало плечами существо. - Дигвентус решил, что достиг границы прозрения, и посчитал возможным. Но темень - не свет. Ангелы не зря запретили выходить из глубин.
Лешик бледен, измучен, держится рукой за стену. Грудь перебинтована, руки в запекшейся крови. Но голос тверд, глаза спокойны, ироничная усмешка кривит губы:
- Думаешь, наверху зла меньше? Думаешь, люди справедливы? Боги, Архиус... Не надо сравнивать внутренний свет с внешним.
- Не мы держим весы судеб, не у нас вердикт дозволенности. Не просто архи умирают, и не рождаются вновь... - существо снова глянуло вверх: - ты слаб, человек. Тебе трудно добраться до конца.
- Так же, как вас сушит свет - нас мучает тьма... - Лешик оглянулся и втянул воздух. - Тут очень много того... к чему вы давно привыкли. А люди нет. Мои раны не затянутся, и кровь не перестанет...
- Вот, - кивнул подземный зверь: - Это полюса. Мир справедлив.
- Или нас заставили так думать? - не согласился парень. - Однажды я встретил старого путника, с длинной бородой... Он рассказал странную историю, о Варганне...
Существо замолчало.
- Ты ведь слышал о Варганне, правда, Архиус? - усмехнулся Лешик.
- Кто не слышал о Варганне? - пожал плечами мохнатый зверь. - Но когда-нибудь ангелы все же вернутся, и не все готовы к суду... - он оглянулся, принял из лап спутников странный предмет, напоминающий огромный волан, из деревянных брусьев, и протянул человеку: - держи.
Лешик поднял штуку вверх - окованные железом бруски растопырились, как зонтик, упершись в неровные стенки колодца.
- Удачи, человек... - кивнуло существо. Парень махнул в ответ, поставил ногу на каменный выступ и полез наверх. Щелкнул рычаг, ребра сошлись, вытянул выше - новый зацеп.
- Ты знаешь, Архиус, - донеслось сверху. - Если ангелы - посланники неба... То вряд ли станут судить за то, что кто-то тянется к небу.

Аника поднял ладонь и выпрямился, выпустив воздух - ничего себе...
Значит, Лешик выбрался.
И не все одры - зло.
Интересный ты парень, Лешик...
'Арсанг? - позвал невидимого советчика, немного подумал, и наконец решился: - как тебя найти?'
'Ты знаешь как. Путь домой - внутри каждого...'
Снова загадки. Аника зажмурился и завертел головой. Свет теперь переполнял все. Но действительно - в одной из сторон будто пробивалась путеводная звездочка... Маяк?
Он еще был наивен, и не осознавал значения нового 'я'. Спустился пешком по проходу, не решаясь раскрывать крылья в узких стенах, оглядел знакомое пространство грота, и взлетел - перышки каждой клеточкой почувствовали плотность воздуха...
Ангелы - не люди, Аника. Они не ведают расстояний.
В глазах полыхнуло, и вокруг неожиданно распахнулось пространство совершенно другой пещеры - необъятной, огромной, со сверкающим фантастическим сооружением в центре... Заложил крутой вираж и завис на месте - ну блин...
Пространство с пару десятков миль - не охватить глазом. Без малейшего следа дыма. Груды камней кажутся песчинками, а сталагмиты - редкими пучками травы. Дальние стены тускнели размытым коричневым фоном, на таком расстоянии не разглядеть неровностей и трещин. В центре вздымалась одинокая скала, как назидательный перст, на головокружительную высоту. И на самом верху -изливающийся потоками света футуристический замок-башня, перевитый ажурными спиралями площадок и лестниц... И вся эта гармония, созданная из плавно переходящих друг в дружку островерхих башенок поменьше, - сверкала как зеркало, отразившее солнечный свет. Человеческому глазу никогда не увидеть ничего более выразительного.
На высоте, от одной из стен, перелетал длинный ажурный мост, на тонких опорах, тоже весь переливающийся светом...
Ничего себе.
Аника завис, синхронно хлопая крыльями и глазами. Неведомым художникам неведомы пределы и грани...
Ну, здравствуй, Арсанг.
- Здравствуй, хозяйка, - немедленно отозвалось это чудо совершенства. Вот черт. Хлопнул своими белоснежными перьями, стремительно взвился ввысь и опустился у входа. Мост под ногами напоминал полупрозрачный хрусталь... Высокие двери приглашающе раздвинулись...
- Добро пожаловать домой, - уже прозвучало в воздухе.
Или глаза привыкли к свету, или новая сетчатка не реагировала на яркость - но свет не мешал. Внутри интенсивность уменьшилась до привычной - Арсанг не хотел шокировать. Арсанг хотел успокоить.
Коридор, с высокими колоннами. Каскад залов... Лимит изумления превысил норму, чаша переполнилась - мозг вошел в режим простого фиксирования картинок. Аника устал удивляться. Человеческий диапазон восприятия не способен полноценно оценить величину творческого совершенства - для него все, что прекрасно, - просто прекрасно. Хотя и отдавал отчет, что виденное превосходит воображение, и оставляет далеко за спиной даже эльфов.
Возможности глаз расширились, он теперь видел значительно больше. Невиданные ранее цвета и оттенки, и даже сам воздух светился дополнительными спектрами. Но никогда не был возвышенной творческой натурой. Красиво - и красиво. Классно. Во! - растопыренный большой палец... Экспрессия или колорит - уже вне сферы восприятия.
Залы плавно перебегали друг в друга, коридоры спиралью сбегали с этажа на этаж - ни лестниц, ни ступеней. Небесные создания не нуждались в утомительных подъемах, и опоясывающие переходы выполняли более прогулочную, чем соединительную роль. Воздушные мостики, над журчащими водопадами тихой воды. Невиданные цветы и зелень, превращающие залы и коридоры в сад. Камень под ногами искрил ненавязчивым природным рисунком. Низенькие резные перила - ни ограждений, ни предохранительных парапетов. Ни дверей, ни замков, ни ключей. Уютные беседки, с мягкими скамейками и столиками, полные вазы ароматнейших фруктов и ягод, запотевший хрусталь неземных нектаров и вин...
Разве здесь можно жить?
- Могу подготовить более привычное, - отозвался голос. - Только... сомневаюсь, что это, - невидимый собеседник будто сделал широкий жест, - станет местом вашего постоянного обитания.
Удивительная проницательность.
- Кто ты, Арсанг? - спросил Аника. - Не верю, что каменные колонны.
- Скорее - свет, - ответил кров. - А значит - и колонны. И зелень, и цветы, и вода. Я живой, если это имеется ввиду. У всех свое служение.
Понятно. Меньше всего хотелось говорить о теологии.
- Я не могу все это по-настоящему оценить, Арс, - извинительно вздохнул Аника. - Я все-таки человек. Приземленный.
- Всему свое время, - мягко отозвался голос. - Ничто не постоянно.
Центральный зал. Свободное пространство возносится на множество этажей, зал опоясывают открытые ажурные галереи. В центре, на возвышении - огромный белый камень, в потоке света...
- Камень судеб, - благоговейно сказал Арс.
Аника медленно подошел ближе, вытянул руку в водопад света - ладошка вспыхнула миллионом искринок... Кристаллы и на земле испокон веков считались своеобразными аккумуляторами. Перед глазами замелькали густые паутинки разноцветных полосок, он закрыл глаза...
Огромный мерцающий ковер, из мириада переплетенных нитей... В отдельных местах общий хаос прорывался невиданными узорами, в других - зевом провалов и дыр...
Аника замер. Нити сверкали, переливались, мерцали, вспыхивали или гасли... Прерывались или соединялись, разбегались или сбегались, или сплетались в блестяще-тусклые узелки... Дыхание замедлилось, боязно даже вздохнуть. Не надо семи пядей во лбу, что бы понять - что сейчас видят его глаза... Нити жизней и судеб. Самый настоящий ковер эшанского мироздания. Узор или хаос... Где-то тут наверняка есть даже Веника...
Одна из блестящих черточек сразу приблизилась, окруженная десятками других изгибающихся росчерков. Аня? Рядышком сверкнула соседняя. Лешик?!! Выплыла третья. Ничего себе... Каждая полоска местами горела спокойным светом, а частью - мерцала, раскрываясь пучками чуть видимых прозрачных веточек, в темноту не исполненного узора... Возможные варианты судеб?
- Кажется, тебе не надо ничего объяснять, - Арс, естественно, был рядом. - Ты уже догадалась? Тебе придется создать этот рисунок.
Офигеть...
Я что, господь Бог?
Он стоял и смотрел, на клубочки жизни близких ему людей. Аня, Лешик... Понимание набухало, набирая вес - грозясь обрушиться, и свихнуть голову...
- Я не могу, - растерянно оглянулся. - Я же... просто человек!
Молчание.
- Я... я... - запнулся, не найдя подходящих слов. - Почему я? Зачем?!!
Тишина.
Как сомнамбула отошел к стене и опустился на скамейку. Только сейчас достучалось осознание... всей невозможности, необъяснимости того, что с ним произошло. Мозг стремительно выпадал из полусна в реальность, а реальность... уже совсем не напоминала сказку.
Почему я?!!
- Ангелы - не просто властители мира, - мягко ответил невидимый помощник. - Они несут бремя боли, и тяжести решений...
На небе ошиблись! Я же... простой мальчишка! И за себя-то толком не мог ответить...
Не бывает решений без ошибок, без тупиков...
Безнадежно поднял лицо, разглядывая открытые галереи этажей, взбегающих вверх - белый замок молчал. Белый замок не хотел давить.
Я не хочу отвечать за судьбу целого мира!
- Почему они оставили Эшу, Арс? - обессилено уронил голову на руки.
- Они не оставляли Эшу, - тихо ответил кров. - Они погибли, защищая этот мир...
Вот те и раз. Мозг уже невозможно удивить. Ангелы смертны?
- Не в твоем понимании, - пояснил собеседник. - Береги свет внутри себя, Анна Арахская. Не исчерпай больше того, что успеешь восстановить...
Свет...
- Я не справлюсь одна.
Молчание. Не все вопросы требуют ответов.


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 02 ноя 2018, 18:16 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 9


Аленах осторожно поднял полную кружку, пытаясь не расплескать. Непростое действо, ибо рука тряслась, как у паралитика. Задержал дыхание, старательно фокусируясь на вожделенном сосуде, и залпом опрокинул в рот. Вытер рукой мокрые усы, и снова потянулся к кувшину: 'Я знал... Каждый раз, когда выжигал сотню-другую-точно знал...' Голос сипел, как простуженный. 'Хватит, - сморщилась Лами, оглянулась на людей в зале и потянула за рукав: - пойдем, Алл...'
Синее от многонедельной пьянки лицо, красные глаза, слипшаяся борода. В переполненной таверне на удивление не шумно - трактирщик, как святая Немезида, возвышался над стойкой, поглядывая на тихо гомонящую толпу. 'Эй, народ!!! - снова обернулся к людям Аленах. - Сколько в вашей деревне родилось детей? - пьяно расхохотался, в приглушенной тишине. - А должно бы раза в два больше...' 'Алл!!!' - напряглась девушка, - 'Отстань, - вырвал руку и, шатаясь, поднялся. - Что? Никому не жалко детей?' 'Алл!!!' 'Молчите? - мутно обвел посетителей. - Я ведь больше не архангел...'
Алл нарывался. Который день. Дверь с шумом распахнулась - гурьбой ввалились воины, блеснули латы. 'Господин! - протиснулся лейтенант, козырнул: - приказано доставить, хотите или нет'. 'Наконец-то!' - обрадовалась Лами. 'Убирайся!' - сплюнул на пол да-маг, воины подобрались. 'Оставьте', - негромкий властный приказ от дверей - стража вытянулась, и почтительно расступилась... 'Князь? - ухмыльнулся землянин и зашарил руками по столу, нащупывая кувшин: - будешь читать лекции?' Брода снял перчатку, шагнул и неожиданно ударил в лицо - Аленах с шумом опрокинул стол, - кувшин покатился по полу, пара посетителей вскочила... 'Все вон! - зашипел лейтенант - народ послушно задвигал лавками. Старый князь наклонился и притянул за воротник: 'Думаешь, отделаться просто так? Сдохнуть? Избавиться от всех проблем? Думаешь, - с силой встряхнул: - перестать быть мужиком?' В таверне зависла пауза. Посетители бурлили уже у выхода...
Землянин вытер с губ кровь и заелозил по полу, пытаясь подняться: 'Да плевать... Она вон показала... что пофиг - мужик, не мужик...' 'Алл...' - всхлипнула в сторонке Лами. Князь отпустил воротник и выпрямился: 'Тогда, может, и ты прекратишь распускать сопли, как баба?'
'Ты не понимаешь, - Алл наконец нашел опору и уселся на полу, посреди разлитой лужи. Глянул на липкие пятна на ладонях, вытер о штаны, и вдруг совершенно трезво сказал: - это я должен быть там... - долго сдерживаемая ярость плеснула наружу: - я!!! - палец уткнулся в пол: - там!!! Понимаешь? - с шумом втянул воздух, обведя полупустую таверну, и глухо закончил: - Это она нужна всем. А не я. А я... - голос дрогнул: - старый дурак. Волк-одиночка. Это я должен был прыгнуть, - уронил голову на руки, - понимаешь?'
Князь через плечо кивнул бойцам - землянина подхватили под руки, и поволокли к выходу: 'Ты идиот, - сказал в спину, и скривился: - тоже мне, волк. Лекарство всегда было рядом, надо просто было оглянуться, и увидеть... И поверить. И перестать быть болваном. Волк...'

Аника вздохнул:
- Я не про прошлое... Мне надо - где они сейчас!
- Для этого ты и должна понять, - ответил Арс. - Найти связь.
Аника передернул плечами и закрыл глаза.

'Тыыы... - Аленах схватил за шиворот и повалил ублюдка в траву: - убью!!!' 'Алл!!!' - предостерегающе закричал Гамм. Ургамах внизу широко ухмыльнулся и раскрыл ладони: 'Давай! Навсегда забудешь про свою...'
Окраина какой-то деревни, поздний вечер - солнце почти спряталось за горизонтом. Три лошади настороженно смотрят, обмахиваясь хвостами. От леса стелется туман...
'Что вы хотите?' - с трудом подавил желание задушить старый дамагер.
Ург повернул лицо и сплюнул в траву:
'Вы вернетесь, - спокойно ответил. - Все трое. Под трибунал'.
'Шутка?' - спросил рядом Гамм.
'Знаешь, что она кричала в бреду, когда ей вкололи ди-цитин? - снова ухмыльнулся землянин, и передразнил, округлив глаза: - Аааааалллл....'
Аленах побагровел - Ургамах начал хватать ртом воздух... Гамм успокаивающе похлопал по плечу, и опустился рядом на корточки: 'Всё? Или что-то еще?'
'Вы приведете с собой... этого эльфа, - откашливался таирец. - Принца'.
'Зачем? - удивился Гамм. - Он не согласится!'
'А разве вы будете его спрашивать?' - снова ухмыльнулся землянин.
Аленах молчал, с ненавистью вглядываясь в лицо...
'У вас неделя, - закончил Ургамах. - Ты знаешь, командор не любит ждать'.

Подонки. Зря я тебя не добил тогда...
- Спокойнее, госпожа, - посоветовал Арс. - Не поддавайся эмоциям. Ненависть губит свет. Только мир...
- Я догадывалась, - угрюмо ответил Аника. - Что с Наей не обошлось без Таира...

Пятеро. Тяжелое молчание. Только шаги Аленаха, без устали выхаживающего из угла в угол... Камин потрескивал язычками пламени.
'С нами все ясно, - не поняла Лами. - Но зачем им Аль?'
Князь вздохнул, и сцепил руки на столе.
'Потому что, - мрачно ответил Аль. - Они добрались до сути...' Гамм непонимающе нахмурился, Аленах остановился.
'Аль - наследник престола эльфов' - глухо пояснил князь. Лами перепрыгнула глазами с одного на другого...
'Они узнали про врата', - тихо добавил эльф.

________________________________________________________________________

Все оказалось гораздо сложнее...
- Дальше, - попросил Аника.
- Вне света, - с сожалением ответил Арс. - Камень судеб может показать лишь то, что освещалось благодатью. Не под землей.
- А тогда, когда таирцы выходили на поверхность?
- Таир не вплетен в нити судеб Эши, - вздохнул кров. - Кроме тех, кто пошел за предназначением. Без корысти, и злого умысла.
Аника замолчал, угрюмо затарабанив пальчиками по спинке скамейки. Потом не выдержал:
- Таир добрался до врат? Это-то вы должны знать?
- Врата запечатаны, - спокойно ответил Арс. - Не вскрывались.
- А где трое моих друзей? Аль?
Молчание...
- Аль ведь не открыл врата, двадцать лет назад! - почти закричал Аника. - Почему?
Тишина. Аника сжал кулаки:
- Арс...
- Он их хочет открыть сейчас, - наконец отозвался дом.
- Не может быть... - не поверил Аника. - Почему?!!
- Солнца не касается то, - глухо ответил Арсанг, - что кровью начертано ночью. Астаэль расписался на договоре с Гвидемеей, и вне закона небес.
Зубы бы скрипнули, если бы небесная эмаль не была такой гладкой. Что ты натворил, Аль?
Что произошло за эти двадцать долгих лет?
Он опустил голову. Блестящие волосы скатились на грудь, переливаясь расплавленным золотом. Солнечный дворец светился теплым уютом, похожим на мягкие вечерние лампы... Пушистые сиденья скамеек - из меха самых экзотических неведомых животных...
Аника поднял голову:
- Где находится Таир?
Тишина.
К черту тебя, Арс!
Вскочил, и пулей вылетел на круглый балкон:
- Внимание!
Огромное пространство грота, освещенное белым замком. Неразбериха сталагмитов и камней далеко внизу кажется просто крупным мхом... Донесся еле уловимый отголосок испуганного свиста...
- Многих из них свет может убить, - сказал Арс.
Аника взмахнул крыльями, и взвился в воздух. У самой стены, куда почти не добивали лучи - завис, и уменьшил собственную яркость:
- Слышите меня? - подождал, пока пространство наполнится шипеньем. - Покажите, где сейчас Таир...

Длинная вытянутая долина спускалась вниз, в марево темноты и тумана. Аника полностью убрал свет, и даже цвет - его тело стало идеально прозрачным, совершенно не преломляя световые волны. И завис под самым сводом, разглядывая сверху заслон...
Железный барьер, ощерившийся тысячами пулеметных гнезд и плазменных пушек, перекрывал подземную долину от стены до стены, от дна до свода. Пару миль шириной, и столько же высотой. Земля никогда не скупилась на размах...
Под металлической стеной виднелись маленькие фигурки людей, занимавшиеся повседневной рутиной - датчики, анализаторы, и прочая земная необходимость. Выше крутились башенки локаторов и сканеров, гудели антенны дальнего контроля. Через один из шлюзовых входов неторопливо втягивалась колонна вездеходов, лениво скребя гусеницами по камню...
Встретились. Аника провел языком по пересохшим губам. Во всей красе...
Голову разрывали чувства. Разные чувства - ненависть, и тоска... по забытому дому. Ярость, и чувство утраты...
Многое пришлось потерять. Дом, родителей, знакомых, привычный обиход... мужское 'я' и прежние привычки...
Больше ли приобрел? Оглянулся за спину, на воздушные перистые создания...
'Я люблю тебя, мама...' - снова вспомнился взволнованный голосок. Веника, Аня... Алл, Лами и Гамм. И возможно, где-то там Ная - ниточка жизни совсем тоненькая, но еще не оборвана...
Искренность, честность, настоящую дружбу, и бескорыстие. Не надо лгать самому себе, Аника. Но все же - трудно смотреть без боли.
Таир. Тысячи килотонн плазмы, миллионы мегаватт разрядов...
Легкий ветерок шевелил волосы, трепетал тунику - крылья почти не шевелились, свободно удерживая на восходящих струях...
- Остановись, хозяйка, - заволновался Арсанг.
- Почему? - мрачно спросил Аника.
- Ангелы - не 'архангелы'! Ненависть уничтожит, испепелит... лишит силы! Ты погибнешь!
Он все еще смотрел, на толстые плиты брони, тысячи глазков оптики самонаведения, лазерного поиска, перекрытия по площадям...
Тысячи хищных ребристых стволов, беспрерывно сканирующих пространство...
Напрягся, с трудом разжимая кулаки, и вздохнул:
- Я и не думала...


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 02 ноя 2018, 18:25 
Не в сети
Совет старейшин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 авг 2011, 19:03
Сообщения: 6179
Откуда: Из бездны времён
Медали: 5
Cпасибо сказано: 9143
Спасибо получено:
5507 раз в 3027 сообщениях
Страна: Россия
Титул: Самая древняя!!!
Баллы репутации:

Спасибо за твоё творчество Танюшка! :romashki: :ah: :adore: А у меня вопросик к администрации форума! В первую очередь к админам!!! Почему у автора этого и других рассказов нет за них ни одной медали и почему ОНА до сих пор в ранге -статусе "Местный"? По моему это не справедливо!

_________________
Когда все желания людей сбываются не лучше им... :oops: :1no: :scratch:
Гераклит Эфесский.


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю Марина5556 "Спасибо" сказали:
Вика55
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 02 ноя 2018, 18:32 
Не в сети
Супермодераторъ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 сен 2011, 13:41
Сообщения: 6511
Откуда: Какая теперь разница... Главное, КУДА!
Медали: 2
Cпасибо сказано: 17986
Спасибо получено:
7035 раз в 3721 сообщениях
Страна: Россия
Титул: Главный граматюк.
Баллы репутации:

Марина5556 писал(а):
Почему у автора этого и других рассказов нет за них ни одной медали

Одна вручена, вторая номинирована, а значит, тоже скоро будет у автора. ;))))

_________________

Мечта должна быть такой большой, чтобы ни одно препятствие не могло её закрыть!

Изображение


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю Вика55 "Спасибо" сказали:
Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 02 ноя 2018, 22:33 
Не в сети
Супермодераторъ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 сен 2011, 13:41
Сообщения: 6511
Откуда: Какая теперь разница... Главное, КУДА!
Медали: 2
Cпасибо сказано: 17986
Спасибо получено:
7035 раз в 3721 сообщениях
Страна: Россия
Титул: Главный граматюк.
Баллы репутации:

Вика55 писал(а):
Марина5556 писал(а):
Почему у автора этого и других рассказов нет за них ни одной медали

Одна вручена, вторая номинирована, а значит, тоже скоро будет у автора. ;))))

Вторая тоже вручена! :D :romashki:

_________________

Мечта должна быть такой большой, чтобы ни одно препятствие не могло её закрыть!

Изображение


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю Вика55 "Спасибо" сказали:
Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 03 ноя 2018, 09:09 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Пасип, девочки :)


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 03 ноя 2018, 17:46 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 10


Мир забит штампами. Стереотипами. Стандартами. С детства вдалбливаемыми образами.
К примеру, мужчина - ироничный циник. И горячий мачо в постели. Легко зарабатывает, вечно превышает скорость, не выносит жалобы и хныканье. Обязательный модный атрибут - ему до фонаря мнение о нем всех коллег и окружающих. Женщина - этакая модная мадам, хорошо знающая, что ей нужно. Не обязательно хорошо готовит, или ладит с детьми - но с двух слов осадит зубастую акулу-коллегу, или убьет нервы насмешнице в транспорте.
Люди всегда стремятся к образу. Их сотни, тысячи - привычных, незаметных. Все работает на это - телевидение, книги, фильмы, анекдоты, даже музыка. Как жить, как говорить, о чем думать, к чему стремиться...
Политики продажны. Чиновники коррумпированы. Никогда никому не верь - человек та еще тварь. Никогда никому не объясняй, не доказывай. Всем вокруг на тебя плевать. Лохов - сам бог велел кидать. Даунов надо лечить. Козлов учить. Уродов щемить.
Тысячи. Обыденных, естественных, как сама жизнь.
Сочувствие давно не в моде.
Сострадание... Ты у нас страдалец?
Душевность... Только не расплачься.
Все сказки о борьбе добра со злом нелепы в принципе. Денница бы расхохотался - шутите? Пары поколений достаточно, чтобы самые извращенные образы сегодня - стали естественными завтра. И все человечество будет высовывать от усердия языки, воплощая это у себя дома...
Мир не надо побеждать - он давно побежден.
Мир давно послушно бежит туда, куда лениво постегивает пастух. Но каждая корова при этом - мнит себя быком.
Для управления - необходимо просто внимание стада. Даже не доверие - внимание. Чтобы оно внимало, а не думало. Бычилось о крутизне, а не размышляло. Пусть не верят, спорят, сомневаются, грызутся, матерят почем свет власть - но находилось в контролируемой зоне мыслительных процессов. Если полуголодны, полубольны, и полунищи - возбужденное внимание обеспечено стопроцентно. Как губки впитают всю чушь о глобальных экономических кризисах, высушивших их карман, барьерах международной политики, собаках-американцах и безголовых русских...
Им и в голову не придет подумать - как это возможно? Как? Чтобы шесть миллиардов людей, которым генетически свойственен прогресс, а вовсе не вражда и войны... Тьфу, бесполезно. Стандарты помогут не увидеть очевидное.
Возможен ли выход, из состояния управляемой коровы? Полностью - вряд ли. Даже тому, кто меньше подвержен всей этой чепухе. Слишком глубоко пустило корни, слишком сильно влияет на мировоззрение. Надо что-то очень большое, критическое, выворачивающее. Поднять на дыбы всю жизнь, все привычные взгляды. Взорвать сознание, и разбудить совесть...

___________________________________________________________________________

- Мама?!
Аня спрыгнула с коня и бросилась к скульптуре, забыв даже привязать:
- Это правда? - уткнулась лицом в старый мореный дуб. - Ты ангел, да? Настоящий?!! О боже...
Легкий ветерок ласково шевельнул волосы, будто отвечая на вопрос...
- Мама сияет, как утреннее солнышко, смеется как девчонка, - заблестела слезами девушка. - Отец впервые улыбается, вместе с дядей Гударом! Дядя еще сомневается - он всегда был такой, но... - прижалась щекой к старому дереву. - А я поверила! Сразу! Будто чувствовала...
Девушка улыбалась и плакала. Мама оказалась права - тысячу раз права! Мама - ладно, но трудно не поверить капитану Дарру...
За спиной всхрапнула еще одна лошадь. Вытерла ладошкой слезы - да ладно... Я взрослая. Поднялась с колен, обернулась и напряглась - не свои... Трое незнакомых, в странных черных латах. Когда успели? Окружили, вместе со скульптурой, и насмешливо смотрят...
Деревья тревожно зашумели, в вышине недобро отозвалась ворона. Нехорошо засосало под ложечкой...
- Кто вы? - в голосе зазвенели королевские нотки. - И почему подкрадываетесь незаметно?
Она еще не поняла, не ощутила беды, не поверила. Чтобы дома, в аххайских лесах...
Ближайший скрипнул седлом, и спрыгнул с коня:
- Прошу простить, моих неотесанных спутников, - странно усмехнулся, и подошел, бесцеремонно вглядываясь в лицо: - Анна Брода?
Наглец. Девушка нахмурилась:
- Дорогу.
Не аххаи. Недобрый... оценивающий, взгляд. Ухоженная борода. Ухмыльнулся, слегка поклонился, будто с издевкой - но отступил в сторону... Аня шагнула к лошади, сдерживаясь, чтобы не оглянуться - сколько раз ругали, что сбегает из дома без стражи?
Сильный удар по затылку взорвал небо искрами - падающее тело подхватили чужие руки...

_____________________________________________________________

Длинные стеллажи, до самого потолка - тысячи книг, тысячи кожаных корешков, всевозможной толщины и длины...
- Ого! - с удивлением огляделся Аника. - Книги? - скользнул по бесчисленным полкам: - неужели небо... не в курсе о всех учениях, и тайнах?
- Это для людей, - улыбнулся Арс. - Все, что было спасено из костров и пожаров. Когда-нибудь народы захотят узнать историю, суть самых невозможных учений, существовавших на этой земле. Правду о себе, о других...
Аника взял в руки старый фолиант, перелистнул пожелтевшие страницы - ровные ряды готических рун...
- Это не вредно?
- Возможно, - не стал спорить Арс. - Но чтобы решить... Нужно узнать. Увидеть. Потрогать.
- Мудро, - согласился Аника, переворачивая старые листы. - Конечно, если не жалко людей, с их ошибками.
- Свободный выбор - право каждого.
- Вы такие правильные... - сморщился Аника.
Дом не ответил.
'Молот ведьм', Каббала, 'Книга мертвых Некрономикон', Греческие магические папирусы, 'Арс Алмадель', 'Пикатрикс', 'Гальдбрук', 'Магический Арбатель', 'Псевдомонархия демонов', 'Заклятая книга Гонория', 'Книга мага Абрамелина'... И на Земле хватало всякого.
Человек - легко внушаемое существо. Как судить за иные взгляды? За веру? За убеждения?!
- Это тебе решать, Анна Арахская, - сказал вдруг Арс.
- Что? - не понял Аника.
- Ты знаешь, о чем я. Можешь откладывать сколько угодно, но...
О чем это? Аника заволновался, ненароком оглянувшись на высокие стрельчатые окна...
- Не поняла.
Тишина.
Черт!! В бездну тебя, Арс! Страница в руках принялась мелко подрагивать...
- Арс!
Переливчатая трель скворцов из листвы небесных садов. Заухала кукушка, как метроном, отсчитывающий время...
- Это несправедливо! - возмущенное эхо пробежалось по этажам и залам. - Я просто человек!!!
Никакого ответа. Аника захлопнул книгу, вставил на место, и постарался успокоиться.
- Я не могу, - сказал ровным голосом. - Кто я, господь бог? У меня нет права!
Ноль. Что за идиотская привычка?
Теплый свет струился, наполняя всё вокруг магическим успокоением. В мозаичном полу отражались колонны, стеллажи, и сам Аника. Удивительные глаза растерянно хлопали длинными пушистыми ресницами. Тревога нарастала, заполняла...
- Как? - спросил наконец чуть слышно.
Библиотека мерцнула - внезапно оказался на воздухе, на просторном балконе, где-то на самом верху белого замка. В центре на возвышении - кресло, чем-то напоминающее изящный трон. Стены огромного грота как расплывчатый фон - пещера не переставала удивлять своими размерами...
- Только тебе решать - как, - наконец отозвался Арс.
Вдох-выдох. Аника старался взять себя в руки.
- Ладно... - подошел к креслу и положил ладошку на резную спинку. - Покажи мне их.
Потемнело. Белый замок притух, свет стал более мягким, и освещал теперь пространство не далее сотни шагов. Далекие стены пещеры сначала скрылись в темноте, затем проступили собственным слабым рассеянным светом. Воздух за пределами освещенного круга задрожал, замерцал, наполнился... Тысячи, сотни тысяч, миллионы чуть заметных блуждающих крапинок, как густые россыпи светлячков в густой траве...
- Все, кто не в небесных садах Эвады, или горниле Гадеса, - монотонно пояснил невидимый спутник.
Аника сухо сглотнул:
- И как ЭТО происходит?
- Тебе решать, Анна Арахская.
Черт. Обошел вокруг и опустился на мягкое сиденье, руки удобно устроились на резных подлокотниках. Крылья перистым водопадом обхватили кресло. Вдох-выдох... Прям, король. Вернее, королева. Сердце глухо стучало.
Он точно знал, что выглядит помпезно. Божественная светящаяся фигура, на троне, совершенной красоты. В замке не было зеркал, но множество вещей имело идеально ровную поверхность отражения - мраморный пол, водопады, пруды. Каждый раз, когда взгляд находил самого себя - хлопал ресницами, и не мог поверить. Собственная женственность вообще вызывала протест, а еще такая совершенная... Чтобы примириться с притягательностью внешне - надо стать девушкой внутренне, - а это уже...
Тоже мне, судья. Хоть бы совет какой, подсказку.
- Никто не имеет право подсказывать, - тихо произнес Арс. - Вообще, любым способом влиять на вердикт.
- Начнем? - проглотил раздражение Аника.
Арс выдержал паузу, будто ожидая каких-то уточнений, затем вдруг запели трубы... Торжественный, объемный, но незвонкий марш прокатился по огромному пространству пещеры - отразился от стен и вернулся, волнуя и будоража. Плотные россыпи светлячков всколыхнулись испуганным шепотом - засуетились, задрожали, закружили, замерцали...
Солнечный замок откашлялся:
- Амирон Глуватый, из Сандии.
Одна из звездочек чуть приблизилась, трясущаяся, блеснув в круге спокойного света. В голове вспыхнули и задвигались образы-картинки, Аника прикрыл глаза. Бородатый крестьянин дрался с каким-то воином, в грязных доспехах - повалил в болото, удерживая в мутной тине, - на поверхности яростно лопались большие пузыри. 'Отказ от уплаты налога магистрату, - зашелестели пояснения Арсанга, - семнадцать наказаний, бунт...' Картинки сменились. Тот же крестьянин опускается на корточки возле маленького заплаканного мальчика, на фоне черного пепелища: 'Как тебя зовут, малыш?' 'Вырастил шестерых своих детей, - промелькнула череда детских лиц, - и двух приемных...'
- Стоп! - открыл глаза Аника, и сжал подлокотники. - Это шутка?
Картинки исчезли. Замок продолжал светиться своим мягким светом, стены - как туманный горизонт, сквозь облака кружащейся звездной пыли.
- Госпожа? - попросил уточнения помощник.
- Сколько их? - спросил Аника.
- Около полумиллиарда.
Да он издевается... Дом замолчал. Аника задумчиво подпер рукой подбородок. Хороводы созвездий еще больше заволновались, в воздухе появились напряжение и страх...
- Ты можешь показать их уровень, состояние души... - наконец решился, - в видимом световом диапазоне? На сегодняшний день? Всех?
Небу ведь неведомы масштабы? Арсанг даже не задумался:
- Что принимать за основу? Чувства? Мысли?
Сглотнул:
- Поступки, - на всякий случай пояснил: - Мысли не важны - хватает их, всяких... у всех. Чувства - уже потом.
Человека действительно определяют его поступки. А не слова, или тем более мысли. Правда, бывает, что некоторым из них необходима подсветка...
Все необозримое пространство грота вдруг вспыхнуло и задышало, мириадами ясно видимых точек-огоньков - завибрировало, затряслось, запереливалось, зашелестело с ужасом. Будто наполнилось плотной средой, с фонтанами поблескивающих пузырьков. Мерцающих, тускнеющих или разгорающихся...
- Душевное состояние не постоянно ровное, - пояснил Арсанг. - Страх, или радость, в этот миг...
Аника снова постарался взять себя в руки:
- Ладно. Тогда - среднее значение за период... - мысленно отмахнулся: - за всю жизнь. Включая - и после смерти.
Густые клубы звездной пыли прекратили мерцать - засветились ровно и спокойно, - где чуть ярче, где тусклее.
- Хорошо, - кивнул Аника, и поднялся.
В воздухе стремительно разлилась тишина. Ни щелчка, ни шелеста, ни малейшего всплеска. Хороводы остановились. Как ни пытался сбежать от торжественности - все замерло и прекратило дышать...
- От среднего показателя спектра и выше - к вратам в Эваду, - произнес в гулкой тишине.
Мелодично запели небесные трубы, но их сразу заглушил взрыв вселенского шелеста грандиозного ликования. С облегчением выдохнул, через сжатые губы, успокаивая руки - кому ведомо, как волновался сам? Но он сделал это. Определил. Как мог. Остальное пусть решают те, в чьих руках окончательный вердикт, и ключи... Он не господь бог.
В лицо вдруг ударил свет - удивленно поднял лицо. В своде огромной пещеры прямо на глазах разрасталось окно света - небесные трубы достигли своего апогея. Хороводы ликующих созвездий счастливо заголосили и закружились, густой спиралью поднимаясь вверх...
Эвада распахнула врата - небо приняло его решение. Время радости. Они долго ждали этого часа - очень долго. Ждали, надеялись, и верили...
Ликовал, и трепетал от радости сам воздух. Даже невидимый Арсанг, казалось, сверкал во все свои несуществующих тридцать два зуба. Аника смотрел вверх, улыбаясь как кретин -пока окно не закрылось, и вокруг снова не потемнело...
Опустил лицо и вздохнул - второй эпикриз во сто крат тяжелее, чем первый.
Тучи пылинок поредели наполовину - но продолжали тускло мерцать, наполняя обреченным ожиданием пространство вокруг белого замка. Много. Очень много тех, кто оказался не настолько светл, чтобы попасть в сады...
- Остальные? - глухо спросил Арсанг.
Воздух застонал - заплакал, защемил на самой нудной высокой ноте.
- Горнило Гадеса?
Тишина. Сердце стучит. Полная, напряженная. Давит на уши глобальным грузом ужаса. Простое решение. Ты сможешь это сделать, Аника?
- Нет, - хрипло ответил Аника. - Я еще не приняла решение.
Тусклые крапинки роем закрутились в разные стороны, стараясь как можно быстрее испариться, исчезнуть из глаз...

_____________________________________________________

- Дебилы? - изумленно повернулся командор. - Кого вы взяли?!!
- Простите, господин, - сконфузился капитан. - Искали Анну, из рода Брода, вот и... накладочка...
- Сопляк!!! - генеральский рык разнесся по коридором и камерам. - Ты хоть представляешь, что это за 'накладочка'?!!
Старые казематы баронского замка видели разные крики. Предсмертные вопли, стоны, слезы, мольбы. Древние стены не удивить. В них стенали принцы и короли, звенели цепями герцоги и князья, исходили кровью рыцари и маркизы. Поговаривают, тут слышали и самих демонов...
Капитан молча проглотил оскорбление. У себя дома - не позволил бы и самому барону. Но он не дома. И старый седой гость - не барон...
- Мы вернем! - постарался вложить в голос как можно больше убедительности. - Никто не поймет, она ничего не видела!
Командор сплюнул на пол. Посмотрел прямо в глаза, отчего капитан начал ерзать, будто под доспехами забегали вши - потом отвернулся:
- Сам факт теперь поставит первый аххайский Дом в положение крайней подозрительности. А даже малейший намек на то, кто это сделал... - оперся руками о стол, уставившись в листок с рапортом, - развяжет войну по всему подгорью, - скомкал бумагу, и швырнул на пол. - Вытаскивайте из нее все, что знает, и убирайте, - снова сплюнул: - идиоты...

- Простой вопрос, - широко улыбнулся капитан. - Простой ответ, и ты свободна. Домой, к маме и папе. Договорились? - подошел ближе, и присел на корточки. - Анна-освободительница... - задумчиво почесал висок. - Тебя ведь тоже зовут Аня, да? В ее честь назвали? - усмехнулся, вытянул руку и провел по щеке - девушка брезгливо отстранилась. - Где она?
Аня тяжело дышала, пытаясь успокоиться. Затылок нещадно саднил. Ничего не помнила - трое незнакомых, удар... Пришла в себя уже здесь, на полу, в подвальной камере, без единого окошка. Старалась не смотреть на железные крючья в стенах, цепи, дубовые колоды - но паника так и норовила подловить, и вывернуть мозги...
- Не хочешь говорить? - удивился капитан. - Я считал тебя умнее. Хочется туда? - кивнул на крючья в стенах. - Неужели не жалко портить такую красоту?
На лбу выступил холодный пот - изо всех сил стиснула зубы. Шутки давно позади - сам факт грубого похищения говорит за себя. И вряд ли дочь великой аххайской принцессы теперь выпустят живой.
Тяжело лязгнула дверь - в камеру заглянул коренастый плотный мужчина, без бороды, с седым ежиком волос. Зашел, и остановился, исподлобья разглядывая девушку. Аня невольно сжалась...
- Нет времени, - в голосе чужака будто провернулись железные бочки. - Ее уже начали искать.
- Видишь? - снова повернулся к девушке капитан. - Зачем волновать маму с папой?
- Что вы хотите? - выдавила Аня.
- Ничего особенного, - развел руками не в меру улыбчивый надзиратель. - Расскажешь нам про свою тезку - где она, что она? Почему так долго пряталась, что задумала? И позовешь ее.
Аня заморгала - боже, они ведь ничего не знают. Где-то в глубине даже продребезжал смешок - ничего-ничегошеньки... И даже если бы рассказала - не поверят.
- Как позову?
- Убедительно! - радостно осклабился капитан. - Как у вас там принято, между собой? Теперь ведь во всех королевских домах есть связь. Поверь, ей ничего не сделают плохого - просто встретятся, поговорят, старые друзья... Ты ведь хочешь домой?
Аня вдруг прыснула, и расхохоталась - звонко. То ли действительно стало смешно, то ли выходили перегруженные нервы - но смех заметался по камере, совсем не в унисон с цепями и крючьями на стенах. Капитан недобро оглянулся, седой мужчина шагнул и наотмашь ударил по лицу - голова запрокинулась, на тонкой шее,- девушка упала на спину. Командор выпрямился:
- Нет времени. Еще несколько часов, и весть разойдется. Тогда уже ничто не убедит, - кивнул капитану: - делайте свою работу.
Аня вытерла кровь с разбитых губ. Зря он это сделал. Она была северянкой. В камеру ворвались еще двое, в серых рясах - подняли и поставили на ноги. Загремели цепи - запястья плотно обхватили железные браслеты. В груди застучало, отдалось...
Идиоты. Она ее в жизни не видела. Ни разу не слышала. И теперь ей вообще нет дела до маленькой глупой крестной дочки...
- Уж поверьте, - подавила саркастичный смешок, под лязг защелкивающихся наручников. - Если бы она пришла... вам бы это точно не понравилось.
- Ничего, - задумчиво ответил седой, будто самому себе. - Нам есть, чем встретить.
- Решилась? - напоследок наклонился капитан, изобразив сочувствие.
Аня собралась с силами, и выплюнула кровь прямо в лицо - капитан отшатнулся. Вытер ладонью, и со зверским оскалом рванул на ней платье...

____________________________________________________________

- Гадес - не Гвидемея. Как и Эвада - вне пространства этого мира. Гвидемея - ад одров, - тех, кто проник во время последнего открытия врат. Не гномов, или эльфов...
- Разве законы Эши не едины для всех? - пожал плечами Аника, разглядывая свое отражение в мраморной колонне. - За преступления не судят одинаково?
- Едины, - согласился дом. - Но Эша - сложный мир. Ашбуранов не напугаешь огнем, гномов - землей, суисситов - водой...
Что-то Арсанг стал разговорчивым. Аника улыбнулся - даже непривычно. И на удивление понятным! Изображение тоже улыбнулось, очаровательно приоткрыв коралловый ротик...
- Я устала, Арсик... - капризно вытянул губы Аника.
- Что? - не понял Арсанг.
- Мне плохо... - захныкал, сморщив нос. - Ноготь сломала... тушь потекла...
- Тушь? - Арсанг откровенно растерялся.
Фигура в колонне наотрез отказывалась становиться противной. Аника фыркнул, до предела скривив уголки губ:
- Мужлан! Разве поймешь, тонкую женскую душу?
- Разве душа имеет пол? - совсем заклинило Арсанга.
Изображение продолжало быть милым и обворожительным. Тьфу. Барби.
- Забудь, - укоризненно показал колонне язык, и отвернулся.
Дом задумчиво 'почесал голову':
- Тренируешься для брачного периода Рода?
- Какого брачного периода? - не понял Аника.
- Ну, - невидимый спутник будто сделал жест. - Ангелы ведь невесты Рода. Покровителя семейного очага. Для того, чтобы нести свет в мир - сами должны быть примерными женами...
- Что? - Аника резко похолодел.
Невидимый помощник профессионально выдержал паузу:
- Забудь.
Зараза!!!
- Я тебя когда-нибудь убью!
Арс расхохотался - веселое эхо запрыгало по коридорам.
Колонна вдруг смазалась...
Откуда-то послышался звон цепей, и в глазах померкло...
'Убьюююююю...' - неожиданно грохнуло так, что заложило уши. Аника пошатнулся и обхватил голову руками...
- Что случилось? - заволновался Арсанг.
'Ааааааа!!!' - взорвался немой вопль, пошатнувший мозг - Аника упал на колени и сжал виски. Перед глазами мелькнула картинка - некто кряжистый в серой рясе встряхнул плетью - бич вьюном скользнул по полу и свернулся кольцом у ног палача, - от острых крючков на конце расплылась красная лужа. Чуть дальше висело на цепях окровавленное девичье тело. 'Пожалуйста, - чуть слышно прошептал знакомый голос, - не приходи... Это Таир. Они тебя ждут...'
Кровь ударила в голову, Аника побелел как полотно.
- Аня... - затрясся Арсанг. - Не надо...
- Где она?
Свист бича, и новый раздирающий крик - Аника опрометью бросился из зала, - пролетели перед глазами светлые коридоры...
- Ты еще не готова!!! - бился в истерике голос Арсанга.
Центральный зал, камень судеб, сверкающий столб света - пламя обхватило целиком. Бескрайний плетеный ковер - одна из ниточек сразу блеснула, отвечая на зов. Перед глазами проплыли массивные стены приземистой крепости, окруженной шелестящими деревьями... Новый свист бича.
Аника выпрямился. В глазах полыхнуло...
- Аня... - заплакал Арсанг.

Дрогнули стены, зазвенев цепями - с потолка посыпалась штукатурка...
- Что это? - задрал голову на потолок капитан.
Оглянулся палач с плетью. Девушка на цепях не шевелилась.
Седой зло ухмыльнулся:
- Кажется, он пришел, - пересек каземат и с грохотом распахнул железную дверь. - Я очень надеялся на это.

Это был не бой. Это была ярость...
Окованные железом ворота превратились в щепки. С въездных башен засвистели арбалетные болты - в воздухе замигали вспышки, - железные стрелы мгновенно испарялись, коснувшись света...
Вздрогнула земля - обе башни разлетелись в пыль, закрыв всё густым облаком...
Дикие вопли и треск огня. Из дыма сверкнула неземная фигура, за спиной распустились белоснежные крылья. По крепости шла сама Немезида. Великая богиня возмездия. Больше никто не стрелял - муравейник в дикой панике разбегался по стенам:
- Анге-е-е-е-елллл!!!
Полыхнули стены, разверзнув пасть утонувших в дыму провалов - маленькие фигурки закувыркались в воздухе... Что-то попыталось сверкнуть над головой - но с воплями попадало вниз...
Ступени главного здания - старые барельефы от яркого света отбрасывают черные тени. К небу поднимаются густые столбы чадящего смога. Дверь с треском распахнулась, выскочил коренастый седой военный - и замер, прикрыв глаза рукой... Ангел остановился.
Встретились.
Два полюса мироздания. Две точки отсчета, с которых все началось. Два противоположных конца, которые не могли не соприкоснуться...
Воздух дрожал от воплей и огня - что-то с треском обвалилось, взметнув пылающий сноп искр. Но на крыльце сгустилась тишина.
- Кто ты, мать твою? - выдавил бывший начальник, вглядываясь из-под ладони в невозможный силуэт.
- Здравствуй, командор, - спокойно ответил Аника.
Генерал опустил руку, глаза исказились:
- Тыыыы?
Толстые пальцы дрожали и шевелились, пытаясь вызвать инто-вирт - но переносная матрица молчала. Будто изсчезла. Ни шкалы, ни интерфейса, ни малейшего всплеска...
- Ты решил, что можешь победить небо? - тихо спросило белое создание, бывшее когда-то солдатом.
- Тыы... - успел хрипнуть заклятый враг, скользнув по изгибам и чертам, - всегда был бабой.
Ждал чего-то другого, Аника? Старый генерал осыпался на ступеньки серым пеплом - можешь теперь сколько угодно кичиться тем, что мужик. Полыхающая ярость переступила прах, даже не оглянувшись...
'Мама... - вдруг шелестнул в мозгах слабый стон. - Это ты?'
Аника резко оглянулся - просторный холл, потолок содрогается от множественного панического топота...
'Ты пришла за мной? Правда?'
- За тобой, солнышко, - ответил Аника, проявляясь прямо в каземате. Палач в рясе грохнулся на пол, перевернув железный стол с инструментами. Капитан смертельно побледнел, закрыл глаза и упал на колени...
Подвешенная на цепях девушка подняла разбитое лицо. Цепи осыпались - Аника подхватил окровавленное тело, и мягко опустил на пол. Серая ряса ходко поползла вдоль стены к двери...
- Ты пришла, - тихо сказала дочка, ресницы часто заморгали. - Ты настоящая...
Аника вздохнул, успокаивая дрожь - в груди разрасталась пустота. Ярость уступала место усталости. Гнев исчезал. Вместе со светом, что некогда переполнял все его существо... Накатила слабость...
- Пойдем отсюда, ладно? - мягко спросил, вытирая с мокрых щек кровь.

Весь горизонт закрыт плотным дымом - баронский замок пылал. Крылья потяжелели и еле шевелились - Аника грузно приземлился на опушке, у ближайшего городка.
- Что происходит? - девушка отпустила шею, спрыгнула в траву и подняла белое перо, кристальной белизны...
Аника обессилено опустился в мягкую зелень:
- Как себя чувствуешь?
- Как новенькая, - дочка со страхом смотрела на белые перья, как хлопья снега кружащиеся ветром по зеленой траве... - Что происходит, мам? - в голосе прорезались панические нотки: - ты умираешь?
- Что ты, - как можно беспечней отмахнулся. - Просто немножко устала. Дальше доберешься сама?
- Ангелы не устают, - не поверила Аня, и вдруг бросилась на шею...
Аника вздохнул, поглаживая растрепавшиеся волосы:
- Слушай... - чуть помолчал. - В Арсанге я видела варианты твоей судьбы,- девушка вздрогнула, у него на плече. - Хочешь узнать самый полный, и значимый путь? - она замерла, и легонько кивнула. - Тогда слушай... - наклонил голову и прошептал в ухо несколько слов. - Все, а теперь иди.
Дочка изо всех сил замотала головой.
- Иди, Ань.
Только крепче прижалась. Разжал объятия и прикрикнул:
- Иди! - подтолкнул рукой: - давай!
Девушка чуть не упала. Оглянулась со страхом, размазывая по щекам слезы - и тихо побрела прочь, сквозь зеленые стебли. К видневшимся за деревьями крышам городка. Всхлипывая, и постоянно оглядываясь...
Прости. Прости, солнышко... Я не хочу, чтобы ты это видела.
Свет тускнел прямо на глазах...

Солнце. Сквозь черные клубы смога. Будто укоризненно, в глаза.
Аника лежал на спине и смотрел. Не суди меня, небо.
Прости, Арс.
Даже если все вернуть назад - вряд ли бы поступил по-другому. Такой вот я судья.
'Дело не в суде, - будто наяву донесся знакомый голос. - А в том, что пустила в сердце ярость...'
Катись ты со своей правильностью, Арс.
Не справился. Предупреждал ведь - не ангел. Не для меня небесная сущность.
Кричали птицы, в небесной выси. Им нет дела до решений и судеб.
Как хлопья ваты летят над травой опавшие перья...
Свет совсем померк - выключился, ушел. Пропал без следа. Больше не полыхал внутри огонь.
И солнце - уже слепило глаза.
Мир изменился. Исчезли невиданные ранее цвета и спектры. Шумели деревья над головой, легкий ветерок пробежался по холодному лбу, и шевельнул волосы...
Аника поднялся и сел, обхватив колени руками. Спокойно оглядел некогда подаренное Веникой платье, обычные человеческие руки и ноги, вздохнул: 'И на том спасибо'.
На зубах скрипнула горечь, солнце скрылось за клубами дыма.
Не прошел человек экзамен на бога. Бывает...


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 04 ноя 2018, 15:01 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 11


Вечерело. Заходящее солнце косо золотило верхушки деревьев. Веселый дневной пересвист сменили цикады, за деревьями сгущалась темень. Впереди по дороге брела одинокая женская фигура, с лукошком - опасливо оглянулась на стук копыт, отошла на обочину. Аника подозрительно покосился на лес.
- Госпожа?
Простолюдинка, длинный платок покрывает голову и плечи, дешевая крестьянская юбка - какая-нибудь домохозяйка, из местного городка. Только пронзительные черные глаза смотрят с мольбой, будто в душу, на спине даже выступили мурашки.
- Позвольте с вами?
Почему нет? Путница с готовностью ухватилась за стремя и затрусила легкой трусцой:
- На дорогах неспокойно, - усталый, но приятный низкий голос располагал. - Хотела засветло до Хунжи, но... - вздохнула, глянув на заходящее солнце.
Бывает. Человек полагает, а бог располагает.
Что у нее в корзинке, книга? Тоже мне, дон Румата Эсторский.

Спасибо, Веня.
Жемчуг, аккуратно срезанный с платья, местный ювелир купил без разговоров, и даже заплатил золотом. Вдобавок уговорил продать и само платье, несмотря на жалкий вид, после злопамятного боя с тараканами. И судя по довольной физиономии - обул как деревенского увальня. Но Аника держал в руке горсть золотых монет, и ему было плевать.
В лавке модной одежды приобрел дорожный костюм, дворянского покроя, напоминавший Наин. Высокие сапоги и широкая шляпа с плюмажем придали осанке изящество, статус, и колорит. В оружейной даже купил длинную обоюдоострую шпагу, и хотя совершенно не умел ею пользоваться - оружие добавило чувство защищенности. Вздохнул перед зеркалом: 'Боевая мадам!' После ангельского вида казался себе на удивление неказистым и уродливым. С каких пор стал обращать внимание на внешность, Аника? Лошадь, вместе с седлом и мешком, завершила серию приобретений - снял комнату, в таверне на окраине, плотно поужинал,- упал на кровать и заложил руки за голову. Какие у нас мысли?
Никаких. Тишина. Ни о чем не хотелось думать.
Ладно. Что дальше? К аххаям? К Венике? Можно даже догнать Аню...
Веника будет благодарна. Будет лить слезы, бесконечно всхлипывать, и благодарить. Его оденут в красивое платье, водрузят алмазную корону на голову. Отведут барские хоромы, князь зачислит в свою свиту. Выделят громадную карету, голосистого кучера, служанку, и пару гвардейцев. Лейтенанты будут галантно открывать дверцы и подавать руку. Служанки умывать, переодевать, и рассказывать сплетни. Повар каждое утро осторожно стучаться в дверь: 'Что барыня изволят?' Все честь по чести. А спина будет ловить тысячи, миллионы взглядов... В коридорах, залах, на улице. В трапезной, конюшне, во дворе...
Никто ничего не скажет. Будут просто смотреть.
Объяснишь им, Аника? Что не мог иначе? Что просто человек?
Человеков пруд пруди. Ангелов вот нету...
Сердце щемило. Потолочные доски рассохлись, покрылись трещинами, как морщины древнего старца. Привыкнет. Человек ко всему привыкает. Если не сотрет злая ирония, на перекрестках пути...
И все-таки - не у аххаев то, что беспокоило его сейчас.
Тебя еще что-то беспокоит, Аника?
Одры. Странный подземный народ. Объявленный вне закона всеми властителями Эши. И больше всего ответов - у простого деревенского парня...
Он так и не смог заснуть. А когда за окном задребезжал рассвет - оседлал коня, и взял путь на Дворум.

За поворотом вдруг нарисовался патруль. Тройка лошадей в попонах обмахивались хвостами, пара крестьян усердно вкапывали толстый столб на обочине, стражи лениво наблюдали и поругивались. Все оглянулись, десятник сплюнул и вышел на дорогу. Черт.
- Хамье, - предупредил издали Аника. - В сторону.
- В городе королевский дознаватель, госпожа, - десятник лениво скользнул по Анике и задержался на спутнице. - Расследуют...
- И что?
Крестьяне дружно ткнули в землю лопаты и вытерли лбы. 'Владения маркизата Лакруа, - прочитал на столбе. - За выдачу ведьмы сто серебряных монет, освобождение от налога в казну на три месяца. Доброго здравия королю Каварру!'
- Замок барона Обуза был сожжен светлым ангелом, в назидание непослушным. Сиятельному королю не нужны нарушения законов магистрата.
Аника чуть не упал с лошади. Это так объяснили?
- Меня не интересуют ведьмы, солдат, - сухо выдавил латнику.
- Охотно верю, леди, - согласился стражник, и переключился на спутницу: - с вами?
Крестьянка старательно изучала пыль на дороге, как образцовая служанка. Аника всей ногой ощущал дрожь ее рук.
- Со мной.
Патруль как патруль. Чтобы потребовать подорожную у дворян - надо больше наглости. Аника щелкнул поводьями, десятник нехотя отступил в сторону - крестьянка с готовностью засеменила рядом.
- На Митровом погосте проклято, - крикнул в спину сержант.
Редкое 'их благородие' согласится показывать бумаги всякому безграмотному отребью, без офицера. Что приводило к нередким стычкам, с поместными стражами, из коих стражи далеко не всегда выходили победителями. Аника хоть и не мужчина - но кто знает, что за спиной у спесивой мадам?
Перевел дух только когда патруль скрылся за поворотом, и показались крытые соломой избушки городка. Крестьянка намертво вцепилась в стремя, старательно перебирая ногами.
- Приехали, - сказал ей Аника. - Утром я дальше.
- Я иду к дочери в Вертело, - тихо ответила женщина, и вздернула просительные глаза: - позвольте с вами, госпожа?
Аника пожал плечами. Вертело - следующий городок, на пути к границе. Встреча со стражей нехорошо отозвалась на нервах, но в крестьянском платье не проще. Хоть им и не важна грамота. Челядь - самый незащищенный народ, - любой остановит, ограбит или поиздевается...
- Я остановлюсь на Митровом погосте.
Черноглазая промолчала. Простолюдью не привыкать к взбалмошным капризам именитых болванов.

Пара прохожих испуганно осенили себя знаками, и постарались поскорее сгинуть, но все-таки указали дорогу. Гостиный двор оказался приземистым двухэтажным домом, за высоким забором. На стук долго никто не отзывался, во дворе надрывалась собака. Потом все-таки за забором хлопнуло, заскрежетала калитка, и показалась лысая непонимающая физиономия...
- Комнату и ужин.
Лысый трактирщик не поверил. Вытаращил глаза, пошамкал губами, затряс бородой... Распахнул ворота, забегал, засуетился, потянул в конюшню лошадь...
Черноглазка явно взяла на себя роль служанки - проверила овес в яслях, подковы на копытах, стянула дорожный мешок и потащила в дом. В пустом обеденном зале тишина - сиротливо блестят выдраенные столы и лавки...
- Через полчаса будет готово! - объявил оживший хозяин, и заторопился наверх по лестнице, показывать место ночлега.
Сплошные плюсы. За смехотворную цену - самая большая роскошная комната, с громадными креслами и камином во всю стену. Аника не без оснований полагал, что ужин будет еще богаче. Только тревожный взгляд черноглазки несколько портил общее впечатление...
- Что не так?
- Нехорошо тут, - опасливо оглядывалась самопровозглашенная служанка. - Зло обитает в этом доме.
К черту. Он когда-то был ангелом. Встречи со злом - прямая обязанность.
- Ничего не чувствую.
Крестьянка молча принялась расстилать постель.
Ужин оправдал все ожидания. Прекрасно приготовленная фаршированная утка в перце, десяток соусов, отличное вино...
- Как тебя зовут? - Аника расслабился за столом, совершенно не понимая страха угрюмой черноглазки.
Женщина вздрогнула, оглянулась на пустой зал, и тихо ответила:
- Абидаль...
Ты не понимаешь, Абидаль. Мне плевать. Я обычная серая личность, каких пруд пруди. Ничем не отличаюсь от общей пыльной массы. Я больше ничего не чувствую, кроме горечи. Зачем я теперь? Кого бояться?
Она приготовила Анике огромную мягкую постель, а сама скромно устроилась на полу. Он хотел было сказать, но промолчал - не ему вмешиваться в законы этого мира. И когда уже проваливался в сон - уши вдруг уловили приглушенный вопль.
Выругался и уселся на постели. Черноглазка тоже не спала, в темноте белели испуганные глаза. За окном неожиданно завыла собака - в желудке засаднило... Нащупал рукой одежду и начал быстро одеваться.
- Госпожа! - испугалась спутница. - Не надо!
- Спи, Абидаль, - оглянулся Аника от двери. - Я быстро.
В доме темно, только луна отбрасывает на полу от окон серебряные пятна. Снизу донесся тихий уговаривающий голос хозяина, что-то лязгнуло - деревянные ступеньки противно скрипнули под ногами. Под лестницей оказался спуск в подвал - толстая массивная дверь приоткрыта. Длинный каменный коридор, чуть подсвеченный мерцающим огоньком свечи в стене. В конце - еще одна дубовая дверь. Дикий раздирающий крик резанул по нервам - Аника похолодел...
В низком каменном каземате на полу сидела старуха - страшная, седая, грязная, в изорванном рубище. От ноги к стене извивалась толстая железная цепь. Огонь факела колеблет на стенах черные тени. Лысый трактирщик склонился над столом в углу, что-то помешивая в миске. Старуха обернулась на звук, блеклые глаза заметили Анику...
- Помогите... - захрипела и повалилась на пол, протягивая трясущуюся руку: - мучитель, изверг - убьет...
Хозяин резко оглянулся и побледнел:
- Сюда нельзя!!!
Аника молча смотрел то на него, то на старуху, то на цепи на стене.
- Вы ведь знаете, что это запрещено, под страхом смерти? - вдруг сказал за спиной знакомый голос.
Аника вздрогнул - Абидаль в одном платке, прямо поверх ночной рубашки. Все-таки пошла следом - в неровном свете горят решительные глаза...
- Ты!!! - лицо старухи сразу уродливо исказилось. На удивление прытко подскочила и прыгнула - Аника отпрянул. Железная цепь натянулась, и старуха вытянулась на полу...
- Будь проклят час, когда я согласился вас пустить, - горько всхлипнул хозяин, и грузно опустился у стола. - Она все, что у меня есть...
Аника опрометью выскочил из камеры.

- Скрывать одержимых запрещено, законом магистрата, - сказала Абидаль, разжигая камин. - Подлежат сожжению. Злые духи не должны находиться в этом мире. Вы обязаны сообщить о ней, госпожа.
Пламя всколыхнулось и радостно затрещало, наполняя комнату светом и теплом. С ума сойти. Эта страшная скрюченная старуха, оказывается - девятнадцатилетняя девушка. Горячо любимая жена лысого трактирщика. Перемены с ней произошли после какой-то глупой поездки, к какому-то капищу Оузусса...
- Мне жаль ее, - тихо сказал Аника. - И его.
Женщина не ответила, только глянула своими пронзительными глазищами.
Ты ничего не знаешь об этом мире, Аника. Зачем тебе дарили крылья? Зачем показывали камень судеб, огромную библиотеку? Зачем давали время?
Внутри нудно и тоскливо ныло...
- Ты ведь можешь это сделать, правда? - задумчиво спросил Аника.
Спутница не поняла и обернулась.
- Попробовать.... - пояснил, - изгнать.
Черноглазка побледнела и заморгала.
- Будет тебе, Абидаль, - спокойно сказал Аника. - Я еще на дороге почувствовала. Хочешь, проверим? В городе как раз дознаватель.
Нет больше у тебя совести, Аника. Исчезла, испарилась как дым. Ты теперь пугаешь, и используешь людей?
- Госпожа... - в больших глазах заблестели слезы. - Что я вам сделала? У меня умирает дочь, в Вертело, - она всхлипнула, и вытерла ладонью щеку. - Я несу ей первоцвет желтолистика, из самого Реграда...
- Прекрати, Абидаль, - отмахнулся Аника. - У ведьм не бывает детей.
Черноглазка разрыдалась, уткнув лицо в руки. Такая вот жертва силе. Или дару, смотря с какой стороны смотреть.
- Меня схватят, - сказала сквозь слезы, - костер...
- Я никому не скажу, - клятвенно положил руку на грудь.
- Ангел сейчас в мире! - не оставляла надежды черноглазка. - Как я могу? Небо накажет!
- Думаешь, ангел против? - мрачно усмехнулся Аника. - Думаешь, ангел хочет, чтобы злые духи истязали людей?
- Ангел хочет, чтобы не шутили с адом те, кто не имеют прав.
- Не бойся ангела, Абидаль, - Аника наклонился над сумкой, развернул маленький сверток и аккуратно протянул черноглазке сверкающее перо...
Женщина замерла, не веря своим глазам. Затем осторожно приняла белую полоску:
- Вы, - легкое перышко чуть светилось, освещая мозолистую ладонь. - Своими глазами видели Анну Арахскую? Правда?
- Правда, - чуть заметно кивнул. - Это поможет?
- Не знаю, - неуверенно ответила черноглазка, разглядывая волшебное творение у себя на ладони.
- Раньше ведь ведьмы изгоняли нечисть? - спросил Аника, и добавил, для веса: - слышала, от матери Ульи...
Женщина долго разглядывала невесомый огонек в руке. Покачала головой:
- Мать Улья великая, - вытерла глаза и поднялась: - но я попробую.

Ты дебил. Кто дал тебе право? С чего ты решил, что можешь такое решать?
Он не знал. Просто чувствовал... бесчувственность. Вакуум. И очень хотел вернуть хоть что-то...
Думаешь, ЭТИМ - сможешь? Законы больше для тебя не писаны?
Он не знал. Просто плакала от пустоты совесть.

Это было страшно. На лбу выступил холодный пот, сердце колотилось. Абидаль побелела от напряжения, речитативом выкрикивая мантры из книги - старуха истерично хохотала и харкала кровью, факел чадил черным дымом. Лоб блестел бисеринками пота, под глазами набухли синяки. Стены вздрагивали как живые, с потолка сыпался мел, по углам, пронзительно пища, метались здоровенные крысы. Деревянный стол ходил ходуном, кувшин опрокинулся - вода зашипела, будто пролилась на раскаленную жаровню... Потом вдруг факел потух, и все стихло - старуха замертво свалилась на пол. Белая как снег Абидаль без сил упала рядом...
Долгую минуту стояла полная тишина. В камеру ворвался трактирщик - бросился к жене, приложил к груди ухо...
- Мертва... - сипло констатировал, не веря самому себе - лицо побледнело и исказилось: - что вы наделали?!! - шмыгнул носом, уткнул лицо в ладони и закачался, как маятник: - о боже...
Аника опустился на корточки и нащупал на шее жилу - пульса не было. Мертва.
Абидаль тихо поднялась, и побрела из камеры, хватаясь за стены.

Имбецил. Кто просил?
Голова больше не могла ни о чем думать. Она теперь жила своей жизнью - суровая, обличающая...
Абидаль лежала на постели, белая как мел, с белыми волосами...
Расплата пришла к середине дня. Громко ударила входная дверь, и по дому разбежался грохот кованых сапог. В комнату ворвалась городская стража, грубо стащили женщину с постели и поволокли к выходу - ошарашенного Анику жестко усадили в кресло:
- В чем дело?!!
В комнату чинно вошел блеклый чиновник, в серой невзрачной рясе-балахоне. Неспешно откинул капюшон, достал из-под полы свернутую бумагу, сорвал печать, и развернул:
- Настоящим надлежит арестовать ведьму Абидаль, из Морейки, дабы предать справедливому суду...
- За что? - мрачно спросил Аника.
- ...через сожжение, на очистительном огне, - продолжил серый балахон. - Приговор привести в исполнение в вечер искомого дня. Добропорядочному поданному Его величества Митру выделить сто серебряных монет, из казны города, и освободить от уплаты налога сроком на три месяца.
- Не нужны мне деньги... - донесся из коридора глухой голос трактирщика. - Просто убейте ее, и все.
Королевский дознаватель также неспешно свернул бумагу, и смерил Анику с головы до ног:
- Послушайте, леди, - равнодушные, ничего не выражающие глазки меланхолично облобызали лицо: - один час, чтобы убраться вон. Вам очень повезло, - расстроенно покачал головой: - что властям этого города не нужен сейчас ропот простонародья, к благородным фамилиям. После замка барона Обуза. Но через час, - показательно вздернул палец, - я прикажу вас арестовать. Какое бы имя вы не носили, - предупреждающе потряс пальцем: - час!
Также меланхолично развернулся, и вышел из комнаты.
Аника обессилено закрыл глаза. Сердце стонало, и заходилось кровью...

Ветер трепал на столбе толстый лист пергамента: 'Сегодня вечером, на центральной площади, состоится казнь известной ведьмы Абидаль, из Морейки. Постановление окружного суда магистрата, заверенное королевским дознавателем. Слава королю Каварру, защитнику покоя мирных граждан Кварка!'
За столбом располагалось серое каменное здание городской управы. У входа в тюремный подвал изнывал от жары толстый блюститель законности, в полном боевом облачении. Аника осторожно приблизился:
- Боги всегда благоволят к добрым, - как можно милее улыбнулся. - У кого почтительное сердце внемлет просьбам молящих...
Страж стянул бацинет, вытер потный лоб, и снова нахлобучил железо на голову:
- Не велено разговаривать на посту, с незнакомками. Идите своей дорогой, ваша милость...
Аника аккуратно оглянулся - у управы почти никого. Сухо шелестят на солнце изнывающие деревья, пара зевак читают объявление, еще пара спешат по своим неотложным делам...
- Если добрый воин позволит слабой безобидной девушке сказать пару слов, этой недостойной, - Аника доверительно кивнул на объявление. - То боги покажут свою щедрость тому, кто отзывчив и храбр...
- И какова будет их щедрость? - заинтересовано спросил страж закона.
Золотая монета мгновенно исчезла в толстой латной перчатке. Солдат мельком зыркнул по сторонам:
- Одна минута!
Аника шмыгнул к двери. Внутри оказалось прохладно. Короткий коридор, с зарешеченными камерами по бокам, но узник только в одной. Вернее, узница.
Ледяная совесть провернула в груди толстый шипастый жернов, наматывая жилы...
- Абидаль?
Черноглазка подняла лицо. Белые седые волосы резко контрастировали с огромным пухлым синяком во всю щеку. Аника прижался к прутьям решетки - горло перехватило, в глазах защипало:
- Пожалуйста...
- Не надо, госпожа, - спокойно ответила 'служанка'. - Дело не в вас. Я сама виновата.
- Абидаль...
- Тщеславен тот, кто берет выше сил, - горько покачала головой: - не по ангельской воле, я предупреждала, - вдруг пронзительно взглянула на Анику: - вы ведь солгали, правда? Я только здесь это поняла - вы не встречались с ангелом. Вы видели его в замке проклятого барона.
- Все не так, Абидаль, - всхлипнул совсем как девчонка, из глаз побежали слезы.
- Не важно. Боги все-таки не оставили милостью, - она поднялась, и подошла к решетке: - не надо плакать... Просто, не откажите в последней просьбе, - достала из-за пазухи завязанную тряпочку, и протянула через решетку: - отдайте это Верха, в Вертело.
- Что это? - Аника аккуратно принял маленький сверток.
- Первоцвет желтолистика, - вздохнула: - у меня ведь действительно есть дочь... - чуть помолчала. - Вы не правы, мы иногда можем иметь детей. Только не можем им быть матерями... - умоляюще глянула: - она у приемных родителей. И она действительно умирает.
- Абидаль...
- Не корите себя, госпожа, - тихо попросила. - Я знала, что рано или поздно этим кончится. И не виню - вы хотели помочь простому трактирщику, - горько усмехнулась: - даже думали предложить мне спать, на одной кровати... - прыснула: - я же видела.
Аника вдруг порывисто притянул ее, и прямо сквозь решетку поцеловал в лоб:
- Прости...
- Идите, - смахнула слезы черноглазка. - Мне надо собраться с силами.
Мир страшен. Мир полон горя и боли. Но больше всего боли - от заледеневшей совести...
Ты пойдешь дальше. Будешь есть, спать, говорить. А она - нет...
По чьей вине, Аника?
Как жить, не ненавидя себя?

Снаружи его ждали. Пара здоровенных вооруженных лбов оглянулась на открывшуюся дверь - толстый часовой стоял в сторонке, с удрученным видом...
- Всегда одно и тоже... - устало вздохнул дознаватель, с тоской глянув на припекающее солнце. - Неужели вы полагали, леди, - достал из-под полы платок и неторопливо протер мокрую шею, - что за годы службы я не научился предугадывать поступки именитых болванов?
- Подождите, - умоляюще подался Аника. - Один раз поверьте, и будете благодарны всю жизнь!
Королевский дознаватель кивнул бойцам - его грубо скрутили и заломили руки. Сзади кто-то накинул пыльный мешок - прокусил губу, изо всех сил отпихиваясь ногами. Тяжелая рука нащупала через ткань голову, и мощный удар по затылку мгновенно отправил в небытие...
Этот мир тебя отвергает?

Сильный удар о землю привел в чувство - Аника в темноте закашлялся. Снаружи больно рванули запястья, затем захрапела лошадь, и послышался топот удаляющихся копыт...
Еще с минуту лежал, приходя в себя, пока не догадался пошевелить руками, и стянуть мешок. Свежий ветер обласкал горячее лицо и слипшиеся волосы - пустая дорога, темные вечерние деревья... Привстал, кряхтя и отплевываясь, и уселся в пыли. Не арестовали?
Просто отвезли подальше, и бросили. Чтобы барыня не маялась дурью.
Поднялся, пошатываясь, пнул мешок, и медленно побрел по дороге. Вечерние звезды над головой. Тревожно зашумели деревья, в глубине леса заухал филин. Вдалеке мерцали огоньки какого-то городка...
Мозг не хотел думать. Не хотел вспоминать. Мозг вошел в режим оператора, безразлично снимающего кадры чужого фильма...
Шарк-шарк, - сапоги шаркают по трамбованной земле, взметая облачки пыли. Мозг даже с сожалением вспомнил, что пропала в треклятой Хунже отличная шляпа, с плюмажем... И лошадь...
Мысль заставила равнодушно пробежаться по карманам. Пусто. Чисто, как у младенца. Хорошие стражи, молодцы...
Стоп!!! Он побледнел и замер, снова и снова выворачивая карманы. Узелка с желтолистиком тоже не было. С тоской закрыл глаза...
Пришла беда - открывай ворота. Несчастья сыпались, как из ведра.
'Что за город?'
- Вертело, - будто с издевкой ответила судьба, в виде домохозяйки, запирающей на ночь хлев.
Он зло, несущее горе всем, кто встретится по пути. Шарк-шарк. Изящные каблучки почему-то не цокают по каменной мостовой...
Она кричала? Нет смерти более мучительной, чем огонь...
Все-таки нашел дом Верха. Сам не понимая, зачем.
Девочка пылала жаром, и металась в бреду. Пожилая женщина тщательно смачивала тряпку в холодной воде, и протирала лоб. 'Прости, солнышко, - тихо сказал Аника, и закрыл за собой дверь. - Мама тебя очень любила...' Горло душили слезы.

Колесо беды только набирало обороты. В следующем городе его задержали - может, из-за неказистого вида, или невнятных ответов. А может, стража оказалась более дотошной. Арестовали и долго допрашивали. Сделал попытку рассказать про княжеский дом Брода, но быстро запутался в титулах, родах и деталях. Махнул рукой и замолчал - плевать. Делайте что хотите. Чувствовал, что больше не нужен этому миру. Его бросили в камеру, и закрыли дверь...
Дознавателя уже не вызывали. Обман благородного происхождения подтвердился, что само по себе являлось тяжелым преступлением, и простолюдью дознаватели не нужны.
Толстая железная дверь распахнулась только на следующий день. Но в камеру вдруг заглянула не стража, чтобы вывести на казнь или каторгу... В камеру зашли те, о ком он совсем забыл.
Двое идеально правильных аристократичных лиц высокомерно смерили с головы до ног, оглянулись и кивнули - Анику снова скрутили, и натянули на голову мешок.
Эльфы. Кара за кольцо догнала отверженного беглеца. Наверное, мир решил проститься с тем, кого покинуло небо...

________________________________________________________________________

Огонь долго не хотел разгораться - толпа на площади роптала. Пришлось послать за жиром, и обильно полить дрова - пламя наконец занялось, и нехотя взметнулось горячими язычками. Абидаль закричала. Толпа притихла.
Потом огонь вдруг полыхнул яркой свечкой, высветив плотную толпу, и окружающие дома - в небе с треском исчезали густые снопы искр. Абидаль душераздирающе кричала. Большой костер обдавал жаром людей еще минут пять - быстро прогорел, и также быстро потух. Абидаль все продолжала кричать, хоть и заметно осипла... Онемевшая толпа дружно отхлынула назад.
Ведьма осталась на помосте - испуганная, нагая, и черная от сажи. На лбу ярко светились две маленькие полоски-черточки, слегка освещая обугленное кострище, и ближайших людей... Тишина не длилась долго:
- Поцелуй ангела, - выдохнули из занемевшей толпы, - о боже...
Абидаль растерянно перескакивала с одного лица на другое. В толпе поднялся гул, задние ряды принялись напирать на передние...
- Что будем делать? - ошеломленно повернулся глава городской управы.
- А мы можем хоть что-то сделать? - передернул в ответ плечами страж закона. В равнодушных глазах впервые за годы появилось чувство...
- Она благословлена небом!!! - рос в топе восторженный рев.

Старуха скинула белое покрывало, и села на ложе. Уже совсем не старуха - девятнадцатилетняя девушка, - лицо разгладилось, скулы округлились, тело налилось молодой жизнью...
- Раэль... - не поверил глазам лысый трактирщик, и вскочил со стула.
- Я вернулась, - заплакала молодая хозяйка. - О боже... Митр...
Только белые как снег волосы никогда не позволят забыть то, что пришлось пережить...

Девочка открыла чистые, совершенно здоровые глазки:
- Мама?
- Такша? - удивленно подняла голову приснувшая рядом женщина, с миской холодной воды.
Девочка улыбнулась, вдруг откинула одеяло и села на постели:
- А где та светящаяся тетя, что была здесь недавно?

___________________________________________________________________

Связанный бессознательный Аника трясся в наглухо задраенной карете, все дальше уезжая на юг. А по подгорью птицей разлеталась молва, перескакивая от деревни к деревне, от городка к городку:
Ангел идет по земле. Благодетельствует достойных, и наказывает виновных...
Остановись, человек, оглянись, прежде чем сделать шаг. Ведь он может оказаться любым из нас...


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 07 ноя 2018, 09:04 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 12


Старый замок-усадьба Эволь всегда вызывала любопытство у жителей окрестной Стории. Большой, пустой и зловещий, как Гадес - тускло поблескивают многочисленные пыльные окна. Несколько слуг, таких же угрюмых и молчаливых, как сам дом. Поговаривали, что у них отрезаны языки...
Разные слухи ходили среди любителей посудачить, за кружкой пива. Одни убеждали, что башни принадлежат заморскому принцу, из далекой Аварии. Ежегодно, в ночь, когда часы тьмы набирают полный годичный оборот - венценосный потомок свозит сюда самых красивых наложниц, для черной жертвы адову псу Ваалу. В эту ночь громадные псы-грули без устали рыскают по заросшему саду...
Другие - древнему седому герцогу, друславского рода. Проклятый герцог спит целый год в глухом сыром подвале, но один раз в год просыпается, чтобы набраться сил, и свежей крови...
Как бы там ни было, но раз в год замок Эволь оживал. Наполнялся слугами, поварами, егерями, собаками - в ажурные ворота степенно въезжали роскошные кареты. Громогласные кучера шелкали бичами и крыли привычной руганью зазевавшихся прохожих. А на королевском тракте нередко пылила копытами чья-то отборная стража...

__________________________________________________________________

- Ничего не поняла. Еще раз.
- Просто дура, Ваше величество.
Статная красавица-эльфийка раздраженно сдвинула свои безупречные брови:
- Хочешь сказать, что какая-то крестьянская дура случайно нашла золотое колечко, и... вдруг решила объявить себя женой моего сына? Ты сам себя слышишь?
- Ну, когда хотят сжечь на костре... - развел руками мажордом.
- Для этого надо знать историю! - перебила королева. - Путаницу интриг эльфийского трона! - покачала головой, - просто дура, да?
- Просто увидела руны, и... - пожал плечами слуга.
- Нарядилась в дворянское платье, - продолжала красавица, - купила лошадь, проехала пол-Кварка...
- Смышленая, - согласился мажордом, и веско добавил: - пыталась скрыться, Ваше величество. Изо всех сил. Зачем скрываться? - немного помолчал, и вздохнул: - Мы проверили. Ноль. Совершенный. Удивительный случай.
Королева задумалась, постукивая тонким пальчиком по столу:
- Нашла значит... Умная. Ладно, - приняла решение: - присмотри за ней. Мне надо время.

Хуже всего - взвешенность. Неизвестность. Неопределенность. Когда висишь в воздухе, бестолково болтая ногами.
Аника сидел в комнате. Или в камере. Глухие стены, зарешеченное окно, толстая дверь. Вторую неделю. Три раза за день молчаливый слуга приносил еду, расставлял на столе, и так же молча забирал пустые тарелки. Аника каждый раз вскидывался: 'Кто вы? Где я? Зачем? Что хотите?' Бесполезно. Ни единого звука. Будто проглотил язык.
В первый день его долго и нудно допрашивали. Аника красочно описывал деревенскую жизнь, благо допрашивали не крестьяне, и в тонкости быта не вникали. Скулил, что мать страшно переживает, отец не находит себе места, и брат с вилами наверняка уже перевернул пару деревень в округе... Отпустите, добрые господа! Зачем вам нищенка?
Потом появилась знакомая фигура, в коричневом балахоне, и Аника осознал, что пропал. Финиш. Маг долго сверлил глазами - сердце заходилось барабаном, - потом устало выпрямился: 'Ничего себе... Ноль!' Пауза. Потом все вокруг загалдели, воззрясь на Анику как на диковинного зверя. И у всех сразу пропали все вопросы.
Ноль? Догадался, по галдежу - что-то вроде отрицания магии. Крайне редкий случай. У него ни малейшего всплеска активности. Но и к нему не могли применить ничего...
Ноль? Очень интересно. На него теперь не действует магия?
Случай редкий, но не единственный. Случалось, появлялись в этом мире такие. Потом долго рассказывал хмурому лысому мажордому - почему его задержали в Погаре, зачем хотели сжечь, и откуда видения арахны...
'Спускалась вниз, в чертовом лесу, господин, единственный раз! Как зачем? Вы жили в деревне, дяденька? Не жизнь, а навоз! Что там делать девушке? Солнце встало - серп в руки, и в поле! Жито, рожь, снопы! Свиньи, коровы, солома! Грязь, мухи, дерьмо! Весной посади, осенью убери - из года в год, день за днем... Вы видели, как пашут поле? Лемех-растопырка, из сухого пня - дохлая лошадь тянет из последних сил, ноги по колено в грязи... - Аника убедительно показывает свои маленькие ладони: - этими руками! Отец не слышит, мать хватает розги! Разве они для этого, господин?'
Лысый дядька усмехается, потом снова хмурится: 'А в подземелье-то зачем?'
'Как зачем? - искренне удивляется Аника. - Все же знают - у одров горы золота! Простите, - жалобно хнычет, пуская в ход к месту появившуюся новость: - не чувствовала магии никогда, дура...' 'Из тюрьмы как сбежала?' 'Стражника подкупила...'
Чушь. Полный бред. Но прокатило.
Ноль. Все встало на свои места. Понятно, почему она могла носить кольцо - остальное их не сильно беспокоило. Лысый мажордом поднялся: 'Жди, и не хнычь!'
Потянулись дни. Тишина. Молчаливый слуга приносил еду, и плотно закрывал дверь. Гобелен на стене изображал сцену охоты, на какого-то страшного зверя - красавцы на быстрых конях гнали неведомое чудище по лесу. Аника подробно изучил рога, глаза, оскал, даже копыта. За окном виднелись верхушки деревьев, и черепичные крыши домов. Ни книг, ни бумаги, ни чернил. Зачем книги безграмотной крестьянке?
Стены - как бич обличающего суда. Аника тосковал. Хотя и понимал, что самобичевание - шаг в никуда. Просто не понимал, что сможет сделать дальше. И в пустой комнате - всегда наедине с самим собой...
Какое значение имеет какое-то старое кольцо?
Наконец, спустя две недели дверь открылась, и лысый мажордом махнул за собой - Аника поднялся, чувствуя, как начинают подрагивать ладони...
Каменные коридоры. Старые гобелены на стенах, подсвечники тускло освещают темные ниши, с доспехами воинов. В просторном колонном зале их дожидалась дюжина девушек, в платьях служанок. Анику передали пожилой серьезной матроне, с недобрым взглядом: 'Одна неделя! Чтобы все сияло!' Дама посмотрела на Анику, как на навозную муху, и поклонилась.
Дальше началось вообще черт знает что. Его завели в какую-то комнату, переодели в платье служанки, затянули передник, сунули в руки ведро с лохматой тряпкой, и пожилая мадам многозначительно потрясла перед носом пальцем: 'Хочешь узнать меня поближе? Полентяйничай!' Аника беспомощно открыл и закрыл рот...
Теперь он мыл огромный дом. Вместе с целой армией обслуги. Отдирал пыль с шероховатого камня, тер кирпичной крошкой железные доспехи. И чувствовал несказанное облегчение - во-первых, - любая работа лучше комнаты-камеры, с ежеминутным ожиданием пыток. А во-вторых - кажется, ему поверили...
Девушки бойко приводили все в идеальный вид. Он еще не видел дома целиком, его объект - длинный каменный коридор, с паутиной по углам, но... 'Это чисто?' - как груздь нависла над спиной знакомая фигура начальницы, послюнявила палец, щелкнула по камню, и не поверила глазам, разглядывая бурое пятнышко на коже... Тщательно вытерла о передник, и набрала в грудь побольше воздуха - Аника невольно втянул голову в плечи. 'Лодырничать дома, на печи, если у родителей розг нету!!! - разнесся по коридору хорошо поставленный сержантский рык. - Задница толстая, работать мешает?!! Ручки нежные?!!' - сжала плечо и ласково заглянула в глаза: - может, тебя научить, зайка?' Аника изо всех сил завертел головой, пытаясь пробить пробки в ушах. 'Ррработать!! - брызнула слюна в лицо, и старшина с чувством выполненного долга скрылся за поворотом, озабоченно покачивая головой: - где таких только берут?'
У девчонок, оказывается, ничуть не легче чем у парней. Аника потряс пальцем в ухе, и со страхом воззрился на выскобленный коридор...
Что за черт? Какая уборка, какая служанка?
В обед их покормили. В просторном зале гудел целый муравейник - запах наваристых щей, грохот скамеек, стук ложек, гомон и шум. Плотники, дворники, оружейники, каминщики, цветочницы, садовники, слуги, служанки... Аника в тысячный раз ощутил, как стремительно краснеет: платье, каблучки 'стук-стук'... Хвала богам, вроде никто не смотрит. Протиснулся на ближайшее свободное место, аккуратно расправил передник и склонился над миской. 'Окна только родским песком, витраж из Питры!' - '...гномью глину в ведро - мылится на редкость...' - '...в угловой башне, в подвале - чуть не скончалась от страха...' - самая обычная столовая-трапезная...
Обычный люд. Домище приводился в порядок. Щи неожиданно оказались на редкость вкусными - с удовольствием вылизал деревянную миску. И был бы счастлив, если бы не груз последних времен - ангел, Абидаль, девочка, Веня... Будто незримый перст с небес упирался в затылок: 'Ничтожество! Ты еще не сгинул прочь?'
После обеда сделал вид, что заблудился, и попробовал сбежать. Не вышло. У дверей обнаружилась стража - пришлось сотворить озабоченно-деловой вид, и прошествовать мимо. Дружное цоканье языками за спиной - черт!! Задницу всю дорогу щекотало одобрительное мужское лобзание, пока не скрылась из виду. Ты когда-нибудь к такому привыкнешь, Аника?
С красными ушами вернулся на прежнее место, и неожиданно обнаружил напарницу - полненькая девушка в платье горничной усмехалась, разглядывая выскобленный Аникой коридор. Потом притащила еще два ведра, и дружелюбно улыбнулась: 'Ты пол когда-нибудь мыла? Вообще?' Оказывается, камень сначала мылится синей глиной, потом оттирается перетертым песком... и только потом вымывается начисто. Целая наука. Даже у уборщиков все далеко не просто.
Ее звали Иалу. Работа сразу заспорилась. Толстушка весело мылила, Аника тер жестким порошком, и потом дружно вычищали досуха - камень сразу заискрил всеми спектрами отлично шлифованного гранита. 'Бездельники...' - проворчала появившаяся как привидение начальница, но уже больше для острастки.
'Откуда ты, Насть? - улыбнулась веселая напарница, когда привидение скрылось за поворотом, - как тебя только приняли?' 'Связи!' - многозначительно воздел глаза к потолку Аника, Ивалу расхохоталась: 'С королевой?'
Стоп!! Аника медленно выпрямился. Что?!
Толстушка оглянулась и понизила голос - среди прислуги ходили слухи, что сюда ждут саму королеву эльфов...
Серьезно? Эльфийскую царицу? Самую величественную из всех королев? Мать Аля?! Аника не поверил: 'Здесь же наемный люд... Разве к царским хоромам допускают посторонних?' Напарница только пожала плечами.
У Аники сразу пропало желание сбегать. Вот где могут быть ответы на многие вопросы. Об Але, и о вратах...
Вечером ничего не изменилось - снова заперли в прежней комнате, на столе остывал привычный ужин. Поверили, но не до конца.
На картине статные воины гнали неведомого зверя, за окном крыши домов золотило заходящее солнце. Руки с непривычки болели, колени в царапинах - как только девчонки работают, в этих платьях?

На следующий день его отрядили чистить каминные трубы. На крышу конечно не пустили - елозил внизу, пытаясь откашляться от черной копоти. Трубочисты спускали на веревке ершистый груз, вычищая дымовой проход - он набирал побольше воздуха, нырял в густое облако, и выносил полные ведра осыпавшейся золы. Затем уже тщательно отдирал саму пасть очага. Через полчаса был чернее черта, только белки глаз моргали на буром лице - даже садист-сержант в юбке опешил: 'Ты что, дура?' Вчерашняя напарница-толстушка за ее спиной заходилась от хохота... Оказывается, существуют специальные капюшоны, и повязки, и длинные щетки, и... вообще, зачем лезть, когда сверху сыплется?
Заставь дурака богу молиться, он весь лоб расшибет. Откуда он знал, как чистят каминные трубы? 'Мыться, быстро! - разозлилась босс, - тебя вызывают! - кивнула веселой толстушке: - помоги ей! Как пить дать и это не умеет'. 'Куда?' - не понял Аника. 'Вот и узнаешь', - закруглило опрос руководство.
Оказывается, тут для работников существовала даже умывальная. Вода, нагретая на солнышке где-то наверху, спускалась по специальным желобам - крутая инженерная мысль. Иалу поливала из деревянного ковшика, а Аника с наслаждением фыркался, разбрасывая вокруг целый фейерверк брызг. Потом его переодели в чистое платье, затянули белый накрахмаленный передник, и в довершении, как жирную кляксу на остатках былого величия - громадный белый бант на затылке. 'Что, так серьезно?' - жалобно проскулил Аника. Помощница пожала плечами: 'В барскую - только так...'

За столом листала бумаги эльфийка. В скромной комнатке, где-то на верхнем этаже. В неброском, но дорогом элегантном платье. Красавица. Безукоризненное лицо, яркий блеск голубых глаз, светлые волосы в сложной прическе...
Аника замер на пороге. Женщина подняла голову, и неспешно смерила с головы до ног:
- Тебя зовут Настя? Действительно, красивая, - задумчиво подперла подбородок ладошкой, разглядывая, - дома не сиделось? Полы мыть не научили?
Небольшие, но изящные сережки, тонкое колье на груди, пара витиеватых колечек...
- Научили, - привычно заканючил Аника. - Только ведь.... там воду на пол, и швабру в руки! Все просто! А тут...
- В столице была? - не дослушала эльфийка. - Кареты видела? Вельмож? Парки, аллеи, дворцы? Судя по дворянскому платью - с модой знакома.
- Не была, ваша милость, - вздохнул Аника, - купила, что просто понравилось. Но мечтала.
- Расскажи о себе, - откинулась на спинку красавица. - Я хочу узнать тебя поближе.
- Зачем? - не понял Аника.
И немедленно получил шлепок по шее, лысый мажодорм позади виновато извинился:
- Простите ее, Ваше величество...
Что-о?!! Аника побледнел. Королева?!!
- Ничего, - успокоила перворожденная, и подбодрила: - ну?
Аника молчал. Королева. Здесь и сейчас. Мать Аля. Прямо перед глазами, как отче наш. Может, рассказать ей все? Попросить встречи с домом Брода? 'И что дальше? Хочешь встретится с Брода?'
Он не мог ничего рассказать. Позорная печать, заставляющая стыдливо опускать глаза... Святая Анна. Боги, сколько пафоса - простолюдью нужны герои. Но сильные мира знают - дубина, заставившая Таир уйти под землю... Анна Арахская. Вообще снос крыши. Надежда на возрождение мира...
Сколько продержалась эта 'надежда'? Неделю?
Человечек. Никчемный, бесполезный. Даже в домашней работе...
Чем правда отличается от истины? В мире множество точек зрения. И довольно многие из них правдивы. Но правда - не истина, Аника как всегда, - винил во всем себя...
- Не хочешь говорить? - удивилась королева.
- Простите, Ваше величество, - опустил глаза Аника. - Просто не знаю, что сказать. Деревня есть деревня. Коровы, навоз, мухи...
- Хотела более высокую жизнь? - наклонилась эльфийка. - Без труда? - сцепила тонкие красивые пальцы на столе. - Думаешь, высокие живут легче?
Аника молчал.
- Возможно, когда-нибудь у тебя появится шанс узнать поближе, эту жизнь... - не обиделась на молчание королева. - Если будешь послушной, и умной. Хочешь?
Аника так же молча кивнул. Что он мог еще сказать? Отказаться?
- Обучите ее, - распорядилась глава эльфов. - Всему, что сможет.

- Задницу вперед! Слегка туда-сюда... Слегка! Что виляешь, как шлюха?!
Аника поднял подбородок, чтобы не уронить толстую книгу на голове. Еще две зажаты под мышками - голова прямо, не качается, локти прижаты к туловищу. На полу мелом нарисована прямая - тонкие высоченные каблуки ступают строго по линии...
Снос крыши. Жизнь превратилась в невыносимый кошмар. До вечера он драил комнаты, с напарницей, вычищая пеной толстенные портьеры, или надраивая песком канделябры, или выскребая ножом плинтуса... А вечером, когда все нормальные люди отставляли ведра-метла-скребки в сторону - начинался экзамен на стойкость. Садисты-учителя хотели быть уверенными, что даже уставший Аника не изменит изяществу, и благородной осанке...
Изуверы делали из него женщину. Взаправдашнюю. Мозг сопротивлялся, вопил и корчился - но педагогам-мазохистам было плевать:
- Ноги вместе! Не растопыривай, будто у тебя там что-то есть! Колени вместе, двигаются только голень и ступня!
Аника затянут в невероятно узкое платье. Высоченные шпильки заставляли чувствовать себя акробатом, балансирующем на тонкой веревке, книга вот-вот свалится на пол...
- Стоп! Назад! Не как обезьяна - грациозно... Шея чуть наклонена, в глазах смертельная скука, а тело плывет... а не топает, как лошадь!
Муштра, которой позавидуют королевские платцы, продолжалась до поздней ночи. Походка, развороты, поклоны, реверансы - сесть, встать, помахать веером: 'изящно, тупица - не как ветряная мельница!' Боги, его даже пытались учить читать. Но обнаружив круглые глаза, старательно разглядывающие непонятные иероглифы, махнули рукой: 'Ладно...' Аника чуть сдержал облегчение.
Танцы. Любая девушка обязательно должна уметь танцевать! Хотя бы 'Валирису', 'Громокон' и 'Колокол-дар'. Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три - лысый мажордом, выполняющий роль кавалера, аккуратно держит за талию и ведет по кругу: 'Раз-два-три...' Педагогом-изувером - незнакомая эльфийка, со сложным именем Семинебо-Дара. Все. Еще была Дикуардэсса, тоже эльфийка - специалистка по визажу, и больше никого. Обучение почему-то держалось в строжайшем секрете. 'Валириса' и 'Громокон' напоминают земной вальс, однако он никогда не умел танцевать вальс...
Аника ни черта не понимал. Зачем?!
'Взялся за гуж, не говори что не дюж' - он играл роль глупой крестьянки, которой пообещали райскую жизнь. Даже девушки из благородных семейств платят за такое огромные деньги, а у него вообще никаких прав...
После танцев сразу попадал в обманчиво-воздушные руки стилистки-визажистки-специалистки-по-внешности: 'Не шевелись! Зачем столько? Ты что, клоун? Аккуратно! Легким движением подчеркни, выдели - штрих должен быть незаметный, и слегка кокетливый...'
Не просто наука. Убийство мозгов. Докторские диссертации нервно курят в сторонке. Аника никогда не предполагал, что у девчонок все так сложно - боги, если бы можно все вернуть... 'Точно хотел бы? Честно?' Он не знал. Веника, Аня, Лихва, Брода, Ная, Аль - слишком много друзей его тут знали девушкой. Все стало слишком сложным. Перепуталось, переплелось...
'Чуть лучше, - нахмурилась эльфийка. - Уже не клоун, но трактирная шлюха, - устало махнула в сторону двери: - иди умывайся...'

- Отдохни, - смилостливилась толстушка. - Лица нет...
Иалу была горничной. А значит, по рангу выше его. Но на удивление легкая - Аника прислонился к стене и опустился на пол. Устал. Реально. 'Тьфу, черт!' - выругалась напарница, и предупреждающе оглянулась - пришлось вскочить. Из-за угла нарисовалась знакомая фурия: 'Бездельничаете, дармоедки?' - он уже старательно выжимал тряпку. Начальница небрежно кивнула за собой - льняное сукно нехотя полетело обратно в воду... Иалу проводила понимающим взглядом. Начинается. Вот так каждый день...
- Память хорошая? - встретил вопросом в кабинете мажордом.
Аника удивленно пожал плечами.
- Хорошая-хорошая, - не согласился лысый слуга, и задумался. - В общем так... - пальцы выбили дробь на столешнице, - нужен твой необычный взгляд. И память. Понимаешь?
Он ни черта не понимал.
- Будешь прислуживать гостям, на приеме. В городе, - объяснил главный босс. - Внимательно смотри, и запоминай. Все необычное. Сможешь?
Аника удивленно смотрел ему в лицо.
- Это может повлиять на твое будущее, - веско добавил старый слуга, - Постараешься?
Аника кивнул, и чуть помедлив, решился:
- Какое будущее?
Мажордом не ответил, показательно кивнув на дверь - Аника не отступал:
- Зачем меня учат? Для чего? Прислуге ведь такое не надо!
- Много ты знаешь, - проворчал старый слуга. - Это королевский дом, поняла? Тут не бывает обычной прислуги. Особенно у эльфов. Топай уже...
Служанки у эльфов - как леди? Его реально хотят взять в королевский дом?
Он давно понял - вся тьма народа, - временная. Наемный люд. Только привести дом в порядок. Затем сюда уже нагрянут королевские слуги... И это был не просто дом. Слишком много извилистых коридоров, сводчатых залов, комнаток-закоутков, тысячи ступенек - витиеватых, темных, заросших паутиной... Замок. Но тут давно никто не жил...
В королевское услужение не попадают простые смертные. Значит, экзамен на должность служанки? Круто.
Вышел за дверь, и сразу попал в лапы Гривы - 'обожаемого' сержанта.

- Аккуратность, услужливость, и внимание! - начальница выхаживала перед строем, как на параде. - Тарелки всегда полные, вы незаметны! Опустел бокал - тут же родилась воздушная нимфа, из ниоткуда, просто мечтающая услужить...
Аника, как и все девушки - в легком ажурном платье, с узорчатыми вышивками, накрахмаленном крылатом передничке, блестящих туфельках, и яркими бантиками в волосах. Краса-раскраса. Их привезли в закрытой карете-дилижансе, и сразу проводили в дом - большой дом, с лепными украшениями над освещенными окнами. Фасада не видел, завели через заднюю дверь - прислуга. Что-то вроде местного клуба. Но старшина здесь бывала...
- Что я сказала? - остановилась напротив него Грива.
Помяни беса...
- Обслужить... - поперхнулся Аника.
- Обслуживать будешь своих мужиков, в постели! - сожгла взглядом старшая служанка. - Только попробуй что-нибудь вытворить!
Изобразил самые преданно-песьи глаза, на которые только способен. Босс сверкнула последний раз, и повернулась к остальным:
- После первых блюд пауза, минут десять, следом горячее. Десерт минут через сорок после горячего. Повара все знают. Не перепутайте снова лопатки для гарнира, и для десерта! Выпорю! Вперед...
Все шеренга дружно зашелестела к двери.

Аника осматривал зал, слегка приоткрыв портьеру. Просторный, с громадными панно на стенах, и золоченой лепниной на потолке. В центре - полукруг столов, с жемчужно-белыми скатертями, и тонкой фаянсовой посудой. Стулья больше напоминали кресла, с мягкими спинками и подлокотниками...
Зал постепенно наполнялся людьми - легкий гвалт голосов, шутки и смех. Гости в дорогих камзолах, при позолоченных шпагах и дагах - дворянско-купеческое сословие. Дамы - в элегантных платьях с шлейфом, небрежно обмахивались изящными веерами. Сотни свечей в многоэтажных канделябрах освещали все как днем...
В сотый раз почувствовал, как краснеют щеки. Туда? С бантиками? Неужели еще не привык, Аника?
Среди разодетых фигур мелькнул знакомый плотный силуэт - сначала даже не узнал. Мажордом, в броском камзоле, с большущей шпагой - на лысине затейливо завитый парик...
- Что пялишься? - зло прошипел сзади в ухо небесный глас. - Марш на кухню!
Как пить дать, в родне у самого черта.

Прием длился уже часа три, Аника вертелся как белка в колесе. В зал (хвала богам!) его не пустили - работал на кухне, раскладывая умопомрачительные вкусности по различным тарелочкам, и сами тарелки - по подносам. Работы выше головы: 'Ласточка, куропатки брюшком вверх, чтобы была видна корочка... Отлично! Отбивные по-грельдински не кладутся вместе с чоусом - только чививки. Молодец! Листик дартского перца сверху... Порядок!' Поварам он явно нравился, и это, почему-то, уже не бесило. Наверное, не было времени...
На кухне - жар, пар, дым, и веселый гвалт - работа кипела. Девчонки забегали, виртуозно цокая каблучками, перешучивались, флиртовали с поварами, забирали подносы и тут же исчезали. Прием. Вино текло рекой - тут же на кухне разливалось из бочек. В соломе, в плетеных корзинах - витиеватые горлышки особых заморских нектаров. На деньги зачинщики явно не скупились.
'Карету! - заглянула одна из служанок. - Кто-то хочет уехать'. 'Где Грива?' - оглянулся старший повар. Аника кинулся искать начальницу. Закон бутерброда - руководство никогда не найти, когда оно необходимо...
Прием достиг своего апогея. Пошатывающихся, нетрезвых гостей можно было встретить где угодно - от кухни до уборных комнат. Стянули с лысин свои толстые парики, и вытирают макушки платками. Откуда-то доносилась ругань, и визгливое разноголосье дам - черт, только дуэли тут еще не хватало. В холоднике - одни рыбьи хвосты из-подо льда. В бильярдной смех, и стук шаров. В каминной тишина. В курительной - дым столбом, и нечеткие силуэты... В глазах вдруг мерцануло - чуть не вышиб лбом дверь...
Кровь ударила в голову, побелел как полотно...
Перед зрачками пылала... четкая, зеленая, почти забытая... шкала здоровья. И ровный ряд боевых скилов.
'Красавица! - чья-то резвая рука неожиданно сгребла за талию, - куда-то спешишь?' Мир раздвоился. Разтроился, разчетверился. Шум большого пира доносился как из-за ватной стены. Этого просто не может быть... 'Будешь ласковой?' - тускло блеснула золотая монета, ловко упавшая в кармашек передника.
В горле перехватило. Ургамах. Постаревший, обрюзгший... но такой же дебильный. Сжал зубы и рванулся - виски заломило от паники, - узнал? 'Ого...' - свет слева заслонил силуэт неразлучного Горта - щеки вспыхнули огнем. 'Куда? - волосатая пятерня обхватила за тонкую талию: - это невежливо!' В бытность парнем - убил бы обоих. Но он давно уже не парень... Кто-то из дебилов потянул за косу - от неожиданности выгнулся на каблуках, и чуть не упал... Подхватили, и грубо прижали к стене: 'Тебе понравится, обещаю!' Тело затрясло, где-то за тридевять земель затух истеричный писк...
'Оставьте девушку, господа!! Немедленно!'
Лапы от неожиданности разжалась - отскочил от стены, тяжело дыша... Мажордом. Сверкающий позолотой, как герольд, и надменный, как король - хмуро смотрит, из-под нависших бровей. 'Ты еще кто такой?' 'Могу объяснить, - небрежно сжал эфес шпаги глава обслуги эльфов. - На заднем дворе. Есть желание?' 'Это же служанка...' - не поняли заступничества земные дауны...
Не узнали. Аника хрипло дышал. Вокруг уже начали собираться зеваки. Парочка скучающих, из числа гостей, престарелая дама - за спинами постреливала испуганными глазками служанка из своих... 'Все хорошо, - посетила-таки здравая мысль идиотов: - нам не нужны проблемы'.
Во рту пересохло, колени тряслись. Мажордом терпеливо ждал, пока исчезнут оба задирщика, потом, разочарованно гомоня, разбредутся зеваки. Схватил Анику за руку, и затолкал в одну из комнат: 'Ну?'
Интерфейс исчез. Испарился, будто и не было никогда. Аника облизнул пересохшие губы: 'Это Таир...' 'С чего взяла?' - серьезно спросил мажордом. Даже не удивлен, внимательно смотрит в лицо. 'Я никогда не чувствовала магии! - Анику еще трясло, - а тут... ударило! У них другая! Люди рассказывали...' 'Спокойно, - старый слуга неожиданно обнял, и по-отцовски погладил плечо: - успокойся, девочка, все позади... Ты уверена?' Аника шмыгнул носом, все еще пытаясь унять дрожь...
В ужас вогнал не страх перед имбецилами. А то, что могли узнать...

- Она уверена?
- Полностью, Ваше величество.
Королева задумалась, легонько постукивая тонким пальчиком по столешнице. Старый слуга терпеливо ждал.
- Что думаешь о девушке, Гвидом?
- Я? - удивился мажордом.
- Прекрати, - попросила эльфийка. - Я всегда доверяла твоему мнению, и ты это знаешь. Удивительное чутье на людей...
Глава обслуги вздохнул и замолчал.
- Она хорошая девушка, - наконец тихо произнес. - Добрая. Врет, конечно, про крестьянский труд - видимо, жила пару дней в деревне. Ничего не умеет, но послушная, и терпеливая. Гриве тоже нравится. Может, из небогатого дворянского дома, если держали взаперти, и не научили обычным благородным вещам. Может, из купеческого, или служивого... Мало ли сейчас таких, бродит по миру? Сбежавших от каких-то своих невзгод?
Королева кивнула, и снова задумалась...

Переносная матрица?!! Они это смогли?!
Мысли пчелиным роем гудели в беспокойной голове. И как это работает? Есть отличия?
Возбуждение улеглось, но страх еще вспыхивал, трудноугасаемыми искорками: 'А если бы узнали? Боги...' Лицо наливалось белизной - бывший да-маг, ставший девчонкой-служанкой. 'Обслужи-ка господ, зайка!' Круто. Пол Таира сорвалось бы с места, чтобы на это посмотреть... Тебя это волнует, Аника? Не волнует, но мужское самолюбие не выбросить просто так...
Чистка замка подходила к концу. Комнаты, лестницы и коридоры сверкали ярким природным гранитом, начищенные доспехи и канделябры отражали солнечный свет. С утра до вечера носильщики таскали с карет, похожих на броневики, рулоны старинных гобеленов, дартских портьер, ашбуранских ковров, или корзин с тонкой илонской посудой...
Всегда смешливая толстушка стала непривычно молчаливой. Аника понимал - мечтала, что возьмут служанкой в королевский дом. Видимо, не брали. В венценосные семьи не берут кого ни попадя, тем более у эльфов...
Два полюса мироздания. Она этим грезит, а ему и даром не надо - но кандидатуру рассматривают, даже начали обучать. Где справедливость? Где великий вселенский баланс?
'Не расстраивайся, - виновато попытался успокоить. - Прислуживать принцессам-королевнам... они же надменные и капризные, аж жуть! Чуть не так - сразу порка!' 'Каким принцессам?! - даже испугалась подруга, и улыбнулась: - ну ты и деревня, Насть...' Первый плюс - уже улыбается. 'Личные служанки принцесс - это наследственное... - покачала головой толстушка, провожая глазами вереницу бородатых носильщиков, тащивших полированные столы. - Мне хотя бы посуду мыть, или уборные...'
У каждого свои мечты. Отец Иалу с утра до поздней ночи пропадал в кузнице, мать обстирывала господ. Пятеро братьев на плечах, мал мала меньше. Жизнь. Простая. Нехитрая, незатейливая...
'Задницы мхом не обросли?' - нависла за спинами Грива. Подпрыгнули, как по команде - вот черт... Но начальнице почему-то не до трудовой дисциплины, кивнула Анике за собой, и ходко понеслась к лестнице. Аника поспешно застучал каблучками следом...

Королева. В той же комнатке, на самом верху, за тем же столом. Аника низко склонился в реверансе, как учили, сердце почему-то заволновалось... За спиной первой леди - незнакомая красавица, с брезгливым утонченным лицом. К косяку двери прислонился мажордом...
- Ты однажды сказала, что мечтала о высокой жизни, - сразу перешла к делу королева. - Правда?
Аника молчал, непонимающе глядя на первую эльфийку. К чему она клонит?
- Ни капли почтения! - вспыхнула красавица, и надменно процедила: - плебейка-хамка...
- Хватит! - перебила ее королева. - Уже обсудили.
Красавица сжала зубы. Аника сглотнул. Принцесса Ария? Сестра Аля? Сердце почему-то заволновалось еще больше...
- В чем ты призналась, когда тебя допрашивал дознаватель, в Погаре? - неожиданно спросила перворожденная. - Помнишь?
Аника молчал. Он прекрасно помнил. Но ничего не понимал...
Сестра Аля испепелила взглядом с головы до пяток.
- Ну? - подтолкнула королева.
- Что я... - замялся. - Из эльфийской королевской семьи...
- Точнее? - приказала первая леди, сцепив на столе ладони.
Язык упирался, и отказывался произносить это вслух...
- Супруга принца Астаэля, - наконец выдавил Аника, окончательно стушевался и опустил глаза.
- Слово - не птица, - почему-то напомнила эльфийка.
О чем она? Аника непонимающе поднял лицо...
- Тебе придется претворить это в жизнь, - наконец сказала мать Аля. - На самом деле.
Что? Он глупо заморгал...
- Ты станешь женой моего сына, - пояснила королева. - По-настоящему. Понимаешь?
Шутка? Аника побледнел, как полотно. Издеваются? В комнате зависла пауза...
- Ты еще думаешь? - зло прошипела Ария.
Королева властно хлопнула ладонью по столу. Пауза зазвенела на самой высокой ноте...
- Зачем? - наконец ошарашенно выдавил Аника.
- Я хочу спасти сына, - честно призналась правительница эльфов. - А ты - получишь то, что хотела...
- Как спасти?!!
- Настя! - не выдержал за спиной мажордом.
Первая леди успокаивающе улыбнулась:
- Ничего, Гвидом... Не каждый день выходишь замуж, - кивнула на дверь: - расскажи ей все. Кажется, девочка в шоке.

- Ответ нужен сейчас, - сказал мажордом, закрывая за собой дверь. - Мы уезжаем.
Аника находился в прострации. Голова напоминала ящик, набитый прелой ватой. Какая женитьба, какой замужество? Как такое вообще пришло в голову? С трудом сосредоточился, и снова ушел в непонимание:
- Куда уезжаете? Ааа... - удивленно оглянулся на окно, где вздымались красные шпили башенок: - как же замок? Слуги?
Мужчины женятся. Девушки выходят замуж. Это нормально. Но боги... как им объяснить?
- Здесь никто никогда не собирался жить, - сухо пояснил старый слуга. - Обманка. Мишура, - кивнул на стул: - садись.
- Для кого? - попытался вернуть мозги на место Аника.
- Для тех, кого ты встретила в клубе.
Голова сразу прояснилась. Мысли прекратили бухнуть ватой, и принялись концентрироваться - вот черт... Опустился на стул, машинально расправив передник:
- И причем здесь замужество?
Старый слуга вздохнул. Многое произошло в этом мире. Ты молода, и просто не слышала...
Я расскажу тебе сказку.

Однажды, один наследный принц подарил девушке кольцо. Она одела его на пальчик, даже не подозревая, что колечко было обручальным... И что только она могла одеть его на пальчик, единственная на всей земле. Сказка ложь, да в ней намек - добрым молодцам урок. 'И что?' - не поймет глупый слушатель. А то... что эльфы дарят свое сердце один единственный раз. За всю жизнь. И больше - никогда не расстаются.
'Правда?' Правда. Может, поэтому у этих глупых перворожденных так мало детей...
Два сердца переплетаются, и становятся одним целым. Навсегда. Он чувствует все, что чувствует она, а она - что чувствует он. Невозможна ложь, невозможна измена, невозможен страх... Небо освящает брак, благословленный Эшу.
Так было всегда. Многие тысячи лет. Эльфы - не люди.
'И что дальше?' - встрянет глупый слушатель. Слушай, и имей терпение... Девушка не подозревала, что обручена. Она вообще была странная девушка. Как не от мира сего. И к чувствам - еще не готова...
Это была святая Анна. Та самая. Но об этом никто не знает.
'Да ну?' Не 'да ну', а слушай дальше.
Погибла в огне Анна. Отдала жизнь, за эту землю, и ранила сердце вражьего дома. И демонам, властвовавшим над миром - пришлось уйти под мир. 'Под мир?' Под землю. Еще раз перебьешь - перестану рассказывать!
Так вот... Думал главный демон, думал... что же придумать? Сердце демонского дома ранено, крылатые медузы в небе попадали на землю... Как передать богатства в свой демонский мир?
'Какие богатства?' Большие! И наконец, придумал.
Созвал свой демонский совет, и приказал: 'Слушайте, черти вислоухие, бесы рогатые! Найдите мне принца, которого отвергла родная земля! Есть у этого принца ключик, который может открыть дверь в наш мир...' Стали думать демоны - как исполнить приказ? Принца-то найти очень трудно. И наконец придумали - надо украсть то, что принцу очень дорого! И выменять это принцу на ключик...
'Какой ключик?' Золотой! И похитили демоны принцессу Наяну. И предложили принцу - мы тебе Наяну, а ты нам ключик! Но принц уже был раз проклят за то, что поставил личное выше всего остального...
Ничего не ответил принц. И ушел под землю. Навсегда. Чтобы в одиночестве оплакивать свою любимую. И больше никто никогда не смог потребовать у него ключик...

- Не верю я в это, - отрицательно завертел головой Аника. - Чушь!
- Можешь верить, или не верить, - усмехнулся мажордом. - Это не изменит смысла.
- А как же принцесса Наяна?
- 'За морями за лесами, в глубинах мраморных подземелий, - снова принял позу сказочника старый слуга, - покоится глубоким сном красавица, в хрустальном саркофаге. Чтобы однажды, ее возлюбленный...'
- Хватит, - попросил Аника.
Голова снова начала тупеть, и наполняться ватой. Чушь. Сказки. Бред...
Аленах, Лами и Гамм. Как ты выживаешь, Алл? Как смотришь на небо, траву, цветы? Твоя пытка не прекратилась, с бегством из преисподней - а только закрутилась в новом бесконечном витке...
- Тебя это беспокоит? - с небольшим удивлением спросил помощник эльфов. - Странное беспокойство, для крестьянской девушки. Которая собирается стать принцессой...
Мало ты обо мне знаешь...
- И причем здесь замужество?
Старый слуга некоторое время задумчиво смотрел, потом серьезно сказал:
- Ты плохо слушала сказку. Один раз, и на всю жизнь, помнишь? Вместе.
Аника все равно ничего не понимал.
- Сам факт существования земной жены - ставит под большое сомнение переход Астаэля к нечисти, - пояснил мажордом. - Жена в таком случае... просто не смогла бы жить, - покачал головой: - вот почему ты наделала такой шум в Ильвилье. И переполошила многие дома.
- То есть... - начал Аника.
- Да, - закончил за него главный слуга. - Вот так вдруг, - усмехнулся: - появилась ты. И неожиданно прилетело по тем, кто шатал королевский трон.
Бум.
Любит судьба неожиданные повороты...
Но Анику не шибко волновала политика:
- А он не перешел к нечисти?
- Нет, - даже не задумался мажордом.
- Откуда вы знаете?
- Может, хватит? - стал терять терпение старый слуга. - Тебе ведь ничто не грозит. Демоны безбрачны.
Сущности ада не имеют жен. Если же не ад - вопрос теряет силу. Логика.
- Значит, просто политика? - не успокаивался Аника.
- Не совсем, - собрал мудрые морщины на лбу мажордом. - Конечно, многие дома брызгают слюной, и мечтают тебя увидеть. Но дело не в одном скипетре, - хлопнул по подлокотнику: - но это уже совсем другая история. Мы не о том говорим.
"Дело во вратах..." - мысленно закончил фразу Аникаи снова задумался:
- Тогда почему Астаэль не появится сам? И лично не разрешит сомнения высоких Домов?
- Много вопросов, - покачал головой помощник эльфов. - Постарайся не брать в свою красивую маленькую головку высокую политику. Будет спокойнее жить.
Крестьянкой быть никто не отменял.
- А если откажусь? Чем это грозит Астаэлю?
- А как думаешь сама?
Не надо семи пядей, перворожденные - гордый народ...
- Вычеркнут, - спокойно и ровно ответил мажордом. - Сотрут, и забудут. Если не смогут убить.
Конец. Финиш. Предел...
Аника не верил, что это произнесет. Язык лопнет, рот изойдет кровью, горло не выдавит звук...
Быстрее, Аника! Пока не вломились трезвые, нормальные мысли!
"Почему мир так не справедлив?" - что-то всхлипнуло, и заголосило внутри, совсем по девчоночьи.
Разве он может ТАК?
- Я согласна.
У него был выбор? Он не умел предавать друзей...
- Что? - не расслышал старый садист.
Горло действительно будто закаменело - закашлялся, похлопал ладошкой...
- Дворцы, балы и интриги вряд ли светят в скором будущем, - честно предупредил старший слуга эльфов, - Королевская семья крайне редко появляется в свет.
- Таир? - снова взглянул на бывшего начальника.
- Ты точно не крестьянская девушка, - покачал головой мажордом, и усмехнулся: - ну что, пойдем? Лучше объявишь это королеве.


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 08 ноя 2018, 11:59 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 13


Длинная дорожка, лепестки суситских лилий. Далекий синий горизонт, протяжный крик журавлей в небе... Фантастическая укладка волос, прозрачная фата на открытые плечи - хвост сногсшибательного платья собирает травинки и сор...
Невеста.
Мозг не верил, что это происходит. Мозг плавал в прострации, отрешенно наблюдая со стороны... Куда летят журавли? На юг? А это разве не юг?
Долина Иглу, священная гора Аземат. Каменное изваяние Рода на вершине, простирающее руки над миром. Далеко внизу видны кипарисы, и избушки маленькой подгорной деревни... Наверное, в Аварию. Сказочную жаркую страну, еще дальше на юге. Оттуда приплывали галлеры, с закованными в цепи рабами...
Хруст гравия под белыми туфельками. Приближающиеся ступеньки алтаря, как домоклов меч, и почтительная фигура Травиуса, личного королевского мага-священника. Тишина. Ни звука. Только ветерок, колыхающий прозрачную вуаль, и волосы нескольких эльфов за спиной... Свидетелей минимум.
Никто не должен знать, что это происходит только сейчас.
Первая ступенька. Аккуратная ножка, в белой изящной туфельке, плавный перенес веса. Вторая, третья... Торжественное лицо Травиуса, как оскал голодного тигра... Зачем им в Аварию? Зачем им два дома? Цените родной кров, гордые птицы...
Последняя ступенька. Финиш. Лицо пылает огнем - хорошо, что под фатой... '...Ни в чем не буду нуждаться - покоит меня на злачных пажитях, и водит к водам тихим... - голос Травиуса доносится, как из-за глухой стены. Лица за спиной обретают еще большую торжественность.
Зачем я это делаю? Дороги назад уже не будет...
'...пойду долиной смертной тени, и не убоюсь зла, потому что ты со мной - твой жезл и посох, они успокоят...' Мозг холодно констатирует - где-то далеко-далеко, за тысячи миль, - точно так же склонил голову Астаэль. В эту самую минуту. Одновременно. Жених, мать твою...
'...приготовил предо мною трапезу в виде врагов моих, умастил елеем главу мою - чаша моя преисполнена...' Какой из тебя наследник? Ты же ребенок, дурак - и с собой справиться не можешь...
Свидетели внимательны. Королева спокойна, серьезна, и сосредоточенна. Все должно быть правильно - с богами не шутят...
Принцесса Ария кусает губы, еле сдерживая злость. С самого начала ей не нравился - безграмотная плебейка, холопка, чернь, - низы. Раньше считал, что эльфы более сдержанны, но снобизма им точно не занимать...
Герцог ВатрДак - добродушный толстячок-крепыш. Вице-канцлер, и родной брат королевы. Можно поверить в его показное располагающее добродушие - если поверить в добродушие, например - бульдогов...
Благородный Норд-Аэсс, князь Аэсский - председатель Совета иллийских домов. Холодные глаза ничего не выражают. Родственник по какой-то мужской линии, но близок к монаршей семье...
Гвидом. Старший слуга царской семьи. Теплый ветерок ласкает лысину и поседевшую бороду. Из-под густых бровей скрытое сочувствие - наверное, единственный, кто его в чем-то понимает...
Иалу. Личная служанка. Королева в ответ на просьбу только пожала плечами: 'Как хочешь'. Толстушка вошла в ступор, увидев Анику рядом с королевой, и целый день заикалась... Ей идет стильно-благородное платье королевских слуг, цвета бордо, с гербом эльфийской венценосной семьи. Хлопает преданно-счастливыми глазами, готовая уловить малейшее желание...
Травиус. Трясет руками, покачивается - церемония похожа на песню. Королевский священник, маг, и врач в одном лице. И, насколько понял Аника, за эту сумбурную неделю - по силе не уступает и первому архимагу.
Тишина. Все смотрят на него. Что-то не так...
'Согласна ли?' - невозмутимо повторяет вопрос Травиус.
Топор описал дугу, и с грохотом вонзился в плаху. Конец. В горле будто застрял шипастый комок...
'Да'.
Снова тишина. Секунда, вторая, третья - напряжение висит в воздухе... И вдруг появился звук - негромкий, протяжный... Будто высоко в горах радостно заискрил по камешкам звонкий счастливый ручеек...
Свершилось. Там, далеко - Астаэль тоже ответил: 'Да'. Что-то теплое и трепетное вдруг обняло сердце, пощекотало между лопаток, и сбежало вниз по спине...
Маг опустил руки, и вытер вспотевший лоб. Королева облегченно вздохнула, канцлер улыбнулся, Ария отвернулась... Иалу сверкала, как начищенная золотая монета.
Свершилось. Небо приняло брак.
Жена.
Боги...

- ...еще цветочки. А вот Ильвиль, представление перед Иллийскими домами... Ее надо очень хорошо подготовить. Или сожрут заживо.
Гравий чуть слышно шуршал под пухлыми колесами. Автомобиль снаружи стилизован под дилижанс, но с полным комфортом внутри - мягкие диваны, столики, напитки, даже цветы. Лошади выполняли более показную, чем тягловую роль. Процессия изогнулась далеко за поворот - более полусотни карет, пара сотен стражников, с головы до пят закутанных в пыльные плащи. Ни флагов, ни гербов - какой-нибудь богач в дороге...
- Что они могут теперь? - пожал плечами князь. - Вот она, перед вами, - оглянулся на Анику: - жена. По всем законам - земным и небесным. Живая, здоровая, и в твердом разуме.
- Плохо знаешь даварр и нохийцев... - добродушно усмехнулся вице-канцлер.
Сумбурная неделя. Дни слились в сплошную чреду - разум не успевал усвоить информацию. Множество разных людей - эльфы все казались на одно лицо, - повыше, или пониже, полнее или лысее... Только через неделю начал понемногу различать. Подготовке платья и прическе почему-то уделялся кворум внимания, и Аника совершенно не понимал - зачем? Кто там увидит, высоко в горах? Однако здесь не терпели несовершенства - о декольте, или суситских кружевах могли спорить до поздней ночи. Платье вышло великолепным - даже у него перехватило дух. Тончайшая отделка оставляла открытыми плечи, кокетливо приоткрывала вздутые бугорки груди, подчеркивала тонкую талию, и низвергалось свободным водопадом до пола. Тысячи алмазов сверкали и переливались, как мириады капелек света...
Чудо.
Зачем?
Его не посвящали в планы, не объясняли причин, не заботились над ответами - делай что говорят, и будешь счастлива. Это вполне устраивало - чужды подобострастие, знатность, или лесть посторонних...
Я сделаю все, что вы хотите. Только не лезьте в душу.
- Когда он появится, Гвидом? - тихо спросила королева.
Мажордом только вздохнул и пожал плечами.
- Неужели не хочет даже взглянуть, на молодую жену? - удивилась мать.
- Ему плевать. Простите, Ваше величество, это его слова.
Спасибо, Аль. Вот честно... ты как был наглой дубиной, так и остался.
Душа продолжала стонать. Калейдоскоп событий не вытянул из тоски и фатальной безысходности, а просто увел в прострацию. Ничто не изменилось - не прошло, не исчезло, не испарилось. Жизнь продолжала месить босыми пятками жидкую грязь...
Королевский Дом огромен. Даже в подполье их сопровождало множество людей - стража, слуги, какие-то официальные лица, - длинная кавалькада карет и лошадей. Разве это прятки? Но потом узнал, свита - лишь тысячная часть настоящего Дома. И здесь - только самые преданные и проверенные.
Еще дальше на юг. Стория, приморское княжество Мануа, в зарослях громадных эвкалиптов. Зачем? Надолго ли? Никто не пытался объяснять - 'каждый сверчок знай свой шесток'. Ему не привыкать...

Громадный особняк окружен высоким забором, в саду - свора гончих псов. Или все-таки замок? - островерхие башенки по углам...
Широкий коридор, резные двери - хвост элегантного платья шлифует паркет. Синхронный лязг - двойка непроницаемых гвардейцев у дверей слаженно вскидывает алебарды 'на караул'. Аника великолепен. Он теперь всегда великолепен - прическа, драгоценности, дорогущее платье. Труд целого квартета служанок-стилисток - минимум час, каждое утро. Это называлось: 'легкий, для дома'. Маникюр, макияж, личный парикмахер и визажист. Иалу, побелев от напряжения, затягивает тонкий гибкий корсет, делая тонкую талию еще тоньше - потом тщательно облачает в десяток прозрачных юбок. Затем сверху уже аккуратно опускают само платье...
Принцесса. Лицо эльфийского королевского Дома. Боги, как все сложно...
Вначале страшно тушевался и потел, от всеобщего внимания. Потом понемногу начал привыкать - легкая походка, колени вместе, шея чуть наклонена, локти прижаты, только небольшую изящную отмашку правой ладошкой, чтобы не совсем как дерево... Оказывается, зубодробильные уроки не пропали втуне. Скоро мужская сущность совсем помашет ручкой - осталось научиться хныкать, капризничать, и морщить носик. Сплетничать, кокетничать, и бросать взгляды на подтянутых офицеров. Хихикать над пошловатыми шутками, и мило краснеть... Правда, Аника?
Узенькие ступеньки плавно сбегали вниз, и исчезали за поворотом. Задумчиво оглянулся, почесал длинным лакированным ноготком висок, и зацокал вниз, аккуратно придерживая платье - реально больше нечего делать, кроме как изучать огромный дом. В этом мире нет журналов и телевизоров...
Первый этаж, короткий коридор, в воздухе умопомрачительные запахи - где-то рядом кухня. Несколько служанок надраивают пол, пара лакеев наблюдают и перешучиваются, садовник щелкает громадными ножницами возле кадки с цветами... Всеобщий шелест - слуги мгновенно склонились в реверансах и поклонах, Аника стушевался: 'Продолжайте, не обращайте внимания', - ядрит твою, дожился. Все послушно зашелестели... и тут же снова упали в поклон - из-за поворота неожиданно нарисовалась Ария, в сопровождении пары придворных дам и кучи служанок. Изысканная и высокомерная, как императрица. Вот черт.
Перворожденная нахмурилась, оглядывая склонившихся слуг, и удивленно уставилась на Анику: 'А тебя не касается?' 'Что?' - не понял Аника. Сестра Аля приблизилась, и холодно смерила с головы до ног: 'Кланяйся, дура. Перед тобой Принцесса'. Полная тишина. Запищала, застонала осязаемо слышимая пауза, на самой высокой ноте... Спины немых свидетелей боятся вздохнуть. 'Ну?' - вздернула подбородок эльфийка.
Сердце стучало в груди. Фаза ненависти достигла предела - высокородная хотела унизить, и навсегда расставить все по своим местам. Кто есть кто в этом доме, в этом мире. Можно конечно не подчиниться, можно даже послать подальше, раз уж крестьянка. Только... что дальше?
Весь мир знает принцессу Арию. Законодательница всех мод, шикарных балов и высоких раутов - идол, объект воздыхания всей голубой аристократии. Надменность ей положена по статусу. А он - никто. Смердка, случайно оказавшаяся рядом с троном...
Здесь чтут высокорожденность. Фаза перешагнет черту, и перейдет в открыто враждебный акт. Где нет защитников, нет сторонников, некому заступиться. Это не его дом. Не его семья, не его земля - не молоко, впитанное от матери. Выдержишь? Может быть, но...
Он никогда не терпел интриги, каверзы, или подлость.
Ему не нужны драки, войны, или победы...
И ведь действительно никогда не станет настоящей принцессой, какие бы фамилии не носил.
'Важно?' - будто что-то спросило внутри. Нет...
'Тогда в чем же дело?'
Глубоко вздохнул, и низко склонился в реверансе.
'Ты никогда не будешь одной из нас, слышишь, грязь?' - зло прошипела над головой высокородная, и холодно двинулась дальше. Прошелестели мимо платья дам и служанок...
Аника медленно выпрямился. Слуги старательно прятали глаза...
Опустили, у всех на глазах. Добро пожаловать в королевскую семью.

Аника не показывался из покоев - валялся на гигантской кровати, разглядывая лепнину на потолке. 'Неужели тронуло?' - удивился сам себе. Да нет, но... Придворный люд старательно не глядит. Прячут ухмылки и скалятся в спину. Судачьте. Сплетничайте. Мне плевать. Вы даже не представляете, кем я был - вообще бы умерли от хохота. Только не трогайте...
Его итак не трогали. С самого начала. Никогда не приглашали на завтраки или обеды, встречи или приемы, беседы или прогулки. Изгой, отброс - числился чисто номенклатурно. 'Разве хотел иначе?' Все-таки трудно душе без участия...
'Ваше Высочество?' - в комнату заглянула Иалу, Аника скосил глаза: 'Ничего не надо, напарница. Все нормально, жизнь продолжается'. Толстушка закрыла за собой дверь, и вдруг объявила: 'Ее высочество, принцесса Ария приглашает на прогулку'. Будто люстра свалилась с потолка, и разлетелась на мелкие осколки... 'Что? - не поверил Аника. - У кого-то проблемы с юмором?' Иалу опасливо оглянулась на закрытую дверь, и подалась к постели: 'Не ходите, - просительно шмыгнула носом: - ненормальная она...' Кажется, не шутка...
Аника поднялся и спустил ноги на пол. 'Ну серьезно, - умоляюще продолжала служанка. - Не любит она вас...' Что ты от меня хочешь, Ария? Чего добиваешься? 'Успокойся, напарница, - задумчиво поправил выбившуюся прядь волос. - Что просили передать?'
'Через час на конюшне, в дорожном костюме, - всхлипнула Иалу. - Ваше высочество, пожалуйста...'
Не будет ему покоя в этом доме. Никогда. Все равно не выйдет вечно прятаться в комнате.

Конюшня огромна. Сотни загонов, сотни лошадей - тонконогих, чистокровных, статных, - запах сена, ржание и храп. Арию увидел еще издали, возле входа, рядом с конюхом и двумя оседланными аргасскими скакунами. Нерешительно осмотрелся - странно, но высокорожденная была одна. Без свиты...
Легкий ветерок трепал полы дорожного платья, и легкого палантина, в саду пересвистывались птицы. Егеря еще не выпустили ночных собак, впрочем - к Арии они приручены. Без своих многочисленных фрейлин и служанок принцесса выглядела непривычной... и почти естественной. Эльфийка обернулась, смерила с головы до ног, и высокомерно усмехнулась: 'Трусишь?'
Даже без стражи? Я что-то пропустил? 'Мы стараемся не привлекать внимание, - снизошла до пояснения принцесса, - когда выезжаем за пределы'.
Аника недоверчиво улыбнулся - правда? Ты себя со стороны хоть видела, Ария? Да от тебя за версту несет голубой кровью - воздушная грация и утонченность, неподражаемая элегантность и изящество... Как бельмо на глазу, у любой особи женского пола. Проглотил завистливый вздох, удивился, и поспешно переключился на насущное: 'Зачем меня звали? Честно?'
'Да незачем, - она приняла из рук конюха уздечку, грациозно вскочила в седло и натянула повод, успокаивая коня. - Просто, хочу служанку на прогулке. Должен же мне кто-то прислуживать?' Что?! - Аника оторопел. Эльфийка от души расхохоталась: 'Видела бы, свое лицо, - успокоилась и хмуро бросила: - спустись на землю, ты для меня - никто. Пустое место. Ниже слуг. А это, - кивнула на ворота, - для матери. Пусть думает, что у нас... мир и лад'.
Первая леди как-то узнала об утреннем происшествии, и изволила проявить недовольство? Даже удивлен. Аника тоже принял уздечку, и вскочил на лошадь - после замужества ни разу не видел ни королеву, ни остальных сановников. Не думал, что им дело. 'И куда мы едем?' Высокородная пришпорила лошадь, стражники поспешно распахнули ворота...

Свобода. Впервые за многие недели - мерный стук копыт, ветер в лицо, шум листвы над головой. Несмотря на относительность, Аника вдыхал полной грудью - боги, как он скучал по всему этому...
Казалось, сто лет прошло с тех пор, как он дышал этим воздухом. Сколько всего изменилось, перевернулось, и встало на голову... Побывал служанкой. Вышел замуж. Мозги не вмещают - чушь какая-то. Бред.
Стория оказалась довольно большим городком - двух, трех, и даже четырехэтажные дома на центральных улицах, толпы народа, визгливое покрикивание кучеров. Жаркое южное солнышко, тень разлапистых платанов, уютные палисадники и прохлада фонтанов...
Порт. Склады, бараки, пирсы, забитые самыми разнокалиберными морскими бродягами - от легкой галеры до высокобортного испанского галеона. Гвалт, шум, крики грузчиков, бочки на сходнях, вонь перегнивших водорослей, испортившейся рыбы и пота...
Ария осадила лошадь и брезгливо сморщив нос: 'Ничего не изменилось, - оглянулась на Анику: - говорят, ты ничего не видела, кроме своей деревни?' Аника пожал плечами, пропуская мимо ехидность. 'Я покажу тебе Ущелье самоубийц. Как раз на будущее, - развернула коня и презрительно скривилась: - только не наложи в штаны...'
Аника качнул головой, снова пропуская желчь - она... реально проводит тур, по местным достопримечательностям? Серьезно?
За городом дорога запетляла между корнями огромных эвкалиптов. Тени почти нет - кроны небольшие, и очень высоко, - исполины вершинами подпирали небо. Через десять минут уже чувствовал, как пот струйками стекает между лопаток...
Ущелье самоубийц оказалось глубокой расщелиной, между двумя отрогами гор. В паре метрах от обрыва чьи-то мудрые головы даже соорудили деревянное ограждение, специально для праздных зевак. День клонился к вечеру, почти никого, только пара местных аборигенов лениво обозревали разлом, облокотившись о перила. А разлом впечатлял... Аника спрыгнул с коня и подошел ближе - дно пропадало далеко внизу, теряясь в перепаде света-тени... 'Почему так назвали?' - перегнулся и попробовал заглянуть в глубину. Эльфийка промолчала, но один из жителей с удовольствием пояснил: 'Тут люди прыгают вниз, миледи... Будто слышат зов. Страшное место'.
Чернота пугала. Эти камни, деревья, кусочек неба, - последнее, что видели их глаза. Будто сырым сквозняком повеяло снизу - по коже пробежали мурашки...
'Трусишь?' - презрительно процедила Ария, нагнулась, проскользнула под перилами, и подошла вплотную к обрыву. Аника вздохнул - что ты обо мне знаешь? Тоже пролез под ограждением, сделал пару шагов и заглянул вниз... 'Осторожно', - посоветовали за спиной.
Вблизи бездна была страшней. Покатый склон сбегал вниз на пару метров, и обрывался зевом преисподней... Чернь чернела. Будто жила. И смотрела... Тысячами глоток ревела безудержной болью, перескакивая эхом от стены к стене - тысячами трупов тянула мертвые холодные руки... Дрожала. Притягивала. И ждала...
Легкий ветерок охладил горячее лицо. Каменная стена напротив вдруг плавно поплыла - Аника резво взмахнул ладонями, удерживая равновесие... Закрыл глаза, успокаивая дыхание - он понял, почему здесь гибли люди.
Все просто. Как часто бывает. Перепад света-тени создавал иллюзию движения - как бывает, если падаешь на спину. И человек для баланса наклонялся вперед... Мрачная слава места угнетала психику, в этом мире еще не открыли иллюзию.
Но это не ущелье самоубийц. Это ущелье жертв...
И тогда, когда разум осознал иронию, и даже усмехнулся - спина вдруг ощутила толчок... Мягкий, но вполне достаточный. Тело выгнулось и замахало руками, пытаясь сохранить равновесие - но разум уже знал, - не поможет... Ничто в мире уже не поможет. 'Значит, не было никакой прогулки, Ария? Ты специально привела меня в это место...'
Тело сорвалось и покатилось, судорожно пытаясь переломанными ногтями зацепиться за каждую трещинку - секунды растянулись в часы...

Зачем мы приходим на эту Землю? Пройти очередной урок, или... доказать свою нужность? Испытать счастье, или боль потерь? Получить опыт, или провалить экзамен?
Окровавленные пальцы изо всех сил цеплялись за каждую неровность на шероховатом камне, а перед глазами мелькала жизнь. '...Как требует закон, и общественная мораль...' - вещает какой-то диктор по телевизору, отец щелкает выключателем: 'Нет никакой общественной морали, сынок... Только твоя совесть'. 'Совесть?' - удивляется маленький мальчик - мать улыбается, и ласково взрыхляет его вихры: 'Думай всегда своей головой, сынок...'
Последняя трещинка хрустнула под ногтями, и ноги сорвались в пустоту... 'Не-ет!' - вопит наверху весь мир. Вот он мой путь, отец. По совести. Хорошо, что ты так и не увидел - во что превратился твой сын...
Чья-то рука ухватила запястье - ноги закачались над пустотой... 'Нет, - хрипло повторила над головой Ария, распластавшись на горячем камне, - только не так...' Кто-то сверху орал, мечась вдоль склона, потом куда-то пропал... Чуть слышный шорох, и ноги еще больше приблизились к темени... В глазах разноцветные пятна, как забытые картинки - веер брызг... Это Аль сиганул в болото, и крепко ухватил за руку...
Ты не сможешь это сделать, Аника. Он никогда не простит.
Снова движение - оба тела соскользнули еще на сантиметр... 'Отпусти, - сжал зубы Аника. - Мы обе сорвемся, слышишь? 'Нет', - зло огрызнулись она. 'Отпусти, говорю!' 'Не смей, - скрипнули зубы в ответ: - быть такой...'
Какой? Тупой? Он с силой вырвал руку, и сорвался вниз...
'Не-е-ет!!! - загнанный вопль запрыгал между каменными стенами.
'Не-е-ет...' - эхо отразило от дна и вернуло назад...
Но чернота почему-то не приблизилась, и стены не мелькнули наверх...
Перед глазами нереально проплыли эвкалипты и ограждение... неведомая сила подняла обеих девушек в воздух, переместила... и также неведомо исчезла - обе девушки грохнулись в пыль...

Аника очумело тряс головой, пытаясь подняться - чьи-то ладони подхватили и поставили на ноги. На поляне уже множество людей - кто-то поддерживает за спину, кто-то отряхивает платье... Разум с трудом возвращается в реальность. 'Мама?' - жалобный всхлип Арии. Бледная как мел королева опустила напряженную руку и открыла глаза...
Разум все еще не мог осознать...
'Мама!' - поспешно подскочила принцесса - и отшатнулась, от холодного взгляда... 'Сегодня же, в Гилеройс, - ледяной тон, как ушат воды из проруби, - Я не хочу тебя видеть. Пошла вон..."
На поляне тишина. Вице-канцлер отвернулся, гвардейцы старательно изучают пыль под ногами. Дочь умоляюще смотрит на мать, и по ее щекам бегут горячие слезы...
Ветер хладит горячий лоб, шумит листва над головой...
Спасибо, Ваше величество. Теперь она меня полностью возненавидит.

_________________________________________________________

Дорога мягко шуршит под колесами, стража плотно облепила карету со всех сторон - за окном мелькают тени эвкалиптов. Очень долгий, и очень несчастный день. Глаза тяжелеют, мозг ни о чем не думает, мозг предельно устал. Саднят исцарапанные пальцы, трещит голова, и печет... печет...
Аника не поверил. Сон испарился без следа - снова и снова принимался с силой жмурить веки...
В темноте маячил огонек. Маленький, почти незаметный...
Искрился, переливался, и звал.
Шутка?

_________________________________________________________

'Боже, Ваше высочество...' - все никак не может успокоиться Иалу. Отказывается покидать его покои, бесконечно поправляет подушки, постель, смахивает со столика невидимую пыль... Аника отрешенно смотрел в окно. Красная черепица, платаны, вечернее небо... и королевский дилижанс, как грязное пятно на солнечном дворике.
Арию провожала вся когорта фрейлин - уезжала одна. Спокойно, и довольно холодно прощалась, слуга закинул в открытую дверцу небольшой сундук... Ни королевы, ни вице-канцлера, никого из власть имущих. Один мажордом одиноко замер на ступеньках, с непокрытой головой - легкий ветерок теребит поседевшую бороду...
Жизнь мало похожа на справедливость.
Ненависть будет далеко. Только от этого почему-то не легче. Кто-нибудь когда-нибудь спрашивал его мнение?
Служанки расплакались, стража у ворот старательно смотрит в сторону.
Принцесса последний раз махнула ладонью, поставила ногу на подножку, и вдруг обернулась на окна - он не успел отпрянуть. Глаза на мгновение встретились... губы чуть шевельнулись...
Аника готов поклясться всеми богами - она прошептала: 'Прости...'


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 10 ноя 2018, 10:01 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 14


Дилижанс мягко урчал, шелестя шинами по горной трамбованной дороге. Редкие путники еще оглядывались...
Кого сейчас удивишь автомобилем? Всеобщая мода помутила головы - каждый поместный аристократ старался себе позволить такой... блестящий и лакированный. Чтобы на очередном обеде у соседа с шумом подкатить к ступенькам, кивнуть лакею, и небрежно щелкнуть дверцей...
Впрочем, не только мода. Несмотря на грохот и копоть, как у разозленного дракона, эти чудотворения таирских лбов давали солидную фору обычным каретам в скорости и проходимости. 'У местного топлива низкое октановое число! - с умным видом трясли пальцами местные книгочеи. 'Что такое октановое число?' Недовольный взгляд - ты еще кто? Мозги слишком малы, чтобы отвлекать мудрецов от важных дел.
Королевский дилижанс не рычал и не стрелял. Под обманчивой внешностью прятался совершенно другой двигатель - самое дорогое достижение таинственных дворумских лордов. Очередная крестьянская лошадь испуганно шарахнулась в сторону - Ария убрала ногу с педали скорости...
Мир встал дыбом. Все изменилось, за последние полсотни лет. Она еще помнила те времена, когда молились Гору, и каждое королевство считало себя венцом государственности. В соседние деревни-хутора крестьяне ходили лишь изредка, а в другие города - как в далекие заморские страны...
Общее зло объединило людей. Разрушило границы, проложило дороги, и открыло пути. Избило, исполосовало, и подтолкнуло. Заставило думать, искать, и находить. Вот только - не исчезло. Не пропало, не испарилось...
Тревога сжала сердце. Непонятная, пугающая...
Над макушками деревьев мелькнул каменный барельеф - ирония вселенной, - встречаются такие, в самых разных местах. Людские сердца хранят память, среди аххаев еще живут очевидцы. Осторожно приняла в сторону, хлопнула дверцей, и шагнула под кроны...
Изображение как живое. Летящая к огненному шару девушка стремительна и жертвена - рука неизвестного мастера вдохнула жизнь в равнодушный камень. Солнце золотило фигуру, отбрасывая черные тени... 'Думаешь, я сноб, Настя? - тихо спросила, разглядывая изваяние. - Звезда? Конечно, не подарок... - окинула каменное лицо, прикрывшись от солнца ладошкой: - вот она, - чуть помолчала, и задумчиво повторила: - она...' Десятилетия прошли, но время не залечит рваные раны. Как ты умудрился так вляпаться, Аль?
Святая Анна. Так шарахнувшая по зверю, что тот сбежал под землю, поджав хвост. А ведь это был ее дом.
Она боготворила землянку. Не удивительно, что Аль так влюбился. Вот, кто должен был быть рядом с ним - вот, чье место в королевской семье... Откуда ты взялась, Настя, зачем? Тебе ведь никогда не найдется уголка, в сердце брата. Только злость, и незаживающие раны. Понимаешь? Не найдется принятия у народа. Мать просто не хочет слышать, в угоду своей политике. В семье итак слишком много боли.
Понимаешь?
Черные тени играли с солнышком, подчеркивая контраст и воображение - она нахмурилась, вглядываясь в лицо... Помотала головой, изгоняя наваждение, и пошла назад к машине. У деревьев еще раз оглянулась, недоверчиво окинув изваяние - тревога сжимает сердце, - мерещится всякое...
Дилижанс взял разгон, деревья снова замелькали за стеклом - отчего тревога? 'Ты чуть не убила девушку, дура, - с удовольствием подсказал циничный разум. - Теперь изгнана из дома. Хочешь светиться от счастья?' Но тревога росла, все больше накручивая нервы.
Изгнание позорно, изгнанники покидают свой дом в одиночестве. Весь горный, и подгорный Эрсанг будет перешептываться и скалить зубы, а Ильвиль наверняка соберет совет - лишний повод подергать за ногу королевский трон...
Многое изменилось с тех пор, как ушел отец.
Я выдержу. Мать упряма и сурова, если требует время. Но все равно через год-другой успокоится - время рассеет гнев, утренние росы смоют твердость, и разбудят прощение... Да и Настя наверняка внесет свою толику, в снижение срока.
Разве не наоборот? Откуда такая уверенность?
'Отпусти! - горячее дыхание прямо в лицо, - мы обе сорвемся, слышишь?' К горлу подступил комок, в глазах защипало...
Ну зачем ты оказалась совсем не такой?
Сердце разошлось не на шутку, в желудке саднило - принцесса оглянулась на изломанные тени на скалах, - душа просто вопит: 'Осторожно...'
Душа ведь тоже умеет кричать.
Крестьяне смущенно мнут шапки, топчутся, переглядываются, и галдят. Отец останавливает лошадь, и властно окидывает толпу: 'В чем дело?' 'Ваше величество! - валится на колени испуганный народ: - проруха...' Король хмурится, и тогда один, самый низенький, начинает бубнеть, не поднимая головы: 'Гор проклял посевы, гнус сжирает вчистую, дети мрут... Голод. Третий год нет урожая...'
Чернь. Безграмотная. Во всех бедах винят только брата. Что от них ждать?
Оказывается, есть что.
Кричит воронье, мерцают отблески пожаров в глазах матери - гвардия почтительно расступается... Ветер метет золу с пепелищ, завывает среди обугленных головешек... Земля насквозь пропитана кровью - длинный ряд накрытых детских тел, в бурых лужах. И вбитая на шесте голова собаки...
Черная жертва адову псу Ваалу. Дети, и выжженные доотла деревни.
Отребье. Мразь. Помогло?
Прости, Настя.
Машина подпрыгнула на выбоине, колесо вильнуло - принцесса сжала руль, и притормозила. Огляделась, внимательно рассматривая скалы и одинокие деревца - что не так? Сердце просто выпрыгивает из груди...
И тогда, в наступившей тишине, уши вдруг уловили слабый звук. Чуть различимый, похожий на стрекот кузнечиков в высокой траве. Побледнела, не желая верить, и быстро окинула взглядом небо - нашли? Бездонная синь чиста, как горный снег. Но внимательный взгляд успел заметить - дрожащее марево мелькнуло и исчезло, на миг размыв контур белого облака...
Двигатель взревел как сумасшедший - машина рванула с места, - нашли, сволочи...

Разум не туп. На самом деле - мы знаем, для чего живем. Мы даже знаем, когда умрем, и какой выбор должны были сделать в тот, или иной момент. Просто не хотим в это верить...
Конец. Она поняла это еще до того, как признал перепуганный разум...
Бешеная гонка наперегонки со смертью - двигатель ревет, - машину заносит на очередном повороте... Ария вцепилась в руль, до боли прокусив губы - ублюдки... Из-под колес свистят мелкие камни - чья-то перепуганная лошадь переворачивает телегу...
Стрекот нарастает, приближается... Снова поворот - сильный удар о дверь, - руки с трудом выравнивают машину... По щекам текут слезы - разум отказывался верить, но сердце уже знает, - вселенная справедлива. Каждый достоин того, что получает...
Перегрузка вжимает в кресло - ветер срывает фальшивые борта, открывая вытянутый лакированный бок, - улетают назад глупые лоскутки и фигурки...
Стрекот прогрохотал над головой - прозрачная тень пронеслась над дорогой, и развернулась навстречу, - сознание перешагнуло черту, приближаясь к краю... Она почувствовала этот миг - затяжной миг предела... Будто кто-то невидимый щелкнул переключателем, притормаживая время, панику, и слезы... медленно вращающиеся лопасти лайдера, ухмыляющиеся губы пилота, раскрутившиеся роторы пулемета... палец, вдавивший кнопку консоли...
Прости меня, мама. И Аль. И Нас...
Крупнокалиберная очередь насквозь прошила королевский лимузин, взметнув фонтаны пыли на горной дороге - грациозная машина перевернулась, проломила деревья, и закрутилась вниз по склону, сминая железо как бумагу.
- ...и Настя...

- Аааааааа!!! - вне себя закричала королева - закрыла глаза, и без сил повалилась на пол... Смертельно побледнел вице-канцлер, вскочил на ноги председатель... Застонал, и упал на колени мажордом... Мертвая волна расходилась по огромному дому, разрывая ниточки связи со всеми, кто близок...

'...и Настя...' - ударило в голову так, что Аника пошатнулся, ухватившись за стол... Растерянно оглянулся: 'Ария?!' Тишина. Только Иалу смотрит перепуганными глазами. В коридоре растет шум - где-то кричат, хлопают двери, топают сапоги... И тогда он понял. Догадка ударила, оборвав сердце: 'Не надо... Только не это...'
Вселенная безразлична. Шум нарастет - топот в коридоре, крики за окном, ржание лошадей... 'Не надо!!! - осознание правды накатило, заломило в висках - дикий крик сотряс небо: - прошу!!!' Он не знал, кого просил. Горнило жара обдавало пылающие щеки - разум больше не хотел признавать условности и границы...
Разум шагнул за пределы возможностей. Туда, где нет малого или большого - где маленький огонек сравним с грохотом вселенского пожара.

Они нашли ее сразу - на дне глубокого каньона густо дымила исковерканная машина. Вытащили изломанное тело, и опустили на камни. Королева опустилась на колени, трясущейся рукой откинула окровавленные волосы - судорожные спазмы заглушили всхлипы... Шеренга гвардейцев стиснула зубы.
Травиус мягко поднял и отвел мать в сторону - эльфы сцепились руками, образовывая круг. Минута, вторая... Пальцы побелели от напряжения - воздух над девушкой дрожал и стрелял синими искрами, - концентрированный 'сиом' набрал такую силу, что стал видим глазами...
Тишина. Ни звука. Молчаливый вице-канцлер, угрюмый председатель, опустошенный мажордом - ветер трепет волосы на непокрытых головах... 'Почему вы со мной так, а? - шепчет мать, раскачиваясь из стороны в сторону. - Отец, Аль, теперь ты... Чем я провинилась перед вами?' Что-то невыносимое терзает душу...
Воздух вибрирует и полыхает, минуты исчезают за минутами... Окровавленное лицо принимает мертвенный оттенок. Ее давно уже нет - разум знает. Все знают. Только не хотят верить... Чудес не бывает. Высоко в небе тоскливо закричал горный орел, откуда-то из-за скал долетел протяжный волчий вой... Ветер слабо теребит волосы на растерянных лицах. Безжизненные девичьи глаза смотрят куда-то в даль, навеки задержав смертельную боль, и обреченность...
Никогда больше не засмеется счастливый голосок, не вспыхнут задорным удивлением голубые глаза. Не погладит плечо успокаивающая детская ладошка, не прижмется к материнской груди обиженный ребенок... Что ты делаешь с нами, жизнь? 'Солнышко, ну пожалуйста... - срывающийся шепот за спинами, - не бросай меня одну...' Подлые удары всегда бьют оттуда, откуда не ждешь - не исправить, не изменить судьбу...
Травиус в изнеможении уронил руки, эльфы устало разжали пальцы. Загнанный раненный стон - мать закрыла глаза, и опустилась на колени...

__________________________________________

Боль тонко звенит, заставляя вибрировать воздух... Откуда-то доносится стон, и плач. Ария открыла глаза, приподнялась и оглянулась... Темнота. Слегка освещенный участок каменной стены, в потеках бурой крови, и полная темнота вокруг. Ужас накатывается волной, сжимая леденеющий от страха разум - Шеол. Преддверье ада. Конец...
Из тьмы доносится шуршание, и тихое перешептывание. 'Не конец, - улавливают помертвевшие уши, - а только начало!' - старческий заскорузлый смешок, и шлепанье радостно потираемых рук... Паника леденит затылок, каменный коридор через несколько ярдов исчезает во тьме.
Шеол. Ужас в глазах няни, и вечерняя боль в глазах матери. Шеол. Тут их очень ждут.
Где-то в темноте всхлипывают, стонут, и плачут. Тоска безысходности накатывает и цепенит голову. Шорох и быстрый топот босых ног - Ария вжимается в стену, всматриваясь расширенными глазами - в черноте кто-то перебегает, подкрадывается... 'Боги... - горячие слезы бегут по щекам, - пожалуйста...'
'Боги-боги-боги... - передразнивает скрипучий смешок, - боги-боги-боги...'
Тут нет богов.
'...Пойду долиной смертной тени, и не убоюся зла, ибо ты со мной еси, - шепчут побелевшие губы, - жезл твой и посох, они успокоят...' Тьма еще больше зашлась от издевательского смеха - трясется, щерится, скрипит. В глубине блеснула пара огоньков. Потом еще - девушка сильнее вжимается в стену, - десятки глаз приближаются, смотрят... 'Прочь!!!'
Ей казалось, что она кричит. Но горло выдало лишь еле слышный сип: 'Пошли прочь!' В кружок слабенького света вынырнула первая тварь - мертвенно-белая, с красными глазами, и черными зубами. 'Упыри' - узнает описание одеревеневший от ужаса разум... Скользкие руки хватают из темноты - она изо всех сил кричит и отбивается, - чернь шевелится, шипит, и сучит множеством ног...
Она бы разбила о стену голову. Или потеряла сознание. Но душа не может ни разбить голову, ни потерять сознание - душа может только выть и содрогаться. 'Пошли вон!!! - мерзкие белесые лапы ухватили за ноги и дернули во тьму - затылок больно ударился о пол...

Преддверье ада. Душа ощущает весь кошмар - каждый день, каждый час, снова и снова. Бесконечная вереница нетерпимой боли, и страданий...
Она знала это, как и знали все хранители Врат. Выла до хрипоты - горечь жгла прокусанные до крови губы... Нет надежды, нет веры, нет 'завтра'. Тело будет чувствовать каждый раз, всё до последней клеточки - каждую ниточку разрываемых связок, каждый волосок вытягиваемых нервов... И видеть свет... свет...
Свет.
Липкие лапы неожиданно исчезают, испуганный визг лупит по ушам - топот разбегающихся босых ног... Сознание в изнеможении щевельнуло пересохшими губами. Свет бьет в глаза, высвечивая каменную кладку стены до малейшей трещинки - Ария прикрывает глаза ладошкой, и с трудом поднимается на непослушных руках...
Невозможно. Бред. Прямо в коридоре - воплощение Неба, в потоке яркого света... Точно такая же, как и в легендах - грациозные крылья, водопад золотых волос... Сознание не верит, бьется в истерике, дрожит на слабеющих ладонях - она... Сама. Судья. Полыхая бликами в страшных подвалах Шеола...
Ария подтянула под себя колени, оставляя липкие дорожки, и уронила голову в пол: 'Прости, госпожа... - торопливо давятся непослушные губы, - виновна...' Свет приблизился вплотную - израненное тело обласкали теплые волны, - горячая ладонь вдруг поднимает ее руку, и неожиданно тянет за собой: 'Быстрее! У нас мало времени...' Принцесса подскакивает и послушно семенит следом, стараясь не наступить на полы переливающейся туники - тело больше не чувствует боли. Длинный коридор освещен как днем - черными зевами темнеют провалы боковых проходов. Первый поворот, следующий - тьма каждый раз испуганно отпрыгивает, вместе с визгом, и топотом разбегающихся ног...
Конец. Каменный лабиринт вдруг обрывается пропастью и темнотой. Или начало. Ангел задержался на краю: 'Твое время еще не пришло, Ария...' Принцесса покосилась в глубину - далеко внизу смутно проглядывает далекая земля, и бегущие облака...
Сознание не в силах анализировать мистичность образов - сознание даже не в силах поверить в спасение: 'Госпожа...' - голос срывается, щеки чувствуют дорожки горячих слез. Небесное создание улыбнулось, и кивнуло на провал. Девушка сделала шаг к краю и оглянулась, стараясь на всю жизнь запомнить это небесное, прекрасное, и всепрощающее... И снова наваждение, как и у каменного барельефа - ресницы глупо моргают...

______________________________________________

Ветер стих. Прекратил кричать горный орел, оборвался на полуслове волчий вой. Только материнский стон еще звенел, в наступившей тишине. И вдруг явственно донесся хорошо различимый вдох...
Травиус не поверил, и осторожно оглянулся. Эльфы задержали дыхание, мать замерла, не отнимая ладоней от лица... Сиплый болезненный выдох...
Чтобы ни делала трижды проклятая жизнь - не оставляй надежды, человек. Даже когда вокруг тебя рушится мир...
'Кру-уг!!!' - не своим голосом заорал Травиус, и все вокруг моментально пришло в движение...
Мир не любит уверенность. Мир не любит всезнайство. Никто ничего не знает - как бы бахвально не звучал его голос. Мир чтит скромность, терпение, и надежду...
Снова трещит и полыхает искрами воздух, снова дрожит синим маревом - мертвенно-бледное лицо теперь розовеет прямо на глазах. Пока вдруг не наливается бурой краской - и не выгибается дугой, в припадке неудержимой боли: 'Настяяяяяяя!!!'
Осторожные руки держат, не позволяя шевелиться - искры вспыхивают и гаснут, над множественными переломами и ранами. Мать прорывается в круг, расталкивая людей... Бледные губы уже более спокойно выхрипнули: 'Настя?' 'Дочка', - рыдает королева, размазывая по щекам слезы. Гвардейцы поднимают страшную толкотню за спинами, расстилая на камнях толстые попоны от лошадей...
'Ваше высочество, вы слышите меня?' - наклонился к бледному лицу Травиус. 'Я видела ее', - вдруг четко ответила Ария, приоткрыв воспаленные веки. 'Кого?' - переспросил Травиус, не скрывая облегчения. 'Анну Арахскую. Это она меня вытащила из Шеола...' Тишина. 'Дочка...' - снова сквозь слезы прошептала мать...
Преддверье ада. Боль ожидания, испарина на лбу у взрослых. Ужас в глазах людей...
'А где, кстати, Настя?' - оглянулся вокруг вице-канцлер - гвардейцы недоуменно завертели головами. 'Кажется, видел в доме', - неуверенно пожал плечами капитан. 'Потом', - отмахнулась королева, смочила платок бальзамом из бутыли, и осторожно вытерла кровь на бледных щеках. Израненное тело бережно укутали попонами, подняли, и осторожно понесли наверх, к лошадям...

Варганна. Странное название витало в воздухе - Варганна...
Королевский дом собрался менее чем за час - эльфийской скорости позавидовал бы любой тоталитарный режим. В разные стороны от Стории вытянулись длинные караваны карет и дилижансов, сопровождаемые закутанной в плащи гвардией. Чтобы далее разделиться еще на более мелкие отряды, и еще...
Нашли. Слово перескакивало от одного к другому: 'Нашли...' - вызывая хмурь, собранность, и быстрый внимательный взгляд за окно.
Аника забрался в дилижанс одним из последних - капитан аккуратно поддержал за руку, помогая устроиться в кресле. Машина сразу тронулась - за окном проплыли распахнутые ворота, затем замелькали улицы и дома. 'Куда теперь?' - тихо спросил, не особо надеясь на ответ. 'В Варганну, - вдруг отозвалась с мягкого лежака принцесса, и просительно позвала: - На-асть...' Аника подумал, что ослышался. Но поднялся, хватаясь за поручни, и устроился рядом - горячие пальцы неожиданно нашли и сжали его ладонь: 'Побудешь рядом?' 'Конечно...' - смутился Аника. 'Я тебя видела везде, - доверительно прошептала принцесса. - Когда было очень-очень плохо. Даже на небе... Откуда такое?' Аника отвернулся, сделав вид, что не понял. 'От твоей заносчивости', - с готовностью подсказала королева, назидательно погрозив пальцем. 'Может быть...' - легко и без спора согласилась девушка. 'А что такое Варганна?' - задумчиво спросил Аника, пользуясь моментом. 'Увидишь, - улыбнулась Ария. - Ее лучше увидеть...'
Вот так, в одночасье, может все измениться - снобизм и гордыня слететь как дым, - и враг... вдруг окажется лучшей подругой. Это не чудо?
Память неожиданно вспомнила - подземная пещера, одры как волки, поднявшиеся на задних лапах, неровный свет факелов... Лешик что-то говорил про Варганну...
Дилижанс мягко покачивался на дороге - за окном дома сменились величественными эвкалиптами. Уставшая Ария задремала, так и не отпустив руку - а Анике совсем не хотелось ее тревожить. Что такое чудо? Магия? Ангельские крылья? Неожиданные поступки людей? Каждый тихо думал о чем-то своем, поглядывая на дорогу, или перелистывая записи, или проверяя остроту клинка, или просто тревожно хмурясь... И только королева каждый раз улыбалась, когда взгляд падал на две сцепленные ладони...
Что мы знаем о чуде? Или о судьбе?
Аника недоверчиво покачал головой, заново прокручивая в памяти весь этот невозможный день...

'Арс?'
Знакомые зеркальные колонны, мягкий свет, мраморная мозаика пола... знакомое отражение - белоснежные крылья, туника, растерянно хлопающие глазища...
'Чего так долго? - обиженно отозвался знакомый голос. - Рода на вас нет, да?' 'Что?' - опешил Аника. 'Где черти носили?' - добросовестно повторил белый друг. Аника беспомощно открыл и закрыл рот... 'Я вообще-то, - наконец смог выговорить, - был лишен ангельской инкарнации!' 'Не знаю, о какой карнации... - тут же недовольно отозвался белый замок. - Но успокоить старика было можно!'
Знакомые благоухающие залы и пандусы, уютные беседки, полные небесных нектаров и вин. Аника плеснул в высокий хрустальный бокал терпкую прозрачную жидкость, пригубил, и зажмурился от наслаждения... Крылья послушно сложились вокруг тела пушистым плащем. Некоторое время наслаждался небесным вкусом, потом открыл глаза и прямо спросил: 'Что это значит, Арс?' 'Что?' - сделал вид, что не понял, Арсанг. 'Мне дали еще один шанс?'
Белый друг помолчал. 'Нет никаких шансов, - наконец отозвался, через какое-то время, - ни первых, ни вторых. Ангелом не становятся на время - только навсегда'. 'Но...' - совершенно ничего не понял Аника. 'Небо оставило тебе твое человеческое, - пояснил замок. - Как дополнительную возможность не умереть, если исторгла свет. И суметь накопить снова'.
Вот те раз. Очередной урок для тех, у кого хватает дерзости броситься в омут с головой, ничего не успев уяснить... Как накопить? Временем?
'Поступками, - ответил помощник. - Для неба не имеет значения время'.
Для того, чтобы уяснить законы земли - существует пора юношества. Сколько надо времени, чтобы уяснить законы Вселенной?
'Ты знаешь, что со мной было?' - вдруг тихо спросил. 'Вышла замуж? - ехидно поинтересовался друг. - Поздравляю!' То чувство, когда вдруг ощущаешь, что ангельские уши пунцовеют ничуть не хуже человеческих...
'Я не об этом!' - смутился покрасневший Аника. 'А о чем?' Аника обиженно отмахнулся, отхлебнул из бокала, и уселся на мягкое сидение. 'Это... - тихо продолжил, собравшись с духом. - Действует на меня тоже?'
'Почему нет? - искренне удивился белый замок. - Ты девушка, он мужчина... Род принял брак!'
Аника подпер рукой щеку, и хмуро уставился в одну точку - вот же... Зараза!
Зеркальная мозаика иногда подергивалась рябью, листва неземных цветов чуть заметно подрагивала... Арс за его спиной заходился от хохота, благоразумно выключив звук.


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: 11 ноя 2018, 12:10 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 15


Белые стены скрылись за деревьями, в тени царила уютная прохлада. Ухоженная тропинка змеилась меж горбатых корней, прошлогодние листья наполняли воздух умиротворенностью величественного леса. Сердце дышало спокойствием и уютом...
- Красиво, - с чувством признался Аника, погладив шероховатую кору старого дерева. - Здесь родилась Эшу?
- Она создала леса, цветы, и зверей, - кивнула Ария. - Отсюда уже потом жизнь распространилась по всей земле.
Легенды. Летописи. Сказки.
Но легендарные деревья действительно наполняли сердце чем-то особенным, сказочным, и очень хорошим. Древние стволы, бугрящиеся мягкой корой, поросшие мхом - как седые старцы, покровительственно взирающие на мелких и глупых людей... В густых кронах весело перекликались птицы.
Варганна. Место, где рождался Анг. Сказочная долина, меж отрогов исполинских гор. Королевский замок из белого камня вспарывал густой зеленый ковер - ангельские деревья сплошным лесом покрывали величественные склоны. Самое защищенное место в известном мире, ибо здесь не действовала магия. Ни эшанская, ни земная. Здесь не горел порох, молчала электроника, и даже убаюкивались вздорные мысли...
И здесь же, под белыми стенами, брали свое начало объемные гроты, спускающиеся на громадную глубину чуть ли не к центру планеты. И здесь же, в глубине мраморной долины, покоились те самые Врата...
Варганна. Исток Мира. Колыбель Эшы. Дверь в подземелья...
Безупречно красивый эльфийский замок, окруженный сплошным покровом Анга - только видимый верхний пласт мироздания. Ниже - этажи и этажи...
- Там темно и страшно... - вздохнул Аника, задумавшись о своем.
- Не бойся, - догадалась о его мыслях Ария. - Это наша земля. Тут все подчинено хранителям Врат.
- Даже одры? - не поверил Аника.
Ария некоторое время смотрела на него. Потом неожиданно решилась:
- Ладно...
- Ваше высочество, - деликатно кашлянул за спиной капитан.
- Спокойно, Лоэлл, - отмахнулась принцесса. - Она член семьи.
- Но королева... - попробовал напомнить страж.
- Не давала никаких указаний, - закончила за него эльфийка, и снова задумчиво посмотрела на Анику: - уверена, что ты сможешь это выдержать, Насть.
Лучше бы она этого не говорила. Его уже натурально распирало от любопытства.
- В ближайшие дни, - вынесла решение принцесса, - тебе придется переосмыслить многие взгляды.
Аника возмущенно взвыл.
- Да ладно, - расхохоталась Ария: - крестьянки все такие нетерпеливые?
Высокорожденную не изменить. Но ее шутки о крестьянках давно приняли характер беззлобно-веселого трепа, и Аника совершенно не обижался. Ария любила поскалить зубы, но реально окружила его заботой и покровительством, и готова вонзить острые зубы в каждого, кто косо посмотрит. А покровительство оказалось как нельзя кстати, ибо каждый день в Варганну прибывали эльфы...
Эльфы. Безупречно красивые, гладкие, высокомерные. Знать. Высокий совет Иллийских Домов - вся верхушка перворожденного народа. Холодно мерили надменно-оценивающими взглядами, и молча шествовали мимо...
Королева созвала срочный Совет. Накопившиеся вопросы горели адским пламенем, нападение на королевскую семью уже не оставляло выбора. Прятавшийся Таир больше не прятался. Сотни срочных проблем...
Кварк переполнен нечистым золотом, приспешники враждебной земли - в эшелонах власти. Дворум собирает рекрутов. И никто не знает - где находится эта рать, куда подевалась огромная куча народа...
Аххайский король - еще на перекрестке пути.
Совсем скоро весь подгорный Эрсанг будет гудеть растревоженным ульем.
В какой-то мере Анике повезло. Нападение на Арию отодвинуло на второй план его скоропостижное замужество, но от холодного презрения перворожденных не избавило. Эльфы все-таки известные снобы... Заносчивая гордыня тысячелетиями впитывалась в кровь.
'Откуда у вас земли людей?' - спросил как-то у Арии. 'Думаешь, кто-то помнит? - пожала плечами принцесса. - C подгорных войн'. В те далекие времена, когда на Эше бушевал пожар междоусобиц - к королю перворожденных отошли многие людские земли, вместе с деревнями и поселениями. 'Эльфы сами возделывают землю?' - не успокаивался Аника. Ария хмурилась...
Ммда. Первый эшанский народ никогда не занимался черной работой. Не копался в навозе, не полол огороды, не вспахивал поля. Грязь - удел людей. А их вотчина - идеи, наука, магия, медицина, творчество и совершенство...
- Возвращаемся, - донесся зов Арии за спиной. - Надо еще подготовиться к обеду. Даже не представляешь, сколько на тебя будет таращится тупо-скаредных глаз...
Весь покой ангельского леса сразу вылетел из головы.

- Не шевелиться?
- По возможности, Ваше высочество.
С Аники рисовали портрет. Обязательный атрибут благородного Дома. Высокий утонченный художник, в сдвинутом берете, задумчиво чесал кистью затылок, и затем делал быстрые уверенные мазки на холсте. Аника - сама Афродита, в роскошном блестящем платье, на специальном возвышении, с нежно склоненной шеей, и водопадом волос на плече... Тьфу. Сколько мужиков будут потом глотать слюни, гляди на такую мазню? Он предпочел бы гордо вздернутый подбородок, сдвинутые брови, властность и величие... Ария чуть не задохнулась от хохота: 'Ой, умоляю, - долго не могла успокоиться, все прыскала: - Генерал! Воевода!' Но потом все-таки успокоилась, и назидательно пояснила мастеру кисти: 'Это должна быть истинная Принцесса. Самая элегантная и обаятельная, из всех живущих на Эше'.
Еще одна команда скрупулезно трудилась над его родословной - он вдруг оказался негласной дочерью какой-то рамийской графини-вдовы, безупречного происхождения. Которой заплатили немалые деньги.
Совет длился уже третий день - с утра до вечера за высокими стрельчатыми дверями не утихали споры. До Аники доходили обрывочные слухи - напряжение в подгорном Эрсанге нарастало. В последние дни практически не видел ни королеву, ни вице-канцлера, да и Ария появлялась крайне редко. Раз попробовал подслушать - сотворил идеальную прозрачность, и тихо проявился в Высоком зале. Но совершенно не разобрался в рутине непонятных названий и имен - понял только, что речь шла о странной негласной мобилизации Дворума. Еще раньше Ария упоминала про аххаев, которые не приняли ничью сторону, и до сих пор чего-то выжидают. Внутри все больше гнездилось подозрение - Гуда с Веникой ждут вестей от него... Потом главы Домов стали проявлять странную нервозность, и вертеть головами - Аника поспешно ретировался, - у перворожденных очень выскокая чувствительность...
Два раза присутствовал на официальных обедах. 'Господа! Супруга моего сына, принцесса Анастасия Иллийская!' Длинные столы, сотня высокомерных зрачков лобзают от макушки до пяток, вызывая густую россыпь мурашек на спине... Узорчатые стены, тонкие витражные окна, пышные кружевные скатерти, серебряная посуда, золотые подсвечники, резные подлокотники. Ножки настолько витые, что по всем законам физики просто обязаны рухнуть, под весом блюд... Эльфы есть эльфы. Королевский стол на возвышении, дабы обозревать весь зал, но Аникани разу не оторвался от тарелки, будто там спрятаны все секреты мира. Лицо белее скатерти, руки трясутся, на блюда даже не косился - упаси боже ошибиться в дюжине разнокалиберных вилок и ножей. Только чуть пригублял вино, из тонкого бокала, аккуратно прикладывая к губам салфетку. Ария незаметно одобрила глазами: 'Верно, ну их к черту, потерпи'.
По сути, это можно было назвать представлением. В другие, более спокойные времена, такое обязано происходить в столице, в тронном зале, при полном собрании всей... впрочем, здесь как раз присутствовала вся аристократическая верхушка эльфов. Но не оставалось времени для каверзных вопросов, пересудов, и мгновенно вспыхивающих интриг. Королева предусмотрела все.
В остальное же время - оказался предоставлен сам себе. Если не считать капитана с тройкой гвардейцев, неизменно шествовавших по пятам - первая леди не просто не доверяла Совету...
Замок великолепен, как и все эльфийское. Ангельская сущность заметно наложила отпечаток - вездесущая тонкость и изящество уже не мутили, как раньше, - эльфы еще не видели Арсанга... Но замок реально красив, по земным меркам - продуманный хаос островерхих башен вздымался на головокружительную высоту, острые зубчатые стены белели благородством и осанкой. Ажурные мосты перелетали над ангельскими кронами, воздушные переходы избавляли от утомительных спусков, уютные площадки дарили тень и прохладу...
Ария пропала вместе с Советом. Как непосредственный участник драмы, и к тому же, занимала какой-то там государственный пост. 'Настюш, прости, - виноватые ресницы хлоп-хлоп, - хочешь, я пришлю Эвердину? Здравницу, Верх-Даону? Ну чего ты вечно одна, как сыч?' Аника старательно мотал волосами - боги, только фрейлин ему не хватало. 'Понимаю, - со вздохом кивала принцесса, - последние нормальные дни...'
Аника готов был ее убить - Ария так могла раззадорить воображение... Не удивительно, что активно участвует в политике. Высокорожденную легко представить в каком-нибудь роскошном кабинете, с колокольчиком на красном столе, устраивающую хорошую взбучку шеренге толстых лысых чиновников. Элегантно-надменная, с колючими глазами и острым языком - лысые черепа покрываются потом...
Но сердиться - совершенно не в силах. Поэтому сам изучал окрестности, как мог.
Подол атласного платья подметает прошлогодние листья, легкий ветерок наполняет воздух ароматами и шумом листвы, тонкие каблучки аккуратно ступают по мощенной гранитом тропинке - цок, цок... Позади один из гвардейцев тащит корзинку с разными вкусностями - ему понравились одиночные уединения, подальше от глаз и сплетен. Еще на второй день обнаружил в глубине леса два озера, с кристально чистой водой. Бульк! - камешек падает в воду, плюхнув фонтанчиком брызг... Уселся на выпуклый валун, под пышно-раскидистым деревом, расправил платье, плеснул в бокал, и засмотрелся сквозь хрусталь на воду - насыщенный спектр хорошо выдержанного вина заиграл на солнышке томной гаммой...
Здесь очень хорошо думается.
Где ты прячешься, Аль? Что вообще происходит?
Мне понравилась твоя семья, честно. Неприступная эльфийская царица с первой встречи забросила свою неприступность, не устанавливая ни дистанций, ни барьеров. Что это, тысячелетняя мудрость? Или, может... что-то почувствовала?
Твоя сестра, конечно, зазноба еще та... Голубая элита Эши. Правда, маска почему-то быстро слетела, и из-за нее вдруг выглянула хоть и упрямая, но очень благородная, дружелюбная, и совсем простая натура. Недаром ее любил весь Двор.
Мне понравилась твоя семья. Вот только антураж не по вкусу.
Каждую ночь, когда толстые двери спальни отделяли от любопытного мира - проявлялся в Арсанге, и с жадностью прилипал к камню судеб: 'Я хочу узнать, с чего всё началось...' Кино показывало картины кровавых боев, в темных недрах пещер - яркие вспышки света вспарывали непроглядную темень. Черные сгустки вихрились, закручивались жуткими смерчами, и швырялись на свет... 'Когда на Эше появились демоны, Арс?' 'Когда появились ангелы? - 'пожимал' плечами белый замок. - Тьма неразлучная спутница света, от огня всегда падает тень...'
Он 'обожал' философию. Но небеса почему-то предпочитали, чтобы до причин докопался сам. Обширная круглая поверхность подергивалась странными волнами, выпуская клубы едкого дыма, вокруг яростными воплями взвывала мгла. Маленькие пушистые фигурки со всех ног улепетывали в дым, смешно переваливаясь с боку на бок... Стоп!!! Можно притормозить? Аника, затаив дыхание, разглядывал просторную площадь, подергивающуюся рябью - вот они... те самые пресловутые Врата. Дым оказался не дымом, а туманом неизвестного мира, проявившимся над зыбкой поверхностью. Врата мерцали, колебались, как компьютерный баг - незнакомый мир то проявлялся, то исчезал... Тьму вдруг вспорола вспышка света - изящная фигурка ангела последний раз взмахнула белыми крыльями, и сорвалась куда-то вниз. В стороне замелькали грозные силуэты огромных всадников, на крылатых конях - из широких лошадиных ноздрей полыхали искры, - неуклюжие дворры бросились чуть ли не под копыта...
Аника задумчиво оторвался от камня и выпрямился. Что-то во всем этом было не так, совсем не так... 'Почему аргассы отрыли Врата, Арс?' 'Никто уже не помнит, - вздохнули стены. - Столько воды утекло'.
Темнишь ты, Арс. Вряд ли способен хоть что-то забыть.
'Взяла бы себя в руки, хозяйка. Занялась делами, а не пропадала неизвестно где. Каждый сгинувший день множит срочное, а срочное переходит в невыполнимое...'
Чем, ты думаешь, я занимаюсь?
Эшанский ковер мерцал широкими зевами рваных провалов, в котором гасли ниточки судеб. Что-то приближалось. Плохое, и очень страшное...

В дверях моргала круглыми глазами Иалу. Аника сладко потянулся, откинул одеяло, и спустил ноги на пол...
- Вас не было, госпожа! - хрипло прошептала служанка. - Постель была пуста, я видела!
Солнечные лучи проложили косые тени, за окном сияло порядком поднявшееся солнышко. Вот черт...
- Ага, - небрежно кивнул Аника, показательно зевая. - Как ночная фурия. Ты точно проснулась, подруга?
- Если вы ведьма, госпожа...
- Рядом с эльфами? - неожиданно разозлился Аника. - С сильнейшими магами этого мира? Что тебе снилось?
Иалу недоверчиво покачала головой, но взяла себя в руки, шагнула и аккуратно опустила на постель шикарное платье:
- Вот, Ее величество просила сегодня...
Ммда. Еще один такой 'черт', и Иалу больше ничему не поверит. Покосился на платье - светло-бежевый атлас отливал жемчугом и сапфирами. Ничего удивительного, за все время ни разу не позволили одеть хоть что-нибудь дважды.
Подруга не выдаст. Она преданна. Ей даже можно было бы открыть правду, вот только... Кто в такое поверит? А появление ангела в комнате, или даже окрестностях - даст такую вспышку свето-силы, что подскочат все эльфы в округе. И еще - Аника сомневался, что Иалу сможет после такого с ним разговаривать иначе, чем лбом об пол...
Эшане такие робкие.
Утро задало день. Совет сегодня не заседал - прибыли делегации от королей Подгорья, и королева была занята переговорами. Совет выжидал - группы недовольно спорящих 'седых' патриархов разбрелись по всему замку. На первых наткнулся сразу же в коридоре - резкая пауза, холодный поклон, и колюче-ощупывающий разгляд...
Аника срочно ретировался в лес.
Расторопный капитан успел загрузить на кухне корзинку - кажется, гвардии он нравился. Как и поварам, и прислуге, хоть у этих непроницаемых физиономий и не в почете эмоции. Впрочем, среди обслуги оказалось много людей, на радость Иалу...
В первый раз попробовал озаботить трапезой сопровождавших гвардейцев (все равно самому не осилить), но просто не знал глубин местной субординации. Воины даже опешили: 'Спасибо, Ваше высочество, большая честь! - перепуганные глаза лихорадочно ищут выход: - но мы... плотно поели, перед самым выходом...'
Эльфы. Ступени иерархии у эшан в крови. Отборная королевская стража не расслаблялась ни на минуту, внимательно рассматривая каждое дерево, каждый куст, каждый листик в округе...Странный народ.
Озеро обвивало прохладой и отсвечивало солнечными бликами. Легкие облака казались мазками посредственного художника, в насыщенной синеве... Опустился на любимый валун и подпер подбородок ладошкой - вот так и живем. Вокруг чуть ли не рушится мир - а мы жуем бутерброды. Покосился на свои тонкие пальчики, кольцо, блеск роскошного платья... Ты точно уверен, что хочешь его найти? Своего... Давай, произнеси это вслух, хватит игнорить правду. Слово запершило в горле, заставило закашляться, похлопать ладонью по груди - гвардейцы удивленно оглянулись...
Что будет дальше, Аника? После всего, потом? Ведь реальность накатится, навалится, затопит сознание... Объяснишь, что ты не жена? Что просто хотел помочь?
К черту. Камешек остервенело поднял тучу брызг - не время. Главное - их найти. Дурака Аля, угрюмого Алла. Неразлучных Лами и Гамм. Они живы - нити судеб тускло мерцали, в самом центре грязного провала подземной Арахны...
Друзья неразрывно связаны со всей этой неразберихой на Эше, иначе и быть не могло. Вот у кого настоящие ответы на все вопросы...

_______________________

'Здесь?' - коротко спросил Аленах. Эльф молча кивнул в ответ.
'Тут страшно...' - зябко поежилась Лами, с подозрением вглядываясь в темноту. 'Кто это говорит? - с напускной веселостью попытался успокоить Гамм. - Один из самых бесстрашных людей во вселенной?' 'Мы давно не да-маги...' - не приняла шутку девушка.
Мелкий гравий хрустел под ботинками. Во мгле нарисовался крупный сталактит, удивительно похожий на привидение в саване, бурый лишайник на камнях напоминал потеки запекшейся крови. Подземная пещера дышала, глазела, и попискивала сонмом невидимых тварей...
Впереди во тьме мигнул огонек ручного фонарика. 'Пришли', - сквозь зубы процедил эльф, люди подобрались - встречающие опаснее любых мертвецов...
Как люди вспоминают о доме? Домик с яблонями, квартира в многоэтажке, любимая горка, школа, пруд, коньки? Лами замолчала, Гамм сжал зубы. Аленах остался безучастным. Всего год, а сколько воды утекло...
Пара дюжин соотечественников, в скафандрах силовой защиты, с автоматами наизготовку - тускло поблескивают огоньки лазерного наведения. 'Один, два, три, четыре, - пальцем пересчитал командор, и удовлетворенно кивнул: - все в сборе, - почесал подбородок и глянул на эльфа: - тебя зовут Астаэль? Ты потомок Дома Ильвиолла?'
'Где Наяна?' - сразу перешел к делу наследник престола.
'Встретишься, - небрежно пообещал командор. - Как только буду уверен, что ты не самозванец'.
'Вранье, - подсказала сзади Лами. - У них твой скан, иначе бы не пришли'.
'Где Ная?!!' - рявкнул, не в силах более сдерживаться, Аленах.
'Ты еще смеешь раскрывать рот, ублюдок? - сразу ощерился на него бывший начальник. - Ты еще познаешь...'
'Хватит, - перебил его эльф. - Где принцесса? Мы выполнили условие. Теперь выполни свое'.
Пауза. Все молча смотрят, люди в скафандрах выгнулись подковой, охватывая со всех сторон...
'Вы серьезно полагали, что я приведу сюда принцессу? - удивился враг. - Благородные, тать вашу?
Тишина. 'Я предупреждала', - прошептала девушка за спиной. Эльф не шелохнулся: 'Ты в курсе, что я могу в любой момент остановить свое сердце?'
'Не можешь, - показал эрудированность в ответ командор. - Ты вообще не можешь умереть. Но я оставлю красотку для сговорчивости. И кое-что еще, - достал из нагрудного кармана, и потряс в воздухе длинным прозрачным пузырьком: - знаешь, что это?'
'Подонок!' - догадался Аленах.
Эльф вопросительно обернулся к товарищам. 'Какая-то пакость, - брезгливо ответил Гамм. - В лабораториях Таира занимались исследованиями всякой гадости, в том числе вирусов...'
'Оспа, - согласился отставной генерал. - Эта штука заставит вымереть твою землю, за пару месяцев'.
'Ты даже хуже меня...' - устало поморщился эльф.
Глава безопасности усмехнулся, будто услышал лесть, и кивнул своим людям - фигуры в скафандрах вздернули оружие на изготовку...
И тогда произошло то, что никто не ожидал. Эльф запрокинул голову, и неожиданно запел - низкий вибрирующий звук улетел под высокие своды, и задразнился эхом в бесчисленных штольнях...
'Что это, мать твою?' - побагровел таирец, скафандры удивленно переглянулись...
И пещера вдруг ответила. Тьма со всех сторон наполнилась шумом - задвигалась, заелозила, застучала... 'Ааааааа!!!' - не выдержал кто-то - из мглы проявились первые гигантские порождения тьмы, быстро перебирая суставчатыми ногами... Воздух вспорол грохот очередей - друзья перекатились через голову, и бросились в темноту.

- Ваше высочество!!!
Аника продрал глаза - бледный капитан испуганно трясет за плечо. Удивленно оглянулся - озеро, валун, дерево... Солнце даже не сдвинулось с места. Что за...
- Свалились без чувств, - просветил капитан, помогая подняться и очистить платье. - Я вызову лекаря!
- Все в порядке, - успокоил Аника, переводя дух, и задумчиво щурясь на пышную крону над головой: - что это за дерево?
Бывалая гвардия уже успела запустить на лица обычное безупречно-флегматичное выражение, и с сомнением воззрилась на листву.
- Скай-дуб?
Эльфы дружно переглянулись. Неужели не знали? Аника покачал головой и кивнул в сторону замка:
- Ладно, давайте обратно...
Мозги постепенно очищались, мысли восстанавливали свой монотонный бег... Конечно, друзья пытались вытащить Наяну. Давно. А что происходит сейчас?

- Прогуляемся?
Ария - сама воздушная нимфа. Грациозный наклон лебединой шеи, движение плечиком, изящный мах веером... Как у нее это получается? Земные редакторы глянцевых журналов передушили бы друг друга, если бы довелось лицезреть. Обрадовался и с удовольствием заспешил следом - удивительно, но успел соскучиться. Но принцесса непривычно задумчива и отстраненна, ее мысли где-то далеко, среди вспухнувших опухулями проблем...
- Замечательное место! - попытался отвлечь от досадливых дум Аника. - Я тут даже нашла Скай-дуб, представляешь?
Ария кивнула, но вряд ли услышала. Две девушки прогулялись по открытой веранде, обмахиваясь веерами, потом спустились по мраморной лестнице, аккуратно придерживая платья... Спину щекотали затяжные взгляды придворных дам и благородных шевалье, лакеев и цветочниц, на поворотах вытягивалась в струнку гвардия. Почему при королевских дворах всегда столько народа? Длинный извилистый коридор, и снова лестницы...
- Они требуют твоей депортации, - вдруг тихо сказала Ария.
- Что? - даже запнулся от неожиданности Аника. - За что?
- Обнаглели, - пожала плечами принцесса. - Считали, что ирригация Аля - вопрос решенный, а тут появилась ты... Спутала все карты. Вот и злятся.
- Ирригация? - не понял Аника.
- Лишение титула наследника, - эльфийка осторожно оглянулась по сторонам.
Вот те раз. Так бывает?
- Чем это грозит королевскому Дому?
- Если соберут все подписи, то могут объявить начало 'Або'. Столетний период, - пояснила, заметив непонимающее Аникино лицо. - Если за это время королева не принесет другого наследника, то вынесут на голосование смену правящей династии.
- Боги! - не выдержал Аника. - Тут открыто стреляют с лайдера, на лезвии балансирует вся Эша, а они... - сплюнул в сердцах, прямо на шлифованную ступеньку: - ненавижу политику!
Ария рассмеялась. Первый плюс - вызвал у нее улыбку.
- У эльфов... продолжительный срок жизни, - улыбнулась принцесса. - Они любят предусматривать все последствия, и расставлять точки над 'и'.
- А другой наследник... - все еще пытался вникнуть в политические дрязги Аника. - Это возможно?
- Нет, - отрицательно помотала головой Ария. - Мать эльфийка, и никогда не изменит памяти отца. Она королева.
- Но тогда...
- Тогда - остаются еще наследники Аля, - вставила сестра, с тревогой заглянув прямо в лицо: - это ваши дети, Насть. Именно поэтому Совет и требует ирригацию, а не просто отстранение Аля от короны. Лишение титула потомственного наследования.
Что? Аника резко побледнел. Дети?!!
Чиркнуло огниво - Ария запалила факел, и высоко подняла над головой - темнота резво отпрыгнула к дальним углам. Аника вернулся в реальность, и удивленно осмотрелся - оказывается, спустились уже довольно глубоко, по этим лестницам... Перед ними чернел вход в одну из подземных штолен, из стен торчат специально приготовленные факела. 'Ждите здесь', - оглянулась на гвардию принцесса, и ходко двинулась по проходу - Аника заторопился следом. Воины не посмели ослушаться.
- Куда идем? - вопрос скорее машинальный, его сейчас совершенно не интересовал маршрут, и точка назначения. В голове вертелось только одно: 'Дети?!!'
- Увидишь, - коротко бросила через плечо девушка. Но, по-видимому, заметила в этом свою недружелюбность, и поспешила добавить: - мне нужна твоя реакция, Насть. Она скажет больше любых слов.
Она была хорошая, Ария. Старалась как могла. Но мысли Аники сейчас были далеко:
- Значит, я должна оставить королевскую семью?
- Зачем? - даже испуганно остановилась принцесса - Аника чуть не ткнулся в спину.
- Ну, Совет... - сдалал пасс ладонью, - условие...
- Тьфу! - в сердцах сплюнула Ария. - Не пугай так больше, ладно? - перехватила факел в другую руку, и снова двинулась по проходу. - Плевать на Совет. Пусть плетет свои каверзы или лопнет от злости. Отец перевернулся бы в земле, если бы мы начали плясать под Совет, - успокаивающе кивнула через плечо: - мать никогда не примет никаких условий, Насть. И уж тем более - противоречащих закону.
- Но я не хочу быть камнем раздора, - попытался объяснить Аника.
- Ты камень спасения, - улыбнулась в ответ сестра. - Для Аля, - чуть помолчала, и еле слышно добавила: - и для меня...
Значит, пока никаких ирригаций, депортаций, де-коронаций... Сразу стало легче дышать.

Еще минут через пять впереди посветлело, и Ария потушила факел. Потолок подался вверх, стены раздвинулись, и они неожиданно вышли... Он замер, разглядывая величественную панораму...
Необъятная пещера, пару миль шириной, с огромным круглым отверстием в потолке, через которое падали лучи заходящего солнца. Поросль низкорослого кустарника, небольшие кучки деревьев, и разбросанные среди зелени деревянные домики... Они стояли на высоком уступе, вниз сбегала извилистая каменистая тропинка.
- Красиво, - с чувством согласился Аника, и принялся разглядывать домики: - кто здесь живет?
Принцесса странно усмехнулась, и вдруг оглянулась куда-то в сторону:
- Снова стесняешься, Глух? Что, по-твоему, означает слово 'часовой'?
Аника чертыхнулся - в паре метрах из-за камней поднялась высокая широкоплечая фигура, в кожаных доспехах. Так и инфаркт схватить недолго.
- Дык ведь... - великан смущенно повертел в руках здоровенный арбалет. - Я що издали почул, що гэта вы, хозяина...
Низкий утробный голос с трудом выдавливал слова, глотая окончания.
- Я не хозяйка! - укоризненно поправила Ария. - Сколько можно повторять?
- Не хозяина, - покладисто согласился охранник.
Аника никак не мог оторваться - все в этой неказистой фигуре было не так. Вроде пропорциональна, но...
- И улыбаешься, как кретин! - продолжала учить уму-разуму принцесса.
- Як крытын, - счастливо засверкал всеми зубами великан.
Крупное лицо щерила широкая улыбка... которая то вдруг наливалась горечью, то светилась безмерным счастьем, то напоминала оскал голодного тигра. Глубокие глаза под мохнатыми бровями сначала круглились от удивления, затем захмурились серьезностью, и сразу налились непонятной тоской... Скулы ходили ходуном, густая обрезанная борода постоянно шевелилась, даже уши при каждом слове прыгали вверх-вниз... Колени пытались выгнуться в другую сторону, пальцы на руках плотно сжаты, будто вовсе не пальцы, а...
- Одр? - не поверил своим глазам Аника: - серьезно?
Принцесса молча на него смотрела. Воин опустил глаза, с самым несчастным видом крутя в ручищах грозное оружие, будто не знал, что с ним делать... Ничего себе, новости! Внутри немедленно вспыхнул жгучий интерес:
- Давно из-под земли? Сколько времени прошло, после... превращения, да? Вы все так можете, или только избранные? Это больно, да? Много вас внизу? - великан опешил, от потока вопросов, пятясь и умоляюще глядя на Арию, но Аника не мог остановиться: - а холлов не встречали? Маленькие такие, смешные, как медвежонки...
Ария не выдержала, и звонко расхохоталась - Аника досадливо оглянулся. Затем обреченно вздохнул, и терпеливо сложил руки на груди, непонаслышке зная, что это надолго. '...Мать готовит продолжительный поэтапный ввод... - прыскает и заливается подруга, - чтобы у бедной девушки не свихнулась голова... а она... она...' Пока наконец не успокоилась, не вытерла глаза, и не кивнула великану:
- Неси службу, Глух.
Боец-гора немедленно заспешил на свое место. Аника принялся с интересом разглядывать домики внизу, Ария подошла, и тоже загляделась вниз. Так вот она какая, Варганна...
Почему одры объявлены злом? Почему погибли ангелы, защищая от них этот мир? Где правда и ложь, что скрылось во тьме ушедших лет?
- Это законно? - спросил Аника.
Принцесса чуть слышно вздохнула.
- Ты слышала, что хранители Врат попадают сразу в Шеол, преддверье ада? - тихо спросила, через минуту. - Как думаешь, почему? Да потому что нарушили не одну дюжину законов, черт их дери.
Где граница между подвигом и преступлением? Как отличить добродетель от греха? Одры имеют право на солнце? Или их право - вымирать в глубинах, от тьмы и сиома...
- Они испокон веков выходили наружу, - печально продолжала сестра. - Чаще поодиночке, иногда группами. И гибли в муках. Как мотыльки, которых тянет к свету, а им нельзя на свет...
- Значит, все-таки можно?
- Можно, - кивнула Ария. - Просто, необходим переходный период. Перестройка, адаптация, привыкание... Время. Хочешь увидеть их поближе?
Аника кивнул.
- Тогда топай вниз, и ничего не бойся. Пока я попробую... - устало сощурилась в сторону великана, отчего тот начал елозить, будто появились вши, - в сто первый раз объяснить этому горе-вояке, что такое караул, и воинская служба.
Нет никаких границ. Нет преступления, если нет греха. Истина - в сердечной простоте, а не мудреном разуме. Ибо - благими намерениями устлана дорога в ад...
Извилистая тропинка закрутилась вниз между камней - Аника осторожно ступал острыми каблучками, придерживая платье. Пока гранитные глыбы не скрыли выступ, принцессу, и вход...
Почему королевская семья сразу не открыла всему миру, что Таир остался на Эше? Да потому что считала это своей проблемой, черт их дери. Как и все, кто берет на свои плечи слишком непомерный груз...
'Аня!' - что-то шепнуло, на самой границе сознания. Землянам ведь нужны именно хранители Врат? Тогда зачем втягивать в очередную бойню миллионы жизней и судеб? - так рассуждали те, кто не знал... 'Аня!' - громче и настойчивей повторило это что-то. И тогда он почувствовал... 'Арс?' Спин вдруг ощутила холод, по позвоночнику пробежался ледяной ветерок... Он всё понял, сразу. 'Боги! - взмолился отчаянный всхлип. - Только не она...' 'Уходи, или воплотись, прямо сейчас' - потребовал зов. 'Прости, Арс, но я должна это узнать...' Тишина. Неужели не Арс? 'Отчет... - горько предупредил зов. - Не смей умереть!'
Он почувствовал этот полет - каждой клеточкой, каждым нервом, каждым волоском... Полная тишина, будто уши заложили ватой - нудно и тонко свербит спина... Страшный удар.
Громадная иззубренная стрела арахского арбалета насквозь пробила спину и грудь - тело перевернулось в воздухе, и покатилось вниз по тропинке, оставляя за собой густую липкую дорожку... На глаза нахлынула грязная мгла - только на самом верху чуть пробивался последний лучик... 'Воплотись! - гремит в затылке небесный глас. - Сейчас же! Или умрешь!' 'Да-да, секунду... - в горле булькает кровь, пузырится кровавой пеной на разбитых губах, - я должна узнать...'
Стук тонких каблучков на каменистой тропинке - ближе и ближе... Стоп. Звонкая пауза. Кто-то увидел, и замер...
- Настя? - сорвался от ужаса знакомый голос, не веря своим глазам... чтобы тут же взорвать воздух диким обезумевшим ревом: - Настяяяяяя!!! Свет исчез - кто-то упал сверху, изо всех сил зажимая рану и крича, и обильно смачивая солеными слезами...
Аника облегченно закрыл глаза и улыбнулся, пытаясь растянуть окровавленные губы - слава богам... Не она. Тело мигнуло и исчезло, прямо под дрожащими руками. И только все расползающаяся лужа еще подсказывала обезумевшим глазам - это не бред...


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
 Заголовок сообщения: Re: Откуда приходят ангелы
Новое сообщениеДобавлено: Вчера, 11:00 
Не в сети
Местный
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 окт 2017, 07:10
Сообщения: 110
Медали: 2
Cпасибо сказано: 2
Спасибо получено:
161 раз в 66 сообщениях
Страна: Беларусь
Баллы репутации:

Глава 16


Ария безучастно смотрела в потолок. Что представляет собой жизнь? Непредсказуемая игра помыслов, решений, поступков? Хаос событий? Встречи, расставания, близость? Зачем?
Вот она разглядывает барельеф, прикрывшись ладошкой от солнца. Или замерла на краю пропасти... 'Твое время еще не пришло, Ария...' - в сердце врывается надежда, она плачет, и вглядывается в этот лик, небесного чуда...
Подсказки неба? Зачем?
Дорога крови на камнях. Пузырится пена на разбитых губах - она хрипит, и пытается улыбнуться...
Где-то там, наверху, есть летописи, или книги судеб? Сердце щемит, и истекает кровью...

Колесо королевского гнева набирало обороты. Перекрыты все дороги и лесные тропинки, в лесу гвардии больше, чем деревьев. Высокий Совет неистовствовал и паниковал, но еще умудрялся сохранить выражение аристократичного спокойствия...
- Подвергнуть глав домов психо-зондированию? - поразился патриарх наваррского Дома. - Я все понимаю, Ваше величество, - приложил руку к груди. - Но вы перешагиваете черту!
Зал гудел, как раздраженный улей. Королева спокойно обвела взглядом присутствующих - прошелестел затихающий ропот...
- Подлый удар ударил в спину, - сделала паузу, задумчиво опустив глаза: - не от врага... - чуть помолчала, и подняла холодное лицо: - здесь тот, кто в ответе за это. Никто не покинет резиденцию без моего личного разрешения.
Слова упали равнодушно. Но от этого равнодушия вдруг повеяло равнодушием палача... 'Разве не арахской стрелой?' - чуть слышно удивился кто-то.
- Архи уже проверены, - продемонстрировала отличный слух эльфийка. - Причем, по их личной просьбе, и добровольно.
- Но это нарушение закона, - снова возмутился наварр. - Магическое вмешательство в память опасно, и... - раздраженно передернул плечами: - у каждого есть свои скелеты, и тайны!
- Даже перед лицом белой Церкви?
Снова возбужденный ропот - Совет переваривал услышанное.
- Вечером в Варганну прибывает первый архимаг, глава белой Церкви, - пояснила королева, разворачиваясь к двери. - Воспримите это, как исповедь.
Невиданное доселе вмешательство в личное пространство высоких Домов еще аукнется болью и бунтом. Она имела на это право? Трудные времена порождают трудные решения...
- Одну минуту, Ваше величество, - донесся в спину скрипучий голос.
Королева обернулась, внутри тонко засаднило...
- Одну минуту, - повторил, поднимая свою тонкую немощную руку Аристарх, глава дохийского Дома - один из самых старых в Ильвилье. Нехорошее предчувствие снова сдавило рукой...
- Обручальное кольцо было подарено Анне, приемной девушке из княжеского рода Брода, - оправдал ожидание старик, пригладив морщины у глаз, наверняка помнившие подгорные войны. - Она известна миру, как святая Анна.
В зале взметнулся удивленный гул - старик снова поднял руку, призывая к тишине:
- А венчание было произведено всего лишь несколько недель назад, на вершине горы Аземат. Раздельно, молодожены даже не видели друг друга. С неизвестной крестьянской девушкой, от рождения имеющей нулевой восприятие к магии. Это правда?
Полная ошарашенная тишина. Слышно, как в коридоре звякнула шпорами меняющаяся на посту гвардия, из-за окна донесся звук вечернего горна...
- Вы хотите оспорить факт венчания? - ледяным тоном поинтересовалась первая леди.
- Не знаю, - пожал плечами седой эльф. - Возможно, если рассмотреть юридически. Но фактически...
- Поздно, - полыхнула глазами королева, приоткрыв на мгновение то, что творилось в душе. - Больше некого рассматривать...
Распахнулась дверь, бряцнула латами мгновенно вытянувшаяся гвардия...

Мы проживаем годы, столетия, тысячи лет. Зачем? Изучить этот мир? Обрести опыт? Для чего нам этот чертов опыт?
Когда кто-то становится близок... то можно понять зачем. С близкими вообще теряется суть вопроса. Но только на миг, на мгновение - как падающая звезда... Чтобы потом обнять окровавленное тело, и вытереть пену с разбитых губ.
Осторожный стук в дверь: 'Звали, Ваше высочество?' Ария повернулась - служанка, с опухшими от слез глазами. 'Тебя зовут Иалу?' Девушка молча кивнула. 'Побудь со мной, ладно?'
Сердце стонало, корчилось, и заходилось кровью...

Первый архимаг задержался на уступе, оглядывая панораму величественной пещеры:
- Ты ступаешь по очень тонкому лезвию, Азария, - кивнул на деревянные домики внизу: - такое не может скрываться вечно.
- Я всю жизнь балансирую на лезвии, - вздохнула королева.
- Не то время, - покачал головой монах. - Небо откинуло щеколду с нашего мира, - немного помолчал, разглядывая домики, и далекие снующие фигурки. - Ты понимаешь, что ангел здесь камня на камне не оставит, если узнает? Вместе с твоей семьей?
- Пойдем, Урх, - кивнула на тропинку королева. - Я покажу тебе, где это случилось.
На извилистой дорожке ничего не изменилось - те же булыжники и валуны. Только фигурки внизу исчезли - видимо, уже прознали, что здесь главный маг и властительница. Какие же они еще боязливые...
Огромное пятно засохшей крови тоже осталось на месте. Как черное напоминание о... Внутри дрогнуло, и застонало...
- Здесь? - коротко спросил архимаг.
Первая леди молча кивнула. Что происходит? - она знала ее совсем чуть...
- Ария нашла ее здесь. Арахский болт, - кивнула на поселение внизу. - насквозь пробил тело. Уже почти не дышала, только пыталась улыбнуться... - она отвернулась.
- А потом исчезла? - священник опустился на колени и положил руку на засохшую кровь. Эльфийка снова только кивнула.
Я убью тебя, тварь. Которая нажала спуск.
Минута, вторая, третья... Чуть слышный шепот мантр. Через отверстие в своде упал последний луч заходящего солнца. Минут через пятнадцать монах поднялся, отряхивая колени:
- Не знаю, - развел ладони. - Я не чувствую тут смерти, - задумчиво посмотрел на кровь. - Но и ее тоже не чувствую. Или она очень далеко, или... - пожал плечами.
- Она ноль, - напомнила эльфийка.
- Помню, - кивнул маг. - Прости, Азария. Я не знаю. Но от арахского арбалета, и при такой потери крови... - недоверчиво покачал головой: - может, действительно Эшу? Прямо на глазах у твоей дочери...
Когда-то Эшу забирала тела воинов, при битвах с Таиром. Последняя надежда растаяла, как дым...
- Как Ария?
Мать устало махнула рукой:
- Третий день не выходит из комнаты. Лежит, уставившись в потолок. Ничего не ест...
- Плохо, - покачал головой старый друг. - Аля вызвали?
- Сразу же, - вздохнула женщина. - Вот только...
- Ему не плевать, - твердо отрезал монах. - Он просто пытается в этом всех убедить.

- Снова ничего не ела? - мать присела на постель, оглянувшись на стол с аккуратно расставленными блюдами. Дочь ничего не ответила.
Кто сказал, что время лучшее лекарство? Время вдруг стало главным врагом.
Травиус забил тревогу на пятый день. Ария осунулась и похудела - тонкая кожа натянулась на острых скулах, под глазами пролегли глубокие тени. Время шло, а принцесса не покидала покои, тупо уставившись за окно, или в потолок...
- Помнишь конюха? - вдруг шепотом спросила дочь. - Кажется, его звали Пром...
- Неужели еще помнишь? - улыбнулась королева.
- Он тоже был из крестьян, и очень добрый, - грустно ответила Ария. - Почему люди живут так мало?
Мать только вздохнула, с лаской пригладив тонкие волосы.
Травиус быстро определил причину: 'Она вернулась из Шеола... Кто из живых был в Шеоле?' Королева молча ждала. 'Ей пришлось пережить там многое. И что-то... связанное с вашей невесткой. Которая почему-то отложилась в ее подсознании, как защита. От тварей... Понимаете?' Королева кивнула. 'Больше нет защиты, - развел руками маг. - Умерла у нее на руках'.
'Так она очень скоро может вернуться', - горько кивнула она на стол, с нетронутыми блюдами. Маг только тяжело вздохнул.
На седьмой день тревога уже гремела трубой. Потемневшие слуги старались не попадаться на глаза, и даже Совет почти не доставал своим ропотом. А за окном, куда ни падал взгляд, почему-то сразу находил цветы...
'Ты должна взять себя в руки, понимаешь?' - не на шутку перепугалась мать. Ария послушно кивала, вставала, и устраивалась за столом... Чтобы через десять минут жесткие спазмы вывернули все обратно - организм почему-то больше не принимал еду. 'Травиус?' - вне себя взывала королева. Маг с десятком помощников сам осунулся и похудел не меньше принцессы, день и ночь пытаясь найти пути...
Страх - сильный демон. Она глушила его, ибо была королевской дочерью. Но победить не могла. Липкий пот, мокрые волосы - сотни упырей выедают глаза... Она видела их воочию, усталому мозгу незачем напрягать воображение. Ночи стали самым страшным кошмаром.
Темнота. Тихий плач, шепот, и шлепки босых ног. 'Я не боюсь вас, твари!' - ей хотелось крикнуть твердо, чтобы ни капли сомнения... Но всегда получался лишь жалкий всхлип - голос предательски дрожал и срывался.
'У нас остается еще маков цвет', - глаза королевского мага горят, как у одержимого. 'Ни за что! - разозлилась королева. - Хочешь, чтобы она проснулась дурой?' Сок маковых цветов оказывал сильное наркотическое свойство. Травиус был убежден, что если погрузить принцессу в настолько глубокий сон, что туда не добраться демону... То через месяц страх покинет верхние восприимчивые части мозга.
Игра с огнем. Ибо возможна кома, нарушение сознания, и безумие.
'Что тебе снилось, солнышко?' Детство. Папа, и Аль...
Никто больше не спрашивал - что ей снилось. Ибо Морфей опустил свое царство в ад. Она видела этажи... где безумными воплями воздавалась дань истязанию. Пылающие обжигающие жаровни, или покрытые ядовитой гнилью кресты, или ржавые крючья на стенах, в бурых потеках запекшейся крови... Обезображенные полутрупы, с пустыми глазницами, вывалившимися языками, вывернутыми животами...
'Что тебе снилось, солнышко?' Ничего, мам. 'Правда?' - королева только покрепче прижимала дочь...
- Расскажи мне что-нибудь, - вдруг попросила Ария. - Как в детстве, помнишь? Когда еще был жив отец.
- Ладно, - мать устроилась рядом, и ласково обняла дочь. - Тогда закрывай глазки, и слушай, - чуть помолчала, собираясь с мыслями. - В одном царстве, далеком государстве, жил-поживал король. Хорошее было королевство - крепкие избы, полные амбары, работящий народ. И было у короля три сына, друг друга краше - статью, умом, и лицом. Первые на охоте, и на балах, и в государственных делах...
Дочка притихла, совсем как маленькая - задумчивый взгляд блуждал в неведомых далях...
- ...Но не все было гладко, в далеком королевстве, - продолжал тихий ласковый голос. - Ибо была у короля еще и дочь. Но никто никогда не видел принцессу - ни гости, ни слуги, и не шуты. Заперта в самой высокой башне, ибо страшна была, как ночной вепрь...
Окно расплывалось в ночном сумраке, глаза тяжелели... Детство, забытые беззаботные дни - отец смеется, и подкидывает ее вверх, а она жмурит глазки, и раскидывает ручки, как птица...
- ...Непроходима печаль в сердцах отца и братьев. Никто не мог справиться с бедой - ни опытные лекари, ни маститые знахари, ни именитые мудрецы. Ни чудодейственные снадобья, ни зелья, ни порошки...
Ветер в лицо - летит во всю прыть Луза, ее маленькая пони, - а она визжит от восторга... А потом отец окунает ее в бассейн, и она весело кричит: 'бу-бу-бу', пуская круглые блестящие пузыри...
- ...Но однажды шли через королевство старые пилигримы - мудрые морщины, истертые палки, белые бороды до земли. Они и предсказали королю, что девушке может помочь только чудо... Чудо? Король воспрянул духом - значит, есть возможности, есть пути! День и ночь книгочеи не показывались из библиотек, день и ночь листались тысячи книг, тысячи томов, тысячи пухлых фолиантов... Приказ короля сух и прост - найти упоминание о чуде. И вот, на седьмой день...
Пыхша, белая соколиха, не хочет улетать, каждый раз возвращаясь обратно - а она все равно подбрасывает вверх, и устрашающе машет руками: 'Давай же, дуреха...' Пока Аль не свистнул, и тогда она обиженно закричала...
Ты не понимаешь, мам. Шеол не победить, я устала бороться. Чудо уже было, и не повторится дважды. Когда белый свет раздвинул тьму, и небесный лик...
Ария снова стояла на краю бездны, где яркий свет исцелял раны. И снова лицо ангела напомнило Настино. Все больше и больше, прямо на глазах обретая знакомые черты, пока совсем не размылись белые крылья за спиной, и настоящая Настя не взглянула полными тревоги глазами...
Королева прислушалась к ровному дыханию. Ласково поцеловала дочь, осторожно поднялась с постели, затушила свечу и оглянулась в дверях, еле сдерживая слезы...

У покоев неожиданно остановил престарелый глава дохийцев: 'Ваше величество!' Она задержалась, не ожидая ничего хорошего, и выжидательно глядя на старика. 'Откажитесь от зондирования, - прямо предложил патриарх, не желая зря тратить время: - не надо нарушать закон, - горько покачал седой головой: - ибо последуют смуты. А я открою вам, кто стоит за нападением'. 'Я знаю кто', - спокойно ответила королева. Старец глянул в глаза, собрав мудрые морщины, затем поклонился и заковылял прочь, постукивая своей палкой из анга...
Не надо для этого жить тысячи лет, уважаемый Аристарх. Ибо только один способен рассказать о том, что было на Аземате, только один...
Благородный Норд-Аэсс, председатель совета иллийских Домов, уже четвертые сутки гремел цепью в нижних казематах замка, с ненавистью поглядывая на дверь.
Ибо королева никогда не прощала измены.

Утро встретило надеждой.
'Ее нашли!' - обрадовал прямо с порога Урхаэль. 'Кого?' - не поняла королева. 'Мать Улью!' 'Правда?' - она даже встала от неожиданности...
Легендарную ведьму очень многие считали выдумкой. Сказкой для наивных глупцов. Ибо ей приписывали невозможное... 'Она согласна, - торопился главный эльфийский маг, - только ведь...' - он с сомнением посмотрел на первую леди. 'Не тяни', - от души приложила королева. 'Нам придется покинуть Варганну. Тут не работает магия'. Час от часу не легче. Но разве есть выбор?
Ария даже не подозревала, сколько людей было задействовано в поисках выхода. Священные артефакты, люди, встречи, события... Белая магия, или святые. Королева и глава Церкви всеми способами пытались найти путь, или голос... принцесса не знала всей глубины поиска, надежд и чаяний всех, кто к ней близок...
К ангелу. Ибо только Небо властвовало над Шеолом.
'Не надо, - вдруг огорошила Ария. - Я никуда не уеду!' Мать опешила. 'Все хорошо', - она вдруг улыбнулась - казалось, свет осветил комнату, и заиграл в ямочках на бледных щеках. Или они отвыкли от улыбок, или подушка отдает белизной, или...
'Я больше ничего не боюсь', - спокойно выдержала взгляд Ария. Урхаэль открыл рот, мать нахмурилась. Чудес не бывает. Страх не излечивается сразу, горе не исчезает за ночь...
'Она жива!' 'Кто?' - открыла рот венценосная царица. 'Она'. Длинная затяжная пауза, королева почувствовала, как в груди поднимается паника... 'Почему ты так решила?' - мягко спросил Урхаэль. 'Ее спас ангел', - снова улыбнулась дочь. Монах сжал губы и взглянул на королеву - ей показалось, что на голову опускается потолок. 'Это она тебе сказала?'
Где? Во сне?! Мир итак зыбок и хрупок, солнышко...
'Можете не верить, - не обиделась принцесса: - ваше дело. Но скажи, мам, - она на мгновение задумалась. - Это правда, что ты заставляла ее драить полы, в Ту-Порте?' 'Тебе Иалу рассказала?' - нашлась королева, с тревогой взглянув на мага. Зачем это Иалу? 'А краситься - Дику? Ругаясь почем свет, потому как она ничерта не умела, - усмехнулась дочь. - Неужели наша Дику умеет ругаться?' 'Еще как...' - со знанием дела признала мать и нахмурилась, ибо это служанка знать уже не могла. Настя рассказала? Но зачем? 'А танцевать - Семинеба? - продолжала вгонять гвозди в логику дочь. - Вместе с Гвидомом? Гвидом же сам топает, как медведь...' 'Хватит, Ария, - попросила королева. - Зачем тебе это?' 'Слушай, - на секунду снова задумалась принцесса. - А правда, что это Настя нарвалась там на Таир?' Королева сжала зубы. 'А ты в курсе, что у нас на озере растет свой Скай-дуб? - добавила дочь последний гвоздь, откинула одеяло, и вдруг встала, с голодным блеском разглядывая блюда на столе. Зазвенела крышка одной супницы, потом другой... Королева с архимагом переглянулись. 'Кстати, скоро она вернется, и лучше бы, - усмехнулась, набивая рот, и разглядывая их лица: - без таких круглых глаз, как сейчас'.
'Зачем ей это?' - спросила королева, когда враз повеселевшие служанки увели принцессу в умывальную. 'Незачем', - согласился Урхаэль, и оба задумчиво уставились на дверь. 'Это возможно? - тихо спросила королева. - Настя, во сне?' 'Если только она святая...' - качнул головой архимаг. 'Но как?' 'Анна Арахская, ты же сама слышала'. Оба замолчали - светлое небо, - белый ангел... Вернувший ее дочь из Шеола, и возможно, снова обративший взор на эту семью... За какие заслуги?
Но в сердце уже робко постучала надежда, и комната вдруг принялась наполняться солнышком... Может, правда? И Настя не погибла? И даже для Аля не все потеряно?
'Кстати, не мешало бы проверить про Скай-дуб', - глубокомысленно почесал затылок архимаг. 'И поговорить с Иалу', - задумчиво добавила королева.

Аль тихо приоткрыл дверь - девушка мирно посапывала, отвернувшись к стене.
- Как она? - спросил шепотом.
- Легче, - вздохнула мать. - Намаялась, за эти дни - кожа да кости...
Осторожно прикрыл створку:
- Расскажешь мне все, хорошо?
Сын осунулся и похудел еще больше дочери, только горят на темном лице глаза. Никому из живущих не доводилось испытывать на себе давление рока столько...
Она расскажет. И конечно, будет снова пытаться его убедить - недаром столько недель обдумывала самые убедительные фразы, и веские слова. А потом придет Урхаэль, и разойдется не на шутку, без стеснения пуская в ход удары по самолюбию и гордости, порядочности и благородству, совести и разуму...
Тщетны надежды. Все прежние диалоги заканчивались болью отчуждения.
Давно не трогают чувства и чаяния, разве только глухой цинизм и расчет. Может, поэтому последний раз и шагнул навстречу...
'Жениться? Шутишь?' 'Это последний шанс' 'Какой?' - ничего не понял сын. 'Если ты поставил крест на себе, и отнял у королевства будущее, - сухо отрезала королева. - То оставишь после себя детей. И дашь шанс Ильвилю...'
Он не был готов. И очень долго молчал. 'Ты хоть понимаешь... - наконец поднял глаза, после долгой паузы. - Что я буду ее ненавидеть? Я буду... их ненавидеть?'
Она понимала. Эльфы не любят дважды. В сухом сердце тлеют только скорбь, злость, и воспоминания... Пророчество Эшу сбылось - он умер еще тогда, когда погибла она.
Настя не заслужила ненависти. Но сухи и бездушны вердикты вселенной.
- Кажется, я кого-то слышала? - радостно пискнул знакомый голосок за спиной. - Одного бездушного индюка?!!
Аль мгновенно обернулся, и успел подхватить сестру - сонную и растрепанную, но со счастливыми глазами. Мать замерла. Радушный миг позволит запомнить картинку, и не стирать из памяти долгие годы...
- Ты напугала меня до смерти, - с укором сказал брат
- Уже позади, - успокаивающе чмокнула в щеку она. - Теперь все будет только хорошо. Ты веришь?
Это навечно останется с ними, и спасибо богам за то. Но вселенский баланс справедлив до дотошности - она жила почти тысячу лет... Чаша весов с избытком плеснула удачей, и набирала скорость в обратную сторону...
Ибо никуда не делся шипящий от злости за стеной Совет, и не избавить страну от смуты. Главы домов который день заперты в Варганне, без прав - из-за никому неизвестной крестьянки, которую Астаэль даже не видел... Вот, что будут говорить в Ильвилье.
Эша на грани раскола. Эрсанг на грани войны. И мрачная тень Таира за спинами...
И не изменить Аля, как бы они не мечтали - слишком одиноки сердца первозванного народа. Не взойдет на трон самый справедливый король, низложивший собственную гордость, и более всех познавший боль...
И не избавить Настю от страданий, если она жива - как бы свято не верила в это Ария.
Она была скептиком до мозга костей, и никогда не верила в чудо, не смотря на последние дни. Может, поэтому и держала в балансе политику первого из эшанских королевств столько времени...
- Что это? Шутка?
Аль замер, сверля глазами картину на стене. Настя во всей красе - лукавая улыбка подсвечивает глаза, пушистые ресницы хранят неразгаданную тайну, а нежной волне на хрупком плече обзавидуются все эльфийские модницы. Маэр недаром считался великим мастером.
- Нравится? - с гордостью спросила Ария. - Это она. Правда, красивая?
- Вы издеваетесь? - брата вдруг прошиб пот... Мать с дочерью растерянно переглянулись. Воздух вдруг ощутимо потяжелел, стало трудно дышать. Что-то происходило в этой комнате, в этом мире - чаша весов пересекла черту, и опускалась во тьму лиха и бед...
- Это она? - вдруг раздался от двери удивленный голос Урхаэля. - Очень занимательно, - аккуратно закрыл за собой дверь, и с большим интересом принялся разглядывать картину...
- Что здесь происходит? - глаза сына вдруг покраснели от злости. - Если какой-то твой план, - многообещающе глянул на мать, - то клянусь, подлее никогда не видел.
- Да в чем дело? - закричала, не выдержав, королева.
- Я тебе никогда этого ни прощу, - зло процедил Аль и выскочил из комнаты, громко хлопнув дверью...
Ушат холодной воды произвел бы меньший эффект. Первая леди непонимающе глянула на дверь, потом уставилась на монаха. У Арии от обиды задрожали губы, на глазах выступили слезы...
- Мда... - задумчиво проговорил архимаг, отступая на шаг, и с интересом разглядывая изображение. - Неведомы пути господни...
- В чем дело? - ледяной тон первой эльфийки мог заморозить комнату. Ария сжала кулачки, готовая сорваться в любой момент...
- Не знаю, кого пытался изобразить Маэр, - спокойно объяснил архимаг, не отрываясь от картины. - Но на этом полотне изображена Анна из рода Брода. Святая Анна.

Звонкая пауза звенела на самой высокой ноте...
- Что? - не поняла королева.
- Кто? - чуть слышно добавила Ария.
Уши будто заложило прелой ватой, исчезли все посторонние звуки. Пауза пищала, понижаясь или повышаясь, как писк надоедливого комара над ухом...
- Говоришь, нашли девушку? - задумчиво повернулся к ним Урхаэль. - С тем самым кольцом?
Наконец, появились звуки - где-то загремела латами стража, прошелестели платья за дверью, из оранжереи донеслось пение соловья...
- Что сейчас происходит? - с недобрым любопытством поинтересовалась первая леди.
- Говоришь, она уговаривала дознавателя связаться с Брода? - размышлял, будто не слыша ее, монах.
- Она погибла, еще двадцать лет назад! - взорвалась первая эльфийка. - Хватит городить небылицы!
Ария растерянно хлопала ресницами.
- От аххаев который день идут слухи, что Святая Анна вернулась, - задумчиво проговорил архимаг. - Неужели не слышали? Тут даже были послы...
- Хватит! - предупредила королева.
- Говоришь, почувствовала Таир? И не испугалась одра?
- Прекрати, - раздраженно отмахнулась эльфийка. - Этого просто не может быть!
- А это? - кивнул на портрет Урхаэль. - Может?
- Похожа! - не отступала первая леди.
- Аль перепутал? - с сомнением покачал головой монах. - Ты действительно в это веришь?
Ария молчала, испуганно прыгая глазами с одного на другого...
Королева дышала - вздымалась и опадала грудь. Чушь какая-то. Бред. Сказки...
- А ведь Вотанг предупреждал, - не мог успокоиться архимаг, все разглядывая полотно. - Как я мог не поверить?
- Ты серьезно? - снова чуть не взорвалась эльфийка. - Святая Анна? В роли крестьянки? В своем уме?! - даже если аххаи действительно не врут... - с трудом перевела дух: - откуда? Где была, столько лет?! Почему не сказала, не призналась, зачем?!
Она чувствовала, как голова стремительно разбухает, и скоро лопнет, как переспелый арбуз...
- Не знаю, - развел руками Урхаэль. - Прости, не успел спросить!
- Почему никто не вглядывается в барельефы? - вдруг тихо добавила Ария.
Первая эльфийка оглянулась на дочь... Осенение пришло, как снег на голову - вот откуда то странное ощущение, с самой первой встречи...
Она дышала, и никак не могла понять... Куда подевались слуги? То прохода нет, то никому нет дела. Совет уже спит? Дрыхнут по своим спальням, как бобры? Похрапывают, звучно причмокивая, и пуская слюни?
Все издеваются? Я сошла с ума? Да вы хоть представляете, о чем говорите? Вся вселенная наверху готовится расхохотаться, тыкая пальцем... А потом тщательно вытереть рот рукавом, и расхохотаться снова...
Или... ласково погладить по голове, и улыбнуться: 'Говоришь, узнала пределы моей благосклонности?'
- Ты действительно умудрилась их поженить? - тихо проговорил старый друг, все разглядывая полотно, - вся вселенная не могла, а ты смогла?
Голова стремительно теряла точку опоры. Стройные логические заключения 'Не может быть, просто потому что не может' прямо на глазах рушились, и в мозг все больше и больше закрадывалось... Ведь так хочется в такое поверить.
Аль ведь не мог ошибиться. Никак. И кольцо. И аххаи. И во сне... И Вотанг...
- Она же... - вдруг растеряно перескочила с одного лица на другое. - Совсем не... даже близко не... Ни капельку! Она... она...
- Простая? - оглянулся монах. - Боги, Азария, да об этом говорят все аххайские легенды.
Великая правительница первого эшанского народа умоляюще уставилась на дочь: 'Помоги, а?'
- Сама в шоке, - отказала Ария, и обескураженно улыбнулась: - говорила же, что все будет хорошо? - немного помолчала, и жалобно всхлипнула: - а я ее чуть не скинула в пропасть! - и обреченно констатировала: - она, наверное, нас ненавидит.
- Ладно, - сдалась королева, не веря самой себе: - завтра отправлю гонцов к аххайскому князю, - выпустила воздух, и чуть помолчала. - Надеюсь, там не решат, что я лишилась рассудка.
В голове перекрутилось и смешалось - боже мой... если такое только возможно... ведь это...
- Даже не могу представить глаза Аля, когда он узнает... - уже счастливо размечталась Ария.
За окном перемигивались звезды, в окно заглядывала полная луна. Будто улыбаясь: 'Говоришь, не веришь в чудо?'
- Ты на самом деле заставляла ее драить полы? - не упустил возможности поскалить зубы старый садист. - Аххайскую принцессу? Азария, ты войдешь в легенды.


Вернуться к началу
За это сообщение пользователю llistok "Спасибо" сказали:
Вика55, Марина5556
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Новая темаКомментировать  [ Сообщений: 45 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  


Powered by 4admins.ru & phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL -
Рекомендую создать свой форум бесплатно на http://4admins.ru

Русская поддержка phpBB